Category: эзотерика

Category was added automatically. Read all entries about "эзотерика".

История про то, что два раза не вставать



А вот кому про битву под Москвой и колмогоровское правило логики?

Мне тут сказали, что я хочу разрушить миф.
Нет-нет, я как раз их не хочу разрушать. Каждый волен кормить свои мифы как хочет. В конце концов, не мне, написавшему огромного количество мистической прозы, бороться с мифологическим сознанием.
Я как раз склонен посоветовать питаться мифологией со вкусом, не наспех, не роняя ничего на брюки, и с полным осознанием этого дела.

http://rara-rara.ru/menu-texts/tekhnika_desantirovaniya



Извините, если кого обидел

История про то, что два раза не вставать



Написал про животрепещущее.


Полезное примечание к фразе "...для Солнца и Луны, которые всего чаще бывают афетами": "Птоломею и всем позднейшим астрологам жизнь представлялась движением, зависевшим от начального ее импульса, или «пуска» (афета). Эта зависимость жизни от начального (случайного) импульса указывает на механистическую точку зрения, которой держались Птоломей и его последователи в области биологии. В этом движении пущенной, подобно стреле из лука, жизни первенствующую роль играла та планета, которая являлась в данный момент господствующей и, так сказать, «пускающей» жизнь, по греческой терминологии — афетой, которая при этом должна была находиться в одном из афетических мест круга генитуры (всех этих мест считалось пять). «Афетами» могли быть или Солнце, или Луна, а другие планеты лишь в том случае, если ни Солнце, ни Луна не находились в данный момент в каком-нибудь «афетическом месте»". Примечание Ф.Петровского.




И, чтобы два раза не вставать - автор ценит, когда ему указывают на ошибки и опечатки.



Извините, если кого обидел

История про то, что два раза не вставать



Что, расслабились? А меж тем, трудные времена грядут! А те, что дальше будут - ещё трудней. В нынешнюю пору, когда многие сушат сухари"!
Надо мне наладить гадание по полезным советам.
Оно будет страшнее карт Таро, точнее овечьих внутренностей.

Извините, если кого обидел

История про то, что два раза не вставать

Сегодня - день накануне Ивана Купалы, потом будет ночь накануне Ивана Купалы, а потом будет сам Иван - седьмого числа.
И это был мне повод задуматься о том как Маммона бьётся с другими божествами.
Ну ясно, что в России другой календарь, и дата Купалы уехала от летнего солнцестояния на две недели.  (Это, кстати, самый наглядный пример).
Но Купала - один из самых востребованных мистических праздников.
Обывателю хочется мистики, и он её  получает, причём языческая мистика пользуется, разумеется, большим спросом, чем христианская. К тому же в Купале много сексуального, а обывателю это всегда интереснее прочего: "Покажите нам красивых живчиков на фоне красивых ландшафтов, и вообще буржуазное разложение", как говорила Мезальянсова.
И вот я получил некоторое количество спама с приглашением на какие-то мероприятия, к примеру, в Коломенском.
И тут как раз то, что должно радовать материалиста-политэконома: понятно, что в рабочий день коммерческое мероприятие не устроишь. Настоящее мистическое - да, немного людей, балахоны, тайное место.                                  
Ивана Купалу празднуют в общевыходные дни, на два дня раньше.
Ну там сахарная вата в Коломенском и в Строгино, коробейники всякие.
Какие в понедельник коробейники?
Какая ночь накануне рабочей недели?
На месте волхвов и друидов я бы дал бой Маммоне, а потом решил - может, это их такой тайный план. Перегруппировки, сохранение ресурсов.

Извините, если кого обидел

История про то, что два раза не вставать

КУНЦЕВСКИЕ БАНИ

Есть такая московская фанаберия – жители центра считают Кунцевым что попало, и не делают различия между дачным Кунцево и, скажем, Давыдковым, лежащим на берегу Сетуни. А это места совсем разные, не смотря на типовую застройку. В прежние времена я часто ездил к другу в Давыдково и мы выходили на странное пространство самодеятельных огородов. Домов там уже не было, стоял утренний плотный туман. Сетунь журчала ручьём где-то неподалёку. Огороды были уставлены спинками от кроватей и разрезанными трубками от раскладушек. Да что там – есть ещё рабочий посёлок, вернее, несколько рабочих просёлков около станции Рабочий посёлок – это и не Кунцево вовсе, но место, свою прелесть имеющее.
К примеру, там около станции раскинулись тихие улицы, причём современные дома мешаются с особым типом сталинок.
Говоря «сталинка», москвич подразумевает большой основательный дом, украшенный колоннами, с избыточными украшениями и барельефами, построенный в 1930-1950-е. Меж тем, тогда, после войны, поднимались, как грибы в лесу особые дома – двух-трёх этажные, с чрезвычайно толстыми стенами (на подоконниках там можно было спать), без лифтов, но зато с огромными окнами. Эти дома молва отчего-то связывала с пленными немцами.
С пленными немцами связывали и здание одной из кунцевских бань (их две). Пространщик уверял меня, что именно пленные немцы ставили это крепкое одноэтажное здание, однако женщина на кассе кивала на посетительницу, что эти бани, дескать, сама строила и достроила в 1953 году. И никаких немцев, ни пленных, ни каких ещё, не наблюдала. Ну а правда – не напасёшься пленных на такое количество этих толстостенных домов второй половины сороковых – начала пятидесятых.
Хотя именно в Кунцево побеждённые действительно поставили много однотипных жёлтых зданий, отчего часть рабочего посёлка звали «Страной Лимонией».
Итак, с банями тут некоторая морока.
Действительно, в Кунцево есть бани «Водолей».
Но тут же начинается путаница.
Посетители до хрипоты спорят, какие лучше и дешевле.
В ход идут аргументы о плесени, их побивают дешёвым билетом, а в итоге оказывается, что речь шла о разных банях.
Итак, под «Водолеем» значатся две бани в Кунцево - не знаю уж, может они по финансовой принадлежности таковы. К примеру, в одной из них, висят телефоны и той, и другой, что наводит на мысль, что они – одна шайка-лейка в буквальном смысле. Меж тем, они совершенно разные.
Одни – те, о которых идёт речь, «Кунцевские бани» («Водолей») на Молодогвардейской.
Так же значатся как «Сауна на Молодогвардейской», опять же, как «Баня Водолей» и как «Сауна в Кунцево» - это сероватые, одноэтажные, за забором с белыми столбиками.
На лавку выходят и проветриваются посетители, оттого бани приобретают что-то домашнее, благостное.
Собственно, и внутри там места немного. В раздевалке кабинки, которые я видел в восьмидесятых в Краснопресненских банях, да и сейчас можно видеть в Астраханских. Мыльня небольшая, стоит там около полудюжины сдвоенных лавок. Купель зато необычно велика, да только лезть туда по вертикальной лестнице не каждому старичку под силу.
Но парилка в водолейных банях хорошая, придумана она остроумно: зев печи находится низко, а места в парной куда как высоко – ведёт туда двухпролётная лестница с кафельными ступенями.
То есть, ты сразу оказываешься на третьей полке - из-за перепада высот.
Жары это, разумеется, добавляет.
Одна беда, в водолейной бане пол наверху всё из той же плитки, а в середине и просто бетонный. Оттого на нём сразу скапливается вода. В нормальных банях пол делается из крепких досок – вода и мокрые листья тогда проваливаются вниз, а тут остаются.
Сушить такую парную нужно довольно часто – но это уж какой народ подберётся, мне повезло на людей пожилых, степенных, к бане относящихся без ухарства и торопливости. А торопливости тут нет – за шестьсот пятьдесят сиди четыре часа, да и если пересидишь, выгонять не будут. Всё значит, попросту, по-соседски, с чем я жителей Рабочего посёлка и поздравляю.
 

И, чтобы два раза не вставать:
Пн. 16:00 – 22:00, остальные дни 9:00 – 22:00.
В будни – 600 р/ 4 часа, в выходные – 650 р./4 часа.
Молодогвардейская ул., 29 корпус 2 .
Тел. +7 (495) 440-44-15; +7 (495) 440-40-67


Другие «Кунцевские бани» лучше называть именно «Кунцевскими» - оони находятся от «Водолея» километрах в двух. Иногда они тоже значатся в справочниках как «Водолей», да только бани это совсем другие.
Это большое здание в трёх этажах, красного кирпича, строили долго – начали в пятидесятые, а построили в семидесятые годы прошлого века. Оттого они выглядят как типичное здание семидесятых с гладкими стенами. Общие бани там на втором и на третьем этаже – на втором этаже обычные по пятьсот рублей за три часа, да только часов там не считают, а вот на третьем – бани дровяные. Тут не скажу ничего, не проверял на запах дров, но сдаётся, стоят они на двести рублей дороже оттого, что там вместо купели – бассейн. Многие сходятся на том, что парная там маленькая, и за запах дров платишь тем, что печку легко залить.
Стоят «южные» Кунцевские бани на улице Петра Алексеева, рядом с бывшей текстильной фабрикой. Неподалёку была дача Софьи Сакс, владелицы текстильной фабрики, спуск к Сетуни.
Так же находится рядом стадион, а рядом с банями мирно стоит бревенчатый жилой дом – квартир на на шесть. Это такой островок старого мира.
Впрочем, «Камвольное объединение „Октябрь“», уже приказало долго жить, и теперь за его забором какие-то фирмы, бизнес-парк.
Это уже настоящее Кунцево - местность, освящённая Багрицким.
Тут – пионеры с этого самого Кунцево, пионеры с фабрики Ногина. И крашеная дверь, за которой Валентина, девочка без креста. Но в обширном и большом Кунцево жило множество знаменитостей – именно потому что это было дачное место. Даже тургеневское «Накануне» начинается с того, что два человека валяются в кунцевской траве, ведя неспешный разговор. Тут жил Аркадий Гайдар, это место воспето слепым поэтом Козловым, автором «Вечернего звона»:

Бывало, я в лесу уединенном,
Где Кунцово на холме возвышенном
Задумчивой пленяет красотой,
Брожу один вечернею зарей;
Москва-река там с синими волнами,
В тени берез, меж дикими кустами,
Шумя, блестит, и прихотей полна:
То скрылась вдруг, то вдруг опять видна;
Зеленый луг и роща за рекою;
Вдали вид сёл, полуодетых тьмою,
Манили взор…


Красота!
А вот как прекрасно пишет о Кунцево путеводитель 1956 года: «В Кунцевском районе расположены передовые колхозы области. Среди них выделяется колхоз «Путь новой жизни», один из первых в Московской области приступивший к посеву кукурузы на силос и добившийся уже в 1953 году на опытном участке урожая зелёной массы по 700-800 ц. с гектара»

И, чтобы опять не вставать:
ул. Петра Алексеева, 14
8:00 – 22:00, кроме вторника.
550 р./н.в. на второй этаж, 700 р./на третий этаж.
Можайское ш., 21, корп. 3
Тел. +7 (495) 443-41-35
_______________________________________
Астраханские бани
Бабушкинские бани
Варшавские бани
Воронцовские бани
Вятские бани
Измайловские бани
Калитниковские бани
Коптевские бани
Краснопресненские бани
Лефортовские бани
Бани Соколиной горы
Покровские бани
Ржевские бани
Сандуновские бани
Селезнёвские бани
Очаковские бани
Усачёвские бани

Бабьегородские бани
Богородские бани
Боевские бани
Виноградовские бани
Дангауэровские бани
Даниловские бани
Доброслободские бани
Домниковские бани
Донские бани
Железнодорожные бани
Зачатьевские бани
Зубаревские бани
Ибрагимовские бани
Кадашёвские бани
Каменновские бани
Кожевнические бани
Крымские бани
Кунцевские бани
Марьинорощинские бани
Марьинские бани
Машковские бани
Меньшиковские бани
Можайские бани
Москворецкие бани
Оружейные бани
Полтавские бани
Рочдельские бани
Самотёчные бани
Семёновские бани
Суконные бани
Тетеринские бани
Тихвинские бани
Тюфелевские бани
Устьинские бани
Центральные бани
Шаболовские бани
Ямские бани
Извините, если кого обидел

История про то, что два раза не вставать

Есть хорошая история, иллюстрирующая относительность авторитета.
Она связана с мистиком Александром Фёдоровичем Лабзиным.
Он много чем занимался в жизни, но главную известность получил буквально за несколько секунд - за остроту, произнесённую на заседании Академии художеств. За эту остроту его сослали на Волгу, потом перевели в Симбирск, где он через два года скончался.
Дело было в том, что на собрании в Академии шла речь об избрании новых почётных членов (интересно, что источники розно называют их фамилии - среди них Аракчеев (в версии советского журнала "Техника молодёжи" графа  Гурьева, Кочубея и Хвостова.
Причиной называли близость  кандидата    императорской особе. И вот Лабзин произнёс свой знаменитый контраргумент: "Так давайте выберем в Академию кучера нашего Государя Илью Байкова - он не только близок     к Государю, но и сидит впереди него.
На том и кончилась академическая деятельность масона и мистика - он поехал  подальше от столицы, на волжские берега.
С тех пор в пересказах менялись имена, Академия художеств превращалась в Академию наук и обратно.
Смысл остаётся прежним.
В давние времена эту историю рассказывали так: «В Академии ежегодно, пред публичным ея открытием в сентябре, всегда избирали почетных членов, и предварительно собирался совет из некоторых профессоров в присутствии президента и вице-президента; но это было не формальное заседание и не перед зерцалом в конференц-зале. Присутствующее, разсуждая, разговаривая, ходили по залу. Подобное происходило в 1822-м году: каждый профессор предлагал к избранию лицо, которое считал достойным; вот предлагает Мартос Кочубея и ещё не упомню кого; вице-президент возразил, что Кочубей для Академии ничего полезнаго не сделал, другое дело Аракчеев он делал большие заказы в Академию, а Кочубей ничего подобнаго не делал, на что ему отвечали: «Да он близок к государю». — «О, если так, то надобно выбрать Илью кучера, который так близок к государю, что хранит его жизнь». (Лайкевич С. А. Воспоминания // Русская старина. 1905. Т. 124. № 10. С. 188—189.

Извините, если кого обидел

История про то, что два раза не вставать

Довольно странный сон: я нанялся в какую-то экспедицию к морю, то есть экспедицию не связанную с плаванием, но явно с какой-то морской наукой. При этом я нанятый сотрудник, что-то вроде техника. (Здесь, кстати, и кончается история с рабой - я ничего там не успеваю сделать). Вокруг горы, небольшая страна представляет собой какую-то смесь Таиланда и бывших советских республик в Азии. В ней приключается гражданская война и надо бежать. Люди бредут по дороге, связывающей мифическое побережье со столицей.
Бегство идёт по так называемой русской схеме - бегут из центра к пограничным провинциям, чтобы, застрелив коня, плакать на палубе уходящего корабля (во многих сюжетах, например, африканских - герои бегут из мятежной провинции к центру, в столичный аэропорт).
Я с товарищем пытаюсь сесть в какую-нибудь машину, но правительственный солдат, которого я хватаю за автомат, просто отдаёт мне оружие.
При этом был у меня уже один автомат - АКМ со сточенным бойком (Тут извечная тема про то, что у демократических правительств солдаты всегда с М-16, а иные силы всегда с АК-47). Мы попадаем в лагерь беженцев - такую разграбленную гостиницу с удивительно красивым видом на морскую бухту.
В пустых номерах там селятся не только беженцы, но и совершенно посторонние сну люди. Мы с товарищем, что то и дело превращается в совсем нового человека, но исполняет всю ту же сюжетную функцию, хотим получить куда-то визу, чтобы, видимо, вырваться из страны кружным путём. Визы нам не дают, а когда мы предлагаем взятку, говорят, что деньги-то возьмут, но мы всё равно никуда не вырвемся.
Причём разговор с посольским работником происходит за стоячим столиком киоска "Крошка-картошка".
Мы возвращаемся в наш пансионат, во дворе которого на костре готовят пищу беженцы.
Тут происходит довольно много разговоров о смысле жизни и времени умирать, которые выветрились из моей памяти.
Я сижу у себя в комнатке с двумя автоматами и даже отчего-то работающим iPad'ом.
Тут, наконец, к гостинице подходит другая вооружённая сила - это даже не повстанцы никакие, а армия, одетая в отглаженные мундиры какого-то белорусского образца. Старшие офицеры у них в фуражках с высокой тульей и ярко-красным околышем, все в золотом шитье, что у твоего Лукашенко. Что делать - непонятно, не отстреливаться же.
Я судорожно пытаюсь направить сон в какое-то приемлемое русло, а пока придвигаю шкаф к двери. Меж тем по коридору уже тащут какую-то воющую девушку, кого-то грабят и бьют...
Тьфу, пропасть! Нет спасения, и я последним усилием вынырнул из сна. Прочь-прочь.

И чтобы два раза не вставать, ещё история про перевороты и движения. Приходил вчера Синдерюшкин. Я ему тот бардак, в котором живу, и, печалясь, не заметил, что он как-то не в себе.
Синдерюшкин бормотал что-то про руны и ленточки.
Собственно, говорил Синдерюшкин про то, что Белая Ленточка - не просто Белая Ленточка, а руна Отилия. (Или руна Отилия - Белая Ленточка).
И, типа, это руна немецко-фашистская, поэтому мы все обмануты и умрём.
С последним я никак не спорил, но Синдерюшкин горячился, и всё твердил, что "отал" или "отил" - это символы свободы и единения, и опять же, скоро случатся Катаклизмы.
Только тут я понял, что Синдерюшкин как-то давно и страшно пьян - совершенно, замечу, без запаха.
Я всё ожидал, что его понесёт на какой-нибудь отрывной календарь Майя. Или же он с рун перекинется на планету Нибиру, но он за свои руны держался крепко, только называл их всё время немецко-фашистскими.
Тут я попытался его сбить с мысли привычным способом: разговором о деньгах. При разговоре о деньгах он всегда успокаивался и трезвел.
Но е тут-то было - он сказал мне, что никаких денег не будет, а всех дармоедов-буквописцев уволили к чёрту после Новогодних праздников.
И тех, кто не устроился к Никелевому Чёрту в друзья или подельники, ждёт голодная смерть.
- Те-то, кто на выборах... Ух! - говорил он и смотрел мне в глаза. Пристально-пристально.
Поутру он исчез.
Оставил меня в смятённых чувствах.

Извините, если кого обидел

История про молоток

 Нет, дорогой читатель, это история не для тебя.
На самом деле, это история для e_w_a и vreditel.
В специально обученном месте, куда я забрёл, увидел молоток.
Пригляделся - ба!
Ведь это молоток Мальвины Львовны!
То есть, конечно, это не её молоток, а молоток её мужа.
Вот она, история, что проистекает рядом, бьёт молотком по голове, будто страшный тать-маньяк.
Висит молоток Мальвины Львовны вниз головой, будто человечек на картах Таро.
Но он есть, хоть и пережил разные времена.
Мы все стали старые.
А иных уже и вовсе нет.


Извините, если кого обидел.

История из старых запасов: "СЛОВО ОБ ЭЗОТЕРИКАХ"


 

Однажды я попал на Яхрому - на загадочный слёт эзотериков.
Не говоря уж о том, что меня веселила сама идея такого слёта - точь-в-точь как название гипотетической книги "Популярная эзотерика". Тиражом тысяч двадцать экземпляров. Ну, я и поехал. Заправлял всем нашим путешествием известный Вадимиваныч, отец друга моего Васьки Жида. Как-то он упирал именно на то, что там будут кришнаиты. И на то, что и сам он кришнаит в душе. Мне-то в общем, было всё равно - я не мог отличить ашрама от осанны, а осанну - от Осамы.
 Но я доверял Вадимивановичу, потому как он был известен своей прозорливостью. Однажды, встретив меня в булочной, и увидев, что я брею голову, Вадимиваныч сказал, что это идеально для знакомства с женщинами.
 - Почему? - не понял я.
 - Женщину главное - поразить. И потом - дело в шляпе.
 Он оказался прав.
 Женщину я тут же поразил.
 Пришлось жениться.
 И вот мы отправились в путешествие.
 Рядом с этим странным местом был парк экстремального спорта, построенный популярным актёром. Был у него и другой основатель с насекомой фамилией Саранча - его, как саранчу, свели под корень в каких-то крутых местных разборках. Но пройдёшь дальше, спустишься с холмов - и услышишь тамтамы, задымят сандалом. Местность вокруг была и впрямь как в Индии - чуть в сторону от тропы всё было засрано в три слоя - точь-в-точь как на индийских улицах.
 Стоял на тропе какой-то упитанный немолодой человек и обиженно выговаривал в трубку мобильного телефона, что не может тут найти нормального ганджа.
 На краю поляны, на специальном коврике, сидел человек. Несколько подручных завязывали его узлом. Человек молча улыбался, губы его шевелились. Вадимиваныч ходил со мной по воду. Подходы к воде тоже были ровно укрыты человеческими отходами, и в поисках нехоженых путей Вадимиваныч спрашивал бритоголовых в оранжевом: "Где река?" - "Харе Кришна", отвечали оранжевые, и мой спутник ломился вперёд, удовлетворённый ответом. И вода была здесь вполне индийской, полной мутной восточной грязи - казалось, вверх по течению жгут кого-то и заботливо подкладывают вывалившееся в погребальные костры.
 Возвращаясь с полными вёдрами, мы снова встретили бритоголовых. "Харе Кришна", - приветственно кричал им Вадимиваныч. "Полтретьего" - отвечали ему.
Под навесом кормили вегетарианским и безалкогольным, чем-то непонятным и недешёвым, но обсыпанным карри и корицей.
Торговали шафраном и куркумой.
Лежали там и кадильные пирамидки, что чудесно отгоняли комаров в этой влажной местности.
 - Пойдём слушать Маркату, - сказал мне Вадимиваныч.
 "Маркату, Маракату, Маракарату" - повторял я, силясь запомнить название, - что за маркату, куда его, и с какой маракуей надо потребить - я не знал.
- Я нашёл двух девушек, ничего себе, - вдруг, наклонившись ко мне, забормотал Вадимиваныч. Девушки действительно нашлись, и Вадимиваныч пустился с ними в пляс - в общем, правда, хороводе. Вот они неслись мимо меня - старые и малые.
 Вдруг, откуда ни возьмись, в хоровод полезли старики, лапая молодые языческие тела. Это были настоящие старики - сухие, как обтянутые коже скелеты, но при этом очень бодрые. Мои друзья как-то завидовали активности одного такого старика и ставили мне его в пример.
 - Тебе бы так, - говорили они.
 Но я пугался такой судьбы. Как-то было мне страшно на старости лет бегать, вскидывая сухие ноги среди чужих девушек. Ржать и стучать копытом, как далевский мышиный жеребчик - старый, худощавый щёголь и волокита. Это был не гоголевский персонаж, что "непринужденно и ловко разменялся с некоторыми из дам приятными словами, подходил к той и другой дробным мелким шагом, или, как говорят, семенил ножками, как обыкновенно делают маленькие старички щеголи на высоких каблуках, называемые мышиными жеребчиками, забегающие весьма проворно около дам. Посеменивши с довольно ловкими поворотами направо и налево, он подшаркнул тут же ножкой в виде коротенького хвостика или наподобие запятой"... Всё было не так, и я тягостно думал, что мне теперь-то делать, как надобно вести себя, ибо девушки мне нравились, но уважение к старости диктовало одно. Надобно было ломануться через кусты, чтобы затрещали ветки и бежать сломя голову до своей палатки.
 Чтобы не видеть этих танцев и этого ухаживания.
 Но жизнь кипела вокруг. На одной поляне гуляли русские эзотерики, ухала и звенела музыка, пародирующая известную песню Стаса Намина о богатырях, на другую кришнаиты тащили бадью с оливковым маслом для ритуальных кушаний. Песни их были негромки, но заунывны.
 Впрочем, и на другой поляне дудел дудук, сопелисопелки, ухали и рокотали барабаны.
Дымился лес ароматизированных палок. Пахли они отчего-то стиральным порошком.
Да и сам подмосковный-надмосковный лес был пропитан благовониями и запахами любви.
Под рассвет жахнул пиротехническим оргазмом салют - сдавалось, не индийского всё же, а китайского происхождения.
На утро я отправился восвояси.
На прежнем месте сидел человек, завязанный узлом. Теперь он тихо скулил.
Я прошёл мимо - развязать его не было никакой возможности.


лучший подарок автору - указание на замеченные ошибки и опечатки
Извините, если кого обидел.

История про походную еду

.

Есть у меня знакомые, что, радостно путая пикники и походы, прожили переходные восьмидесятые и бурлящие девяностые. Один из них говорил, что даже тараканов нельзя убивать, а надо читать мантры, и тогда тараканы сами уйдут. Над ним глумились, а он пришёл к нашей общей знакомой, всю ночь читал мантры, и тараканы ушли... Может у них оказался слишком развитый музыкальный слух.
Не помню, но, кажется, про него мне рассказывали, следующую историю. Эта компания слонялась по невысоким горам, и наконец, спустившись, увидела забегаловку. И гляди-гляди философ, который мяса не ел, схватил огромный шампур шашлыка! Ему начали кричать "Опомнись!", а он отвечал лишь "Я замолю".
И замолил - всю ночь читал мантры, да так, что никто не уснул.
Другие же мои товарищи варили суп на Рузском водохранилище. Как только он был готов, начался страшный дождь. Однако ж, сидят рыбаки, по бороде течёт, да и в рот попадает, едят-едят, а уровень супа остается неизменным. Ели час за часом, а суп был вечен.
А третьи разогревали консервы паяльной лампой разгревали. Я знаю эту народную забаву, что по результатам похожа на взрыв противопехотной мины.
Есть и иной национальный спорт - варка сосисок в электрическом чайнике. Впрочем, это уже не в лесистой местности.

Извините, если кого обидел.