Category: техника

Category was added automatically. Read all entries about "техника".

История про то, что два раза не вставать

ДЕНЬ ПАМЯТИ РАДИАЦИОННЫХ АВАРИЙ

26 апреля





– Ты чего хочешь, чаю или кофе?

– Давай кофе. Я с похмелья всегда кофе пью, да. Только растворимого не надо.

– Да кто тебя растворимым собирается поить? У нас тут приличный дом. Сейчас только кофемолку принесу…

– О, красивая какая, большая.

– Китайская. У нас теперь всё китайское.

– Кнопочки… А там, сбоку, это индикатор чего? Зачем?

– Не знаю чего, вчера только купили. С рук. У нас тут конверсия, много что производят. А, может, и вправду – китайская. Веса, наверное. Или помола… Ну, а, может, часы – там вся инструкция иероглифами, что я их, читать буду? Так… Тьфу, не работает. Хм, и так не работает. Не будет нам кофе.

– Надо потрясти.

– Ну, потряс, толку то?

– Давай, я погляжу. Ага. А у тебя отвёртка есть? Нет, не крестовая, а с плоским шлицем. Крестовую всё равно давай. Ага, вон как у неё донце снимается.

– А может, ну её на хрен, купили-то за копейки… Китайская… Китайское ведь не чинится.

– У кого не чинится, а у кого и чинится. Тебе вот протестантская этика, гляжу, чужда. Надо всякую вещь спасать. Так, это мы сейчас вынем – гляди, какой пропеллер смешной! А вообще, знаешь, на что это похоже? Прямо хоть в кино снимай.

– На что?

– На мину… Нет, на атомную бомбу. В кино такую лабуду часто показывают – герой бегает по крышам, стреляет, а потом спасает мир, потому что бомба привязана, например, к Эйфелевой башне. Ну и привязывают что-нибудь – серебристое, с часами. Обыватель ведь тупой – ему палец покажешь – хохочет, кофемолку без корпуса в кадре изобразишь – испугается. А герою надо откусить красный провод. Красный провод – это традиция, у злодеев самый главный провод всегда красный. Если бы они хоть раз взяли бы синий, то весь мир бы провалился в тартарары… Так, тут у нас что? Тут у нас проводочки китайские, отсюда и сюда, а потом вона куда… Электричество, брат, это наука о контактах. Поэтому в девяти случаях из десяти всё лечится протиркой спиртом. Почистишь контакты, и порядок… Только тут, боюсь, что-то оторвалось, слышь – болтается? На всякий случай – у тебя паяльник есть?

– А? Паяльник? Нет.

– Ну, блин, ты даёшь! Как ты жив ещё, без паяльника в доме. Ладно, я понимаю, нет у тебя микропаяльника, или там какого хитрого… Но вообще нет, это я не понимаю. Хорошо, неси гвоздь-десятку и плоскогубцы.

– Э-э…Какую десятку?

– Упс. Ладно, просто принеси толстый гвоздь, хорошо? Да, и газ зажги!

– Держи. А, всё-таки, мы зря это затеяли. Попили бы чайку тихо-мирно. У меня чай есть, японский. Очень вкусный. Правда, рыбой пахнет.

– На фиг чай с рыбой. Тут дело принципа… Так, обмотка горелым не пахнет – уже хорошо. Так вот, смотри – видишь: шарик в центре – это как главная часть, сюда ружейный плутоний кладут, шарик такой, как ротор этого движка; тут и тут бериллий; а по бокам, как статор – взрывчатка, она подрывается, еблысь! – рабочая зона сжимается, вероятность захвата усиливается, нейтроны полетели, всё завертелось и понеслось.

– Куда понеслось?

– Ну, цепная реакция. Не важно. Просто удивительно до чего дошёл масскульт – нам в фильмах показывают всякие кофемолки с трансформаторами, и миллион людей народу пугается, вжимается в кресла, герой фанфаронистый туда-сюда бегает… Провода… Впрочем, это я уже говорил. Мы ведь всё время имеем дело не с вещами, а с символами. Зритель всё сам додумает. А, вот и проводок – ясный перец, красный оторвался! Ага! Как раз у тебя разрыв у этого понтового индикатора. Вот, видишь, светодиоды вспыхнули и погасли. В тут-то, всё и было, значит. Ты пока суй гвоздь в пламя – пусть накалится. Наши китайские братья, конечно, скопидомы, но припоя тут немного осталось, сейчас мы это дело до ума доведём.

– Слушай, десять раз бы чаю попили, право слово.

– Отвянь. Вот сюда иди, сюда, родной… Оп-паньки. Счастье. Ишь, замигал.

Пластинка индикатора вспыхнула красными цифрами и стала похожа на табло из обменника. Сумма на ценнике была велика – 99.99. Но и она продержалась недолго – табло стало быстро убавлять значение, цена стремительно падала, и когда кофемолку собрали до конца, распродажа проходила уже на отметке 9.99.



И, чтобы два раза не вставать - автор ценит, когда ему указывают на ошибки и опечатки.

Извините, если кого обидел

История про то, что два раза не вставать



А вот кому про идеального героя?
(ссылка, как всегда, в конце)

Концептуальный текст, между прочим. Про Ланцелота, Марлина, д'Артаньяна, Миледи, офицеров ФСБ, регулюм, писателей фантастов и прочую...

...Бэтмен — это современный Мерлин. Мерлином является и Железный Человек, вот он улыбается и говорит, представляясь: «Я — гений, миллиардер, плейбой, филантроп».
У такого героя есть своя пещера-лаборатория (у Мерлина тоже была), где стоит в стойле прекрасная летающая лошадь-карета, где полно всяких прочих волшебных штук.
Он не связан субординацией, вернее, связан в куда меньшей степени, чем служивый Ланцелот.
И новый Мерлин не менее сексуален, чем Ланцелот, не хуже умеет драться, но с ним интереснее себя отождествлять — поэтому что Ланцелот-Бонд уступает Мерлину-Илону-Маску. Ланцелот лишь пользователь гаджетов, а Мерлин — их создатель.
На его стороне мистика современного мира, где в голове обывателя религиозное чувство заменено на веру в технологию, но обработка информации извне происходит по тем же мистическим лекалам. Я, кстати, встречал молодых хипстеров, собиравшихся делать жизнь с Илона Маска, не вполне вдаваясь в подробности механизма, породившего эту фигуру...


http://rara-rara.ru/menu-texts/idealnyj_geroj


Извините, если кого обидел

История про то, что два раза не вставать

Есть такие образы (теперь, правда, говорят - "мемы"), которые находятся на виду, а есть те, что как бы скрыты в тени. Они тоже известны и по странной траектории, как комета то и дело возвращаются в наш оборот. А потом пропадают.
Собственно, вот один из них, что называется "девушка с паяльником".
То есть, это нехитрый образ, несколько антифеминистический. Понятно, что несправедливо - я учился на физическом факультете, и видел девушек, что дали бы фору в естественно-научных и технических знаниях многим своим ровестникам. Более того, в старые времена на всяких радиозаводах именно женщины сидели в цехах - стройными рядами за столами, и именно - с паяльниками.
Казалось бы - всё. Из этого образа, как из бартовского негра, больше нечего выжать.
Впрочем, одна дама при обсуждении (зная правильный ответ при этом) заметила: "Как что неверно? Цвет очков не подходит к цвету блузки!" Но это всё - остроты.
Потому что и очки иногда нужны, и некоторые платы паяют с двух сторон, и паяльником можно поддевать батарейку - что не отменяет случайного или нарочного идиотизма происходящего.
Тут мне конечно, стало интересно, кто это всё снял - но концы в вводу: изображение встречается самое раннее в прошлом году, а вот девушек с паяльниками в Сети множество.
Собственно, есть девушки, держащие паяльник правильно.
Есть их множество - во-первых, это корпус представительских изображений всякого рода техникумов, высших учебных заведений, а так же разного рода научных институтов и производств. На парадных фотографиях тоже встречаются девушки с паяльниками, которые держат его за жало, но там всё-таки рядом находятся специалисты, которые бьют по рукам зарвавшихся дизайнеров и фотографов.
Во-вторых, есть много изображений девушки с паяльником в стиле "Вот, посмотрите, обезьяна с гранатой" или ("Мартышка и очки") - как я уже говорил, это образ глуповатый, потому что в жизни я видел много женщин что в силу некоторой аккуратности паяли куда лучше мужчин и даже получали за это деньги.
В-третьих, паяльники обильно представлены (и в женских руках - тоже) как универсальный детектор лжи.
Ср. известный анекдот, который чрезвычайно любили в девяностые годы в юридической службе покойного ОНЭКСИМ-банка, впоследствии не вполне оказавшегося неподвластным стихиям.
"Гаишник останавливает машину с наглухо тонированными стёклами, на что водитель предъявляет справку, что у него больные глаза, и для него сделано исключение.
- Позвольте, да у вас машина в угоне?!
- А вот справка, что я добросовестный покупатель.
- Но у вас автомат на заднем сиденье!
- А вот разрешение на ношение оружия, и вообще он - наградной. Вот справка.
- Давайте откроем багажник... Да у вас в багажнике труп!
- Позвольте! Это мой дядя. Вот свидетельство о смерти, я везу его хоронить, вот справка о купленном участке для захоронения, вот разрешение на похороны ночью, а вот свидетельство СЭС об отсутствии инфекции.
- Но у него паяльник в жопе!
- Позвольте, но это последняя воля покойного. Вот завещание.
Одним словом мем двух нагревательных приборов - утюга и паяльника не исчез до конца, а как бы всё время наготове.


Что из этого следует? Да вовсе ничего - кроме того, что если вывесить в Сети, в каком-нибудь, прости Господи фейсбуке, ссылку на свой рассказ, который ты писал обливаясь слезами, полный мистических чувств-с, сострадая героям, ориентируясь на лучшие образцы мировой литературы, рассказ оцененный друзьями и редакторами, а иногда - и критикой, то ты собираешь десять отметок о благосклонности читателей.
А вот баба с паяльником собрала полторы сотни за несколько часов (там ещё продолжают прибывать посетители), и сто двадцать перепостов. Двадцать шесть перепостов, Карл! Кто бы так распространял мои тексты! Учитывая то, что я нахожусь в середние цепочке потребления этой фотографии, и до меня её совали в Сеть тысячи раз.
Жесток мир, что и говорить.





Ср. "Признаёмся, мы не в состоянии дать однозначное определение изделий, по которым мы называем эту эпоху, то есть «фельетонов». Похоже, что они, как особо любимая часть материалов периодической печати, производились миллионами штук, составляли главную пищу любознательных читателей, сообщали или, вернее, «болтали» о тысячах разных предметов, и похоже, что наиболее умные фельетонисты часто потешались над собственным трудом, во всяком случае, Цигенхальс признается, что ему попадалось множество таких работ, которые он, поскольку иначе они были бы совершенно непонятны, склонен толковать как самовысмеивание их авторов. Вполне возможно, что в этих произведенных промышленным способом статьях таится масса иронии и самоиронии, для понимания которой надо сперва найти ключ. Поставщики этой чепухи частью принадлежали к редакциям газет, частью были «свободными» литераторами, порой даже слыли писателями-художниками, но очень многие из них принадлежали, кажется, и к ученому сословию, были даже известными преподавателями высшей школы. Излюбленным содержанием таких сочинений были анекдоты из жизни знаменитых мужчин и женщин и их переписка, озаглавлены они бывали, например, «Фридрих Ницше и дамская мода шестидесятых-семидесятых годов XIX века», или «Любимые блюда композитора Россини», или «Роль болонки в жизни великих куртизанок» и тому подобным образом. Популярны были также исторические экскурсы на темы, злободневные для разговоров людей состоятельных, например: «Мечта об искусственном золоте в ходе веков» или «Попытки химико-физического воздействия на метеорологические условия» и сотни подобных вещей. Читая приводимые Цигенхальсом заголовки такого чтива, мы поражаемся не столько тому, что находились люди, ежедневно его проглатывавшие, сколько тому, что авторы с именем, положением и хорошим образованием помогали «обслуживать» этот гигантский спрос на ничтожную занимательность, – «обслуживать», пользуясь характерным словцом той поры, обозначавшим, кстати сказать, и тогдашнее отношение человека к машине. Временами особенно популярны бывали опросы известных людей по актуальным проблемам, опросы, которым Цигенхальс посвящает отдельную главу и при которых, например, маститых химиков или виртуозов фортепианной игры заставляли высказываться о политике, любимых актеров, танцовщиков, гимнастов, летчиков или даже поэтов – о преимуществах и недостатках холостой жизни, о предполагаемых причинах финансовых кризисов и так далее. Важно было только связать известное имя с актуальной в данный миг темой; примеры, порой поразительнейшие, есть у Цигенхальса, он приводит их сотни. Наверно, повторяем, во всей этой деятельности присутствовала добрая доля иронии, возможно, то была даже демоническая ирония, ирония отчаяния, нам очень трудно судить об этом; но широкие массы, видимо очень любившие чтение, принимали все эти странные вещи, несомненно, с доверчивой серьезностью. Меняла ли знаменитая картина владельца, продавалась ли с молотка ценная рукопись, сгорал ли старинный замок, оказывался ли отпрыск древнего рода замешанным в каком-нибудь скандале – из тысяч фельетонов читатели не только узнавали об этих фактах, но в тот же или на следующий день получали и уйму анекдотического, исторического, психологического, эротического и всякого прочего материала по данному поводу; над любым происшествием разливалось море писанины, и доставка, сортировка и изложение всех этих сведений непременно носили печать наспех и безответственно изготовленного товара широкого потребления. Впрочем, к фельетону относились, нам кажется, и кое-какие игры, к которым привлекалась сама читающая публика и благодаря которым ее пресыщенность научной материей активизировалась, об этом говорится в длинном примечании Цигенхальса по поводу удивительной темы «Кроссворд». Тысячи людей, в большинстве своем выполнявших тяжелую работу и живших тяжелой жизнью, склонялись в свободные часы над квадратами и крестами из букв, заполняя пробелы по определенным правилам. Поостережемся видеть только комичную или сумасшедшую сторону этого занятия и воздержимся от насмешек над ним. Те люди с их детскими головоломками и образовательными статьями вовсе не были ни простодушными младенцами, ни легкомысленными феаками, нет, они жили в постоянном страхе среди политических, экономических и моральных волнений и потрясений, вели ужасные войны, в том числе гражданские, и образовательные их игры были не просто бессмысленным ребячеством, а отвечали глубокой потребности закрыть глаза и убежать от нерешенных проблем и страшных предчувствий гибели в как можно более безобидный фиктивный мир. Они терпеливо учились водить автомобиль, играть в трудные карточные игры и мечтательно погружались в решение кроссвордов – ибо были почти беззащитны перед смертью, перед страхом, перед болью, перед голодом, не получая уже ни утешения у церкви, ни наставительной помощи духа. Читая столько статей и слушая столько докладов, они не давали себе ни времени, ни труда закалиться от малодушия и побороть в себе страх смерти, они жили дрожа и не верили в завтрашний день.
В ходу были и доклады, и об этой чуть более благородной разновидности фельетона мы тоже должны вкратце сказать. Помимо статей, и специалисты, и бандиты духовного поприща предлагали обывателям того времени, еще очень цеплявшимся за лишенное своего прежнего смысла понятие «образование», также множество докладов, причем не просто в виде торжественных речей, по особым поводам, а в порядке бешеной конкуренции и в неимоверном количестве. Житель города средних размеров или его жена могли приблизительно раз в неделю, а в больших городах можно было чуть ли не каждый вечер слушать доклады, теоретически освещавшие какую-нибудь тему – о произведениях искусства, писателях, ученых, исследователях, путешествиях по свету, – доклады, во время которых слушатель играл чисто пассивную роль и которые предполагали какое-то отношение слушателя к их содержанию, какую-то подготовку, какие-то элементарные знания, какую-то восприимчивость, хотя в большинстве случаев их не было и в помине. Читались занимательные, темпераментные и остроумные доклады, например о Гёте, где он выходил в синем фраке из почтовых карет и соблазнял страсбургских или вецларских девушек, или доклады об арабской культуре, в которых какое-то количество модных интеллектуальных словечек перетряхивалось, как игральные кости в стакане, и каждый радовался, если одно из них с грехом пополам узнавал. Люди слушали доклады о писателях, чьих произведений они никогда не читали и не собирались читать, смотрели картинки, попутно показываемые с помощью проекционного фонаря, и так же, как при чтении газетного фельетона, пробирались через море отдельных сведений, лишенных смысла в своей отрывочности и разрозненности. Короче говоря, уже приближалась ужасная девальвация слова, которая сперва только тайно и в самых узких кругах вызывала то героически-аскетическое противодействие, что вскоре сделалось мощным и явным и стало началом новой самодисциплины и достоинства духа" - это я без тени осуждения.

500_F_51766591_362oroIEd5GUIQdlZmX9heugHxOE9SU2

14090416738869

Извините, если кого обидел

История про то, что два раза не вставать



Приступлю с некоторыми опасениями.
Дело в том, что я хотел обратиться к публике касательно радиотехники.
Тут я сразу отыграю назад, потому что знаю чем кончаются эти вопросы. Вот спросит человек, как лечить нехватку памяти на андроиде, так один комментатор ему скажет: «Дебил! Купил бы лучше айфон!» (ну или наоборот), другой скажет, что Samsung дрянь, ломит деньги, и лучше было покупать noname китайцев. Приползёт тортиллой старушка и скажет, что когда она жила в коммуналке на 1-й Брестской, то таких проблем у неё не было. Телефон был прекрасный, висел в коридоре, а если у кого памяьти нет, то мог карандашиком на стенке записать номер.
Это всё называется – психотерапевтическое выговаривание, и я давно с этим смирился.
Но всё же спрошу.
Вот я хочу купить радиоприёмник на дачу – чтобы он исполнял ту же функцию, что и ВЭФ моего детства – днём исправно пел в рабочий полдень, а ночью можно было покрутить ручку и услышать, как хрипят и улюлюкают на коротких волнах враги.
Дедушка мой как-то вошёл и сказал скорбно: «Ну как ты можешь это слушать?! Там ведь какие-то белогвардейцы!»
Но это к слову. Я ищу настольный приёмник (портативность тут не важна), который бы работал в FM и KВ диапазонах со сравнительно чистым звучанием и питался от сети. Никакого стерео не надо, не надо слотов под карты, магнитол и прочего.
А, тут надо оговориться, что есть прекрасные люди, которые не обременены в данный конкретный момент занятиями, и если кто задаёт такой вопрос, сразу напрягают поисковые машины. Никаких приёмников они никогда не имели, но могут набрать в поисковой строке «радио все диапазоны» и радостно доложить мне результат. Они очень обижаются на то, что я не выявляю благодарности. Но я уже сделал это за них, и обнаружил изделие славного Бердского завода БЗРП РП-313 (которое, кажется, всё-таки отчасти китайское). Оно винтажного дизайна (этот стиль семидесятых я не очень люблю), криво собран, имеет люфты ручки и сложность настройки - кроме дизайна мало чем славно.
Возможно есть какой-нибудь честный непортативный иностранец, который не экономит на объёме, но имеет хорошее звучание.
Итак, вопрос: знает ли кто такого?

Извините, если кого обидел

История про то, что два раза не вставать

Подлинная история "бритвы-новинки "Спутник-2"" - слабонервных, впрочем, я бы попросил не читать.
Починка зонтиков, продувка аквариумного распылителя воздуха велосипедным насосом. Новая печальная жизнь кухонных табуретов.
Если у вас разорвался волан для бандминтона, его можно сделать из сетки, в которой продают овощи.





Извините, если кого обидел

История про то, что два раза не вставать


ДАНГАУЭРОВСКИЕ БАНИ

Расскажу про Дангауэровские бани.
Там кипит жизнь в конторе «СтройЭлит», топочет ножками мебель, и шуршат прекрасные ткани.
Дангауэровка сама вся такая. Был в ней завод Дангауэра и Кайзера, где делали металлическую всячину, затем пришла новая власть, завод стал сперва заводом «Котлоаппарат», а затем знаменитым «Компрессором». («Давал мне бронь родной завод “Компрессор”»).
А имя Дангаэура всё равно сохранилось, просвечивало сквозь московскую топонимику, как надписи на стенах мистического учреждения «Геркулес». Город нового быта, конструктивистский рай который строили в Дангауэровской слободе, назывался Дангауэровкой. Не вытравишь причудливое имя, как банный пот из стен.

А ведь назывались Дангауэровские бани грозно, как какая-нибудь орденоносная дивизия: «Бани №4 Банно-прачечного треста Сталинского района».
Вдруг там, где ещё под краской сохранился древней иконой ценник – «работают ежедневно, кроме 4, 10, 16, 22 и 28 числа. Цены: 2-й разр. – 60 к., 3-й разр. – 35 к., ванна – 1 р., душ – 50 к».
А теперь проедет поливальная машина, привет от лужковского коммунального завода ЗиЛ, - он, она, оно, оне  - все сгинувшие в какие-то нети, и поднимется белая пена к краям тротуара.
Это мыльная вода исчезнувших московских бань.
Она вечна, и  сорок новых коммунальных щелоков не вымоют её никогда.

И, чтобы два раза не вставать:
Шоссе Энтузиастов, 114. (м. «Шоссе Энтузиастов»)
Тел. Ж 5 38 85

_______________________________________
Сандуновские бани
Селезнёвские бани
Астраханские бани
Ржевские бани
Лефортовские бани
Покровские бани
Воронцовские бани
Вятские бани
Очаковские бани
Измайловские бани
Усачёвские бани
Калитниковские бани
Коптевские бани
Бани Соколиной горы


Оружейные бани
Семёновские бани
Донские бани
Тихвинские бани
Тетеринские бани
Тюфелевские бани
Дангауэровские бани

Извините, если кого обидел

История про то, что два раза не вставать

<БОЛЬШОЙ ПРЕДМЕТ>


Я вообще очень люблю компанию Samsung – для начала за то, что она спонсирует премию «Ясная Поляна» (которую мне никак не дадут). Там в первых сезонах финалистам, не ставшим лауреатами, давали утешительный телефончик. Потом, правда, перестали.
Но телефон мне перепал – правда, на время, не навсегда, Господь свидетель, я потом интересовался: нельзя ли этот дважды бэушный выкупить по остаточной стоимости, и мне ответили, что нет– но это был хороший опыт.
Надо оговориться: я сделан несколько философских наблюдений:
Во-первых, у нас поменялось отношение к телефонам – они стали чем-то одноразовым. То есть, не то, что позвонил и выкинул (так только киллеры в фильмах делают), но прошло два-три года и привет. Его уже не чинят и всё такое. И возникающий при этих словах человек, который говорит «А вот у меня уже десять лет экрикссон…» то самое исключение, что.
Во-вторых, не смотря на во-первых, телефоны всё равно выбирают как домашних животных, спорят, сравнивают, мучаются, не протечёт ли, сколько жрёт и прочее. Когда он куплен, начинается всё то же самое, как с этими домашними питомцами: покупка шубок-чехольчиков, тапок-плёночек, особого корма-зарядничков – и это справедливо. Телефон – он этот самый питомец и есть.
Я честно скажу – я человек аддиктивный, к гаджетам привязанный.
Нет, не выходил бы из дома, так привязался бы к большому компьютеру и горя б не знал.

Итак, мне нравятся большие телефоны. В силу моей комплекции я легко могу прятать их в складках моего тела. Практически вся линейка коммуникаторов Nokia была моя. Так вот, заканчивая философскую часть, нужно сказать вот что: телефон, помимо звонков, должен был лазить в Сеть, причём не только в социальную, а именно что в Сеть, должен был редактировать файлы word и иметь фонарик.
На этом список свойств заканчивался.

Я пощупал Samsung Galaxy Note 3 SM-N9005.
Мне он был под размер – с экраном 5,7”.
А) Он большой и заточен под движущиеся картинки. Записи на форумах «Застрял на работе и посмотрел по телефону  Мондиаль» меня не удивляют.
Б) Он большой, и поэтому я могу редактировать тексты. Вообще, чтение текстов не всегда совпадает с возможностью их редактирования. Я ставил POLARIS, который в установку по умолчанию не входит, но рекомендован.
В) Он большой и поэтому реальная страница сайта в него помещается с минимальными проблемами для чтения.
Г) У него есть стилус. Потому что, хоть телефон большой, я всё равно больше него и пальцы у меня такие, что нажать на буковки иногда сложно. Ещё стилус восстанавливает забытое умение писать от руки (графическое редактирование я опускаю). Особая забава – послать кому-нибудь sms, написанную от руки – это дорогого стоит. Стилус, правда, с кнопкой и много что другого умеет, кроме простого тыканья.
Но я бы остановился на письме от руки - современный обыватель ничего не пишет.
Он расписывается. 
А возможность оставить записку,  пометить что-то, избегая клавиатуры - важная. Вообще, письменная культура - особый сказ.
Например, записывать сны - интересное дело, и от руки они записываются быстрее, есть шанс не упустить деталь.
Д) Съёмный аккумулятор – теоретически, можно возить с собой второй заряженный, будто запасной магазин. Я-то уже привык к несъёмным.
То есть, этот прибор вместо iPad-мини вполне сгодился бы.

В этом месте я начал размышлять, отчего я равнодушен ко всем тем приложениям, что выходят за рамки моего понимания. К примеру меня не то, чтобы раздражает управление жестами и голосовое управление, но я хочу его побыстрее отключить. Мне как-то вообще странен человек, который разговаривает не с людьми, а с предметами. Я и при просмотре фантастических фильмов чувствую некоторую неловкость, когда герои, войдя в каюту начинают орать в пространство: "Чай! Кофе! Кровать! Вибромассажёр!"
Ну и насыщенность смартфонов какими-то нестираемыми приложениями, я воспринимаю, как неизбежное зло.
     

Что дурного? Вернее, странного?
А вот что.
Тут надо сказать, что мне попал в руки пользованный телефон. Без зарядки и некоторых других предметов. Так что  некоторые претензии к нему я высказываю осторожно – вдруг предыдущий пользователь им в пинг-понг играл или размешивал салат оливье – тем более, что габариты позволяют.
Но грешить на какие-то частные прошивки я бы не стал - это всё же  
Для начала некоторая маркетологическая странность: при разных цветах корпуса, среди которых лишь один белый гарнитуры к этому (впрочем, и к предыдущей модели) – белые. Я произвёл опрос окружающих, и они это подтверждают. В комплекте поставки все гарнитуры – белые. Тут хорошо, что можно таскать с собой второй аккумулятор. Почувствуй себя повстанцем - смотай два аккумулятора изолентой на манер рожков к Калашникову.
А если серьёзно - то мне интересно разобраться с идеологией.
Одно дело - телефон в родном городе, где ты переписываешься с домашнего или рабочего компьютера (поездка с ноутбуком на пляж - тоже самое). А вот поездка на пару дней в чужой город - в родном-то ты редко что-то фотографируешь на улице. Тут большие самсунги вроде хороши - да нужна стратегия подзарядки.
Пусть всем дизайнерам к чёрным телефонам будут белые шнуры.
Но главная печаль – это быстрый разряд аккумулятора. Когда говорят, что его хватает на день, то это правда. Именно на день, а не на сутки. На форумах шипят и брызжут споры, как оптимизировать работу и что отключить (если что, я отключал wi-fi и GPS, но толку от этого не так много). Вывод очень простой: либо таскай с собой зарядник, либо иди домой вечером.
(Тут я хотел ввернуть остроумный пассаж про ловеласа, который едет к внезапной любовнице и у неё ночует, но вспомнил, что у всех ловеласов давно машины и в гнезде прикуривателя – зарядник).

Отдельная печаль – на этом Galaxy Note III нет радио. Мне объяснили это так, что вообще ни на что уже два года  FM-радио компания не ставит. Я в каких-то интервью видел объяснение, что все уже пользуются потоковой трансляцией через Сеть. Так вот, мне кажется это ошибкой в битве за вес и объёмы. К примеру, интернет всё же не везде есть (а радио есть чуть больше где). Или вот едешь ты по чужой стране или в иной области в автобусе, надел наушники, так местные радиостанции вливаются туда бесплатно, а сетевые через некоторый роуминг. И как он там  устроен, ещё надо разбираться.

У меня, правда, были несистемные ошибки.
а) В какой-то момент телефон начал греться сзади, в районе объектива камеры. Погрелся пару часов и перестал. При этом работало то же, что и всегда – GPS, приём почты, страница в Яндексе, да и всё собственно. Что это было – не понимаю.
Это повторилось несколько раз и уровень нагрева довольно сильный – упомяну, что именно большой загрузки процессора в этот момент не могло быть. Ни кино, ни игр… Загадка.
Я было начал грешить на эту температуру – как раз в этот момент умерла микроSD, что как раз вставляется в районе области нагрева.
 б) Вот уже серьёзная проблема – это в какой-то момент телефон отказался заряжаться. Это уже очень неприятно, потому как ты понимаешь, что заряд убывает, питомец дохнет у тебя на руках, а внутри у него ещё все пароли и явки, которые стоит вычищать перед ремонтом. Я этот вопрос долго исследовал (на форумах говорят, что это бывает и связано либо с дефектом шнура, либо с программными проблемами). Я склоняюсь ко второму. Поскольку с тем же шнуром телефон снова стал заряжаться, но ещё пару  раз    была экзотика: он запитывался от компьютера, но не видел его, да и компьютер его не видел.
А однажды при выключении телефон перешёл в какой-то странный режим – вздрагивает, как в агонии, а на  экране с периодичностью три секунды появляется белая полоса. Не дать, не взять – агония.  Говорят, такие вещи лечатся откатом до заводских установок, причём неоднократным. У меня прошло само.
в) Сложность приводит к  непонятности. Вот система меня то и дело предупреждает, что «работа приложения остановлена, потому что оно пыталось вмешаться в работу системы. Лучше бы удалить. Хотите посмотреть?»
Ясное дело, хочу – тогда телефон предъявляет список всех приложений. И что я после этого должен делать? Кстати, лично я загнал туда только одно приложение – текстовый редактор POLARIS. Что удалять-то? Об чём тревожиться? Судя по всему это какой-то конфликт сертификатов.

Есть ещё одна деталь, которая стала онтологической.
Раньше, я помню, в комплект поставки незамысловатого телефона входила инструкция, отписывающая его незамысловатые функции.
Эта инструкция начала толстеть, стала толщиной в палец, а потом - раз - и пропала.
Сейчас в качестве инструкции в коробочку вкладывают довольно дурацкие бумажки типа "не сушите кошку в микроволновке". То есть, как включить телефон на зарядку. Понятно, что всяк хочет избежать проблем с сутягами-покупателями, но инструкции эти рассчитаны на какого-то милого дауна.
Я так понимаю, что полиграфия не может поспевать за функциями и приложениями.
А мне-то хотелось, как Брюсу Уиллису внутри пирамиды, увидеть описание.
Инструкции переместились в электронный формат. Это я помню у Nokia, но теперь, кажется, это переехало на форумы - то есть, RTFM покидает сферу рационального совета.
Мне, правда, машинка досталась без инструкции – хочешь квест на пару недель, так вот он у тебя в кармане. В сети официальных инструкций я не нашёл, и основной источник советов – форумы первопроходцев.
Почему это «странное» - потому что цена, которую я обнаруживаю простым гуглением - 35.000 (и 23.000 с контрактом от Мегафона).
Ну, не сказал бы, что для любителя это страшное препятствие, но для не-адепта – несколько многовато.

Извините, если кого обидел


История про то, что два раза не вставать

Отрезанный от мироздания дождём, наблюдал редкое явление - Цветаевосрач.
Это отрадное явление в тот час, когда все обсуждают, пиздить ли демонстрантов, или, наоборот, пиздить ли ментов. При том, что большая часть моего любимого города сейчас покрыта потоками дождевой воды это чрезвычайно актуально.
Так вот, некоторые соображения: сейчас на отзвук в народном сердце может рассчитывать только простая проблема. Вот схватиться на шестьсот комментов и шесть экранов по поводу особенности рифмы Цветаевой или там особенности цезуры в её строке - хуй у вас получится. Народное сердце не отзовётся, нет.
И дело тут только в том, что народ у нас милосерден и бережлив к словам и лишних слов старается не заучивать. Дело в том, что великие для народа существуют как бы в отрыве от самих себя. Читать несчастную Марину Ивановну сложно, а те, кто читает, ориентируются на волшебную музыку и фильмы  режиссёра Рязанова, где её строки мурлыкают под гитару бархатным женским голосом. Не ньюйоркский же пятитомник заставлять людей перечитывать.
Поэтому раз и навсегда человек объявляет себе поэта (тут нельзя допускать вольностей в роде) Цветаеву поэтом повышенной духовности.
Ну и всё, первый. Расчёт окончен.
Теперь, узнав , самостоятельно, что что Алексей Толстой был негодяем и лицемером что Леонов спекулировал коврами в эвакуации и что  писатель Мирошниченко избивал жену велосипедным насосом,* люди приходят в крайнее недоумение: как совместить повышенную духовность с велосипедным насосом, или там с фронтальным эгоизмом.


И, чтобы два раза не вставать, я расскажу о похожем случае, который может быть руководством по сетевому троллингу:
а) В романе Набокова «Дар» герой получает в качестве рецензий на свою книгу о критике-демократе целый ворох бессмысленных статей, но, среди прочих, отзыв Кончеева (читай – Ходасевича): «Он начал с того, что привёл картину бегства во время нашествия или землетрясения, когда спасающиеся уносят с собой всё, что успевают схватить, причем непременно кто-нибудь тащит с собой большой, в раме, портрет давно забытого родственника. «Вот таким портретом (писал Кончеев) является для русской интеллигенции и образ Чернышевского, который был стихийно, но случайно унесен в эмиграцию, вместе с другими, более нужными вещами", - и этим Кончеев объяснял stupéfaction, вызванную появлением книги Федора Константиновича ("кто-то вдруг взял и отнял портрет")».
То есть, настоящий тролль просто должен найти правильную икону, и дальше описать все её намоленные достоинства, меняя "+" на "-".
б) При этом писатели тут лёгкая добыча - они постоянно пробалтываются. С художниками труднее, но уж создатель Ватикана конкретно влетел, да и на остальных можно много что накопать.
в) Тут можно развернуть отдельное социологическое мудрствование на тему того, что обыватель хочет видеть кумира во всей совершенной красе - принцессы не какают, писатель - народный кумир и каждым дыханием подтверждает высокую нравственность, любимый политик - мудрый бессребреник, и прочее. То есть, тяготение к монолиту, презрение многообразия. Но я. признаться, стал думать о бабах и сбился.
д)<я ещё не придумал>


_____________________________
* тут, кстати, удивительная загадка - я как-то в дачной местности Манихино пробовал драться с деревенскими велосипедным насосом и выяснил, что это чрезвычайно неудобно. Мало приспособлен велосипедный насос для этого. Но, посмотрев сейчас в  Сети, я выяснил, что случаи избиений велосипедными насосами нередки - это удивительно. Я, кажется, пропустил что-то важной в жизни.

Извините, если кого обидел

История про бытовую технику Солнечного города (II)

                                                                                                                                   (Картинки, как всегда, кликабельны)Безимени-1.31.jpg - image uploaded to PicamaticБезимени-1.32.jpg - image uploaded to Picamatic


Истории про сантехническое оборудование будущего всегда упираются в анекдоты о советском командировочном, что обнаружил перед собой японский унитаз с множеством кнопок на панели управления. Не счесть историй о несчастных, которых облила струя воды из биде, или тех. что варили суп в раковине. Не исключение и Незнайка с Пёстреньким в Солнечном городе: "Подойдя   к   умывальнику,   он  принялся  изучать  его устройство.  Над  рукомойником  была   доска   из   пластмассы, представлявшая  собой  как  бы пульт управления. В центре этого пульта имелось круглое зеркало. Под зеркалом  расположился  ряд кнопок с рисунками. Под кнопками было несколько рукояток в виде рогулек.  В верхней части пульта, над зеркалом, торчала широкая изогнутая трубка в виде рупора. Под рупором  был  прикреплен  к доске  щетинистый  валик.  А еще выше, под самым потолком, была
еще одна изогнутая трубка с наконечником, как у садовой  лейки. По  обеим сторонам зеркала имелось несколько выдвижных ящичков. Выдвинув ящичек, на котором было нарисовано  мыло,  Пестренький
увидел,  что  в  нем  лежит  кусок  мыла.  Заглянув  в ящичек с изображением зубной щетки. Пестренький обнаружил зубную  щетку. В  ящичке  с  изображением зубной пасты он нашел тюбик с зубной пастой.
- Ничего удивительного: что нарисовано, то и  лежит,  -  с удовлетворением  сказал  Пестренький  и  принялся  разглядывать имевшиеся под зеркалом кнопки.
Под одной кнопкой была нарисована трубочка  в  виде  рупора.
Пестренький нажал эту кнопку, и сейчас же рупор, который торчал сверху, немного наклонился, и из него подуло теплым воздухом.
-  Ага!  -  сообразил  Пестренький.  - Это, без сомнения, трубка для просушивания волос после мытья головы.
   Он нажал другую кнопку, под которой было  нарисовано  что-то вроде ёршика для чистки посуды, и сейчас же прямо ему на голову опустился щетинистый валик и стал вертеться, причесывая волосы. Пестренький  сначала  даже  присел  от  испуга, но, увидев, что валик спокойно вертится, осмелел и, подставив под него  голову, сказал:
-   Ничего   страшного!  Просто  автоматическая  щетка  для причесывания волос.
   Покончив с причесыванием, он нажал кнопку, под  которой  был изображен  флакончик  с  одеколоном,  и сейчас же из отверстия, которое имелось рядом с зеркалом, в  лицо  ему  прыснула  струя одеколона.  Пестренький  не  успел даже зажмуриться, в глазах у него зверски защипало. Протерев глаза кулаками  и  размазав  по щекам выступившие слезы, он сказал:
-   Тоже  ничего  удивительного!  Раз  нарисован  одеколон, значит, и прыскать должно одеколоном. Вот если бы был нарисован одеколон, а прыскало, к примеру сказать, чернилами, это было бы удивительно!
   Вслед за  этим  он  перешел  к  изучению  рукояток,  которые имелись  под  краном.  Здесь были какие-то совсем уж непонятные рисунки. Под одной рукояткой было изображение голого  коротышки красного   цвета.   Под  другой  был  такой  же  коротышка,  но синенький. Под третьей рукояткой была нарисована красная  рука. Под  четвертой -  такая  же рука, но синяя. Ничего не поняв в этих  обозначениях,  Пестренький  повернул  первую   попавшуюся рукоятку,  и  сейчас  же  на  него  с  шумом хлынул поток воды. Пестренький подумал,  что  на  него  снова  начинает  прыскать одеколоном,  и  нарочно зажмурился. Постепенно он понял, что на этот раз дело вовсе не в одеколоне, и,  открыв  глаза,  увидел,
что  его поливает водой из душа. Он хотел удивиться, но вовремя спохватился:
- Спокойствие! Удивляться пока еще рано. Я, кажется, просто под душ попал.
   Мокнуть под холодным душем, да еще в одежде  было  не  очень приятно.  Пестренький  решил  остановить  воду, но забыл, какую повернул рукоятку,  и  принялся  вертеть  наугад  то  одну,  то другую.  Вместо  того чтобы прекратить подачу холодной воды, он включил  горячую.  Дождь,  который  сыпался  на  него   сверху, усилился  и  потеплел.  В  общем,  когда  ему  удалось  наконец остановить воду, он был мокрый с головы до ног.
- Ну как, принял ванну? - спросила Кнопочка,  увидев,  что Пестренький возвращается в комнату.
-   Принял,   -   не   вдаваясь   в  подробности,  ответил Пестренький.
   Тут только Кнопочка заметила, что с него текут потоки воды.
 - Так ты, что ли, в одежде  принимал  ванну?  -  закричала она.
   -  А  как  же  мне прикажете ее принимать? Там такая хитрая механика, что хочешь не хочешь, а тебя искупает в одежде...   Вот  догадайся  попробуй, - говорил Незнайка, - почему там возле одной рукоятки целенький коротышка нарисован, а возле другой - только рука отрубленная.
- Ну, это понятно, - сказала Кнопочка. -  Если  повернешь рукоятку,  где рука нарисована, то вода польется из рукомойника на руки, а если повернешь рукоятку, где целенький коротышка, то тебя окатит целиком из душа.
- Правильно! - подхватил Пестренький.  -  Все  просто.  А почему один коротышка красненький, а другой синенький?
 -  А это я уже знаю, - сказал Незнайка. - Откроешь кран с красной фигуркой - тебя сразу ошпарит,  и  ты  покраснеешь  от горячей  воды;  а откроешь кран с синей фигуркой - вода пойдет холодная, а от холода ты и сам станешь синенький. Все ясно.

Извините, если кого обидел.

История про бытовую технику Солнечного города (I)

Безимени-1.30.jpg - image uploaded to Picamatic
Рассказ о бытовой технике нужно начать со шкафа-пылесоса. Но прежде всего я расскажу одну историю. которая в юности произвела на меня сильное впечатление. Она была рассказана кем-то из наших лётчиков (мне кажется, что лётчиков), прилетевших в Америку накануне войны или во время неё (В мемуарах Пусепа я её не нашёл). Их поселили в гостиннице, а ночью они с выпученными глазами столкнулись в коридоре - оказалось. что все они открыли шкафы, где висела их форма и увидели, что эти платяные шкафы - пусты. Естественно,  никто к ним в комнаты не заходил.
Лётчики были не то что в удивлении - в ужасе. В карманах у них были документы, удостоверения, а на форме - ордена, и вот это всё куда-то исчезло. Немного погодя выяснилось, что шкафы на самом деле не шкафы, а лифты - они опускают одежду вниз. в химчистку, а потом, на утро возвращают обратно.  Недоразумение выяснилось, этот вид персонального сервиса, кажется, канул в небытие вместе с квартирными кухонными лифтами, а вот коротышкам, приехавшим в Солнечный город - встретился. Правда там всё устроено несколько иначе: "Свои шляпы можете повесить здесь в прихожей на вешалке или  в  шкафу,  который  находится  перед вами.  Это  усовершенствованный шкафпылесос. Он чистит одежду и автоматически высасывает из нее пыль... Стоит вам положить в шкаф свои вещи и закрыть дверцу, как механизм пылесоса автоматически включится.    ...Незнайка    между    тем     заинтересовался     устройством шкафа-пылесоса. Открыв дверцу, он заглянул внутрь и увидел, что пол,  стены  и  потолок  шкафа  были сплошь в мелких дырочках и своим видом напоминали пчелиные соты.
   Незнайка положил в шкаф волшебную палочку, повесил на крючок шляпу, после чего закрыл дверцу и стал прислушиваться. Из шкафа доносилось приглушенное  гудение,  словно  из  пчелиного  улья. Незнайка открыл шкаф - гудение прекратилось; закрыл - гудение снова послышалось.
   -  Ну-ка,  Пестренький, сейчас мы проделаем опыт, - сказал Незнайка. - Я залезу в шкаф, а  ты  меня  закрой  в  нем.  Мне хочется посмотреть, как он работает.
   Открыв  шкаф, Незнайка залез в него, а Пестренький захлопнул дверцу.  Очутившись  в  темноте,  Незнайка  услышал  гудение  и почувствовал, что на него подуло вдруг ветром. Ветер становился все  сильней  и  сильней.  Через  минуту Незнайка уже не мог на ногах держаться. Его отнесло  в  сторону  и  прижало  к  стенке шкафа.  Неожиданно  ветер  изменил направление и подул в другую сторону. Незнайку отбросило  к  противоположной  стенке.  После этого ветер подул снизу. Брюки и рубашка у Незнайки раздулись в стороны, словно наполнились воздухом, волосы встали на голове дыбом, и он почувствовал, что вот-вот взлетит  кверху,  как  на воздушном  шаре.  Чтоб  удержаться внизу, Незнайка сел на пол и поскорей открыл изнутри дверцу.
 - Ну как, удался опыт? - спросил Пестренький, увидев,  что Незнайка взъерошенный вылезает из шкафа на четвереньках.
-  Вполне  удался, - ответил Незнайка. - Очень интересный опыт! Попробуй сам, если хочешь.
- А как там, в шкафу, не  страшно?  -  с  опаской  спросил Пестренький.
-  Ничего страшного! Тебя просто пропылесосит немножко - и всё.
- Это как?
- Ну,  это  вроде  как  на  воздушном  шаре  летишь.  Очень занятно! Вот залезай в шкаф - увидишь. Да ну же, не бойся!
Без  дальнейших рассуждений Незнайка втолкнул Пестренького в шкаф  и  закрыл  дверцу.   Несколько   минут   он   с   улыбкой прислушивался к гудению и глухим толчкам, которые доносились из шкафа. Наконец дверца открылась, из нее вывалился Пестренький.
-  Очень  интересно!  --  сказал  он, поднимаясь с пола. 

Извините, если кого обидел.