Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

История про то, что два раза не вставать


Диалог DCCCXLI


- Люди добрые и недобрые, а а что делать со старыми компакт-дисками? Выкидывать? Продавать?
- Можно вешать на лобовое. Милицейские радары отражает.
- Да не отражает!
- Как это не отражает?! Все девяностые на восьмёрки вешали - отражало, а при Путине - не отражает?! Если веры нет - то, поди, и в зеркале ничего отражаться не будет.


Извините, если кого обидел

История про то, что два раза не вставать




А вот кому печальный некролог и вообще про то, что писатель должен жить долго?




В конце восьмидесятых просвещённое общество гоняло людей государственных идеалов в хвост и в гриву, поршень русской истории неостановимо шёл влево (парадоксом было то, что левыми традиционно считали коммунистов, а тут коммунисты оказались скорее справа). Потом поршень ушел в сторону достаточно далеко и скрылся из глаз, и так что некоторые забыли, что он перемещается. Казалось, что новый порядок установился навсегда. Оттого многие сограждане удивились тому, что поршень (ведь это именно поршень) возвращается и, перевалив через нулевую отметку, продолжает движение в сторону, противоположную прежней. С тех пор «демократы» стали называться «либералами». «Патриоты», правда, нового названия не получили, но уж теперь либералов гоняли в хвост и в гриву.
Ганичев умер восьмидесяти пяти лет, дожив до того, когда вернулась та риторика, которую он всегда использовал в своей публицистике. Так устроено движение русской истории, только не всем удаётся дожить до возвращения своих идеалов. Это безусловный успех, и исполнение завета «писатель должен жить долго».
Он умер в окружении соратников, среди почёта и уважения разных людей. Президент прислал телеграмму, а Патриарх передал слова соболезнования.

http://rara-rara.ru/menu-texts/porshen_istorii


Извините, если кого обидел

История про то, что два раза не вставать



И я скажу про памятник Калашникову - потому что, по крайней мере живу там неподалёку, в столице нашей Родины и часто хожу мимо этого перекрёстка.
Когда только начался этот скандал и брожение в умах, то я понял, что место пусто всё равно не будет.
Название переулка - "Оружейный", (он, правда, с одним только рядом домов, но это можно трактовать как косое запирание затвора, ну или хвастаться другой какой-то технической фразой).
Но ясно было, что с таким названием он памятника Калашникову не избежит.
Однако ж я предлагал альтернативный проект памятника.
Это должна быть кинематическая скульптура. Михаил Тимофеевич должен раз в час поднимать свой автомат и хуярить в небо. А вот в полночь, на Новый год, должен палить очередями. Причём в этот момент, на стоящем неподалёку театре кукол должны вылезать все звери и кукарекать, кудахтать и лаять. Причём все должны занать, что Михаил Терентьевич время от времени палит от живота, особо не разбирая – куда. В этот момент вокруг должны зажигаться огоньки, Мяковский вынимать кулаки из карманов, Плисецкая – вертеться вокруг своей оси, а из репродукторов играть музыка.
И чтобы Путин посреди улицы громко играл на рояле, а Медведев стоял рядом, делал фотки и выкладывал в твиттер. И всю эту хуйню показывали по всем каналам как 9/11. И чтобы хуйня все длилась и длилась, а Путин все играл и играл.


Извините, если кого обидел

История про то, что два раза не вставать

ДИЕТОЛОГ ПРОТАСОВ


Малыш учился прилежно и с душой. Он мечтал стать врачом, и не просто врачом, а диетологом.
И когда он встречал лентяев, ему было физиологически неприятно.
Особенно неприятен Малышу был однокурсник Карлсон – Малыш в тайне считал его евреем за фамилию. Впрочем, какой Карлсон еврей? Но нет, еврей-еврей, шептало что-то внутри.
Тем более, что Карлсон праздновал Хануку целый год.
На занятиях в институте Карлсон путал кости и мышцы. У него самого мышцы вовсе были невидны – Карлсон был пухл и толст.
И вот однажды пришёл тот час, которого ждёт старшекурсник.
Новоиспечённых медиков распределяли по больницам.
В ночь накануне они шумной компанией отправились гулять по столице. Малыша вела под руку студентка с журфака, она была давней студенткой, не очень красивой, но практичной.
Журналистка решила, что диетолог составит её счастье – не всё, так хоть финансовое.
Дешёвая водка лилась Москвой-рекой, и дело кончилось в Александровском саду. Они оскорбили кремлёвскую стену действием. Всё бы сошло с рук (неловкий эвфемизм), но одна студентка завизжала, когда увидела склонившегося из-за зубца часового. Мгновенно сад осветился – и их взяли, как были – со спущенными штанами.
Девицы через три дня вдруг осознали себя санитарками в калужской больнице, а Малыш и Карлсон ещё неделю ждали разбирательства.
– А давай поменяемся фамилиями? – ещё в первый день предложил Карлсон. – Мне хорошо, да и тебе не плохо. Тебя ещё в Швецию вышлют... А я тут сам справлюсь.
Малыш недолго колебался – хмеля в нём ещё было достаточно.
И когда охранник вызвал Карлсона с вещами, Малыш, подхватил свой полиэтиленовый пакетик и выскочил вон.
– А ты, Протасов, сиди, – мрачно сказал охранник.
Карлсон с улыбкой посмотрел на дверь. Теперь свидетелей не осталось. В тот же вечер он улетел прочь.
Прямо с тюремного двора, во время прогулки.
Это изрядно озадачило охрану.
Но мудрый начальник был не промах, и тут же вписал в список арестантов слово «секретный».
Так обычно делалось в те патриархальные времена, когда сидельца не полагалось показывать лишним людям. Так, один шведский дипломат просидел лет тридцать и был выпущен только когда окончательно поверил, что он фотограф из города Торжка. И так это его разобрало, что он приехал в Торжок, женился там и умер – лет ещё через десять. В тамошней рюмочной, не достигая его шведского языка, никак не могли понять, что это он так ругается, когда напьётся. И вроде не матерится, но, видно, забористо разговаривает.
Итак, новый заключённый был секретный и фигуры не имел.
Несколько раз к нему в камеру приходили правозащитники и уныло рассматривали пустую камеру.
Им нечего было предъявить администрации – если ввергнутый в узилище диетолог фигуры не имел, то он не мог бороться, объявить голодовку или составить петицию.
Некрасивая журналистка стала признанным специалистом по этой истории, и не реже чем раз в месяц, публиковала в блоге новости из тюрьмы, а потом и из колонии.

Между тем, Малыш брёл по чужой ему Швеции. Он никому не смотрел прямо в лицо и различал людей по запаху. Пахло Макдональдсом и прочей быстрой едой.
Диета была чужда этой стране.
По запаху Малыш выбирал место для ночлега, причем норовил спать под деревом, потому что под деревом дождь не так мочит.
Он шёл, нигде не задерживаясь, и был тут никому не нужен.
Он проходил шведские деревни, как проходил реку плоский камешек, «блинок», пускаемый мальчишкой, – почти не задевая. Изредка какая-нибудь шведка давала ему молока. Он пил стоя и уходил дальше. Ребятишки затихали и блистали белесыми соплями. Деревня смыкалась за ним.
Его походка изменилась с тех пор, когда он бодро входил в ординаторскую. От ходьбы она развинтилась, но эта мякинная, развинченная, даже игрушечная походка была всё же походка врача.
Он не разбирался в направлениях. Но эти направления можно было определить. Уклоняясь, делая зигзаги, подобные молниям на картинах, изображающих всемирный потоп, он давал круги, и круги эти медленно сужались.
Так прошёл год, пока круг сомкнулся точкой, и он вступил в Стокгольм.
А вступя, он обошёл его кругом из конца в конец.
Потом он начал кружить по городу, и ему случалось неделями делать один и тот же круг.
Шёл он быстро, все тою же своей врачебной, развинченной ординаторской походкой, при которой ноги и руки казались нарочно подвешенными.
Лавочники его ненавидели.
Когда ему случалось проходить по Вазастану, они покрикивали вслед:
– Приходи вчера.
– Играй назад.
О нём говорили, что он приносит неудачу, а шведские феминистки, что держали у русского посольства бессменный пикет, чтобы откупиться от сглаза, давали ему, молчаливо сговорясь, по гамбургеру.
Мальчишки, которые во все эпохи превосходно улавливают слабых и убогих, бежали за ним и кричали:
– Педофил!
Наконец, Малыш нашёл лестницу, забрался по ней на крышу и сколотил себе там домик.
Заснув в этом домике, он забыл всё – жиры, аминокислоты и раздельное питание.
Питался он пойманными голубями.

А в его родном городе дела шли своим чередом.
Секретный арестант под его старой фамилией был освобождён вместе с другими узниками режима.
Когда диетолог Протасов вернулся из Сибири, о нём уже знали многие. О нём много писали в прессе – отечественной и зарубежной.
Это был тот самый диетолог, который сделал что-то ужасное под окном Президента во имя свободы, был наказан и сослан в Сибирь, а потом помилован и сделан старшим диетологом. Таковы были вполне определённые черты его жизни.
Министр уже не чувствовал никакого стеснения с ним и просто назначал то в поликлинику, то в больницу. Он был исправный врач, потому что ничего дурного за ним нельзя было заметить.
Диетологу было пора жениться, и нашли журналистку.
Журналистка, сначала обрадовалась, думая, что её соединяют с внезапным любовником. Она подкрасилась и затянула несходившуюся шнуровку на хипстерских кедах.
Потом в церкви она заметила, что стоит одиноко, а над соседним пустым местом держит венец сотрудник администрации Президента. Она хотела уже снова упасть в обморок, но так как держала глаза опущенными ниц и видела свою талию, то раздумала. Некоторая таинственность обряда, при котором жених не присутствовал, многим понравилась.
И через некоторое время у диетолога Протасова родился сын, по слухам похожий на него.
Президент забыл о нём. У него было много дел.
Приближались разные испытания, и у Президента были планы. Планов этих было много, и нередко один заскакивал за другой.
Министр опять впал в немилость. Президент все реже смеялся и искал опоры.
Перебирая списки, он наткнулся на имя диетолога Протасова и назначил его сперва директором поликлиники, а в другой раз начальником городского здравозахоронения.
Скоро он стал главным санитарным врачом.
Потом Президент снова забыл о нём.
Жизнь врача Протасова протекала незаметно, и все с этим примирились.
Его предшественник был человеком громким и шумным, и от него многим хотелось отдохнуть, а тут всё было тихо и спокойно, что всем нравилось.
Дома у него был свой кабинет, в городской Думе своя комната, и иногда туда заносили донесения и приказы, не слишком удивляясь отсутствию санитарного диетолога.

Лучше всего чувствовала себя в громадной двуспальной кровати журналистка.
Муж подвигался по службе, спать было удобно, сын подрастал. Иногда супружеское место диетолога согревалось каким-либо бизнесменом, капитаном или же вовсе лицедеем. Так, впрочем, бывало во многих чиновничьих постелях столицы, хозяева которых были в отлучке.
Однажды, когда утомившийся любовник спал, ей послышался скрип в соседней комнате. Скрип повторился. Без сомнения, это рассыхался дорогой бразильский паркет, оказавшийся подделкой. Но она мгновенно растолкала заснувшего, вытолкала и бросила ему в дверь одежду.
Опомнившись, она смеялась над собой.
Но и это случалось во многих чиновничьих домах.
А потом муж умер – так часто бывает.
Даже с врачами.
Похороны диетолога долго не забывались Москвой – верно, с неделю об них помнили.
А в тех журналах, что выходили раз в две недели – и того дольше.
По Тверской ехала вереница машин с мигалками.
На подушках несли ордена.
За чёрным тяжелым гробом, втиснутым в машину «Скорой помощи» ехала в кабриолете жена, прижав к себе великовозрастного сына.
И она плакала.
У крематория стреляли солдаты в белых перчатках, а потом ещё стрелял караул на кладбище.
Стреляли все – даже дагестанцы, торговавшие цветами у ограды.
К незарытой могиле с некоторым опозданием приехал Президент и, кашлянув, произнёс:
– У меня умирают лучшие люди.

Следы Карлсона же с тех пор затерялись. Но это немудрено с такой путаницей в фамилиях.





И, чтобы два раза не вставать - автор ценит, когда ему указывают на ошибки и опечатки.



Извините, если кого обидел

История про то, что два раза не вставать

Диалог CDLVI*


- У меня тогда ещё вот какой пиджачок был - практически Курёхин. Ленин-гриб. Активизируются белые марроканские карлики, и переговоры заходят в тупик: война становится реальностью. Жидкий кобальт Шварца способен воспламенять планктон, пасущийся на поверхности. Учитывая ситуацию, лорд Джордж выступает у лорда мэра в английском парламенте… В этой непростой обстановке два капитана самоотверженно противостоят силам хаоса, удерживая космический баланс истории. Вот она, подлинная история девяностых.
- А малиновый пиджак? С голдой?
- С голдой можно поискать, а малинового не было, был из кашмира слоновой кости, дивной красоты.
- Из кашмира слоновой кости даже лучше.
- У всех был из кашемира, только у меня скорее беловатый. Хотя нет, тоже слоновой кости.
- Господи, вы еще свои пиждаки помните? Я уже прежних мужей фамилии не помню, не то, что лица, а вы - про пиджаки!
- Ну, так чего у нас там пиджаков-то, полторы дюжины на нос от силы, ну две. Иное дело мужья))
- Вот при переездах это проявляется наиболее ярко!
- Да, часто выпадет что-то из шкафа - пыльное, уже высушенное временем - и не поймёшь, муж это какой-то, или неучтённый любовник.
И начинаешь всматриваться в стенки шкафа - не нацарапал ли он ногтями своё имя.

Извините, если кого обидел

История про то, что два раза не вставать

Хорошо бы Януковича так и не нашли.
Разумеется, он в России, и я знаю, что с ним будет.
Когда он будет брести по Владимирскому шоссе с двумя старухами и каким-то дембелем, ему встретятся пара разбитных светских журналисток и заезжий французский писатель Бельведер. Журналистки остановят джип, чтобы показать Бельведеру leg pelerins, которые, по свойственному русскому народу суеверию, вместо того чтобы работать, ходят из места в место.
Они будут говорить по-французски, думая, что никто тут их не понимает. Писатель спросит Януковича, кто он, а журналистки переведут этот вопрос.
Он будет стоять перед ними, и ветер будет шевелить редкие волосы на его голове. Помолчав, он скажет:
- Раб Божий.
- Qu'est ce qu'il dit? Il ne repond pas.
- Il dit qu'il est un serviteur de Dieu.
- Cela doit etre un fils de pretre. Il a de la race. Avez-vous de la petite monnaie?
Француз пошарит по карманам и найдёт ничего не стоящую гривну, завалявшуюся со времени поездки в Киев.
- Это тебе, дедушка, на йогурт какой-нибудь, понял? Не на водку, на йогурт, или чего ты там ешь, - скажет журналистка с вытянутым лицом.
- Спаси Христос, - ответит Янукович, не надевая шапки и кланяясь своей лысой головой.
Восемь месяцев проходит так Янукович, а на девятом месяце его задержат полицейские, паспорта не обнаружат, да откуда он у него? Тогда его побьют совсем немного, и отправят дальше  в Сибирь.
Там он поселится в деревне у богатого фермера, где будет учить детей украинским песням и ходить за больными.

Извините, если кого обидел

История про то, что два раза не вставать

Есть хорошая история, иллюстрирующая относительность авторитета.
Она связана с мистиком Александром Фёдоровичем Лабзиным.
Он много чем занимался в жизни, но главную известность получил буквально за несколько секунд - за остроту, произнесённую на заседании Академии художеств. За эту остроту его сослали на Волгу, потом перевели в Симбирск, где он через два года скончался.
Дело было в том, что на собрании в Академии шла речь об избрании новых почётных членов (интересно, что источники розно называют их фамилии - среди них Аракчеев (в версии советского журнала "Техника молодёжи" графа  Гурьева, Кочубея и Хвостова.
Причиной называли близость  кандидата    императорской особе. И вот Лабзин произнёс свой знаменитый контраргумент: "Так давайте выберем в Академию кучера нашего Государя Илью Байкова - он не только близок     к Государю, но и сидит впереди него.
На том и кончилась академическая деятельность масона и мистика - он поехал  подальше от столицы, на волжские берега.
С тех пор в пересказах менялись имена, Академия художеств превращалась в Академию наук и обратно.
Смысл остаётся прежним.
В давние времена эту историю рассказывали так: «В Академии ежегодно, пред публичным ея открытием в сентябре, всегда избирали почетных членов, и предварительно собирался совет из некоторых профессоров в присутствии президента и вице-президента; но это было не формальное заседание и не перед зерцалом в конференц-зале. Присутствующее, разсуждая, разговаривая, ходили по залу. Подобное происходило в 1822-м году: каждый профессор предлагал к избранию лицо, которое считал достойным; вот предлагает Мартос Кочубея и ещё не упомню кого; вице-президент возразил, что Кочубей для Академии ничего полезнаго не сделал, другое дело Аракчеев он делал большие заказы в Академию, а Кочубей ничего подобнаго не делал, на что ему отвечали: «Да он близок к государю». — «О, если так, то надобно выбрать Илью кучера, который так близок к государю, что хранит его жизнь». (Лайкевич С. А. Воспоминания // Русская старина. 1905. Т. 124. № 10. С. 188—189.

Извините, если кого обидел

История про то, что два раза не вставать

2013-05-08-264
УСАЧЁВСКИЕ БАНИ

Усачёвские бани - типичны для Москвы.
Хорошая печь. Небольшая купель, вменяемые посетители - мне, правда, повезло - я там бывал в неурочное время, когда парятся старики.
Сидишь на скамеечке, а над тобой дребезжащий голосок сообщает, как ходил его обладатель на встречу ветеранов завода. Никого не узнал. Воевавших не осталось, больше с медалями за труд. Накрыли столы, да. Врач дежурил.
Жизнь идёт, сидят тощие старики, греются.
И то верно - толстые просто не доживают.
Большинство бань Москвы простые краснокирпичные коробки. Но Усачёвские бани - настоящий шедевр конструктивизма. Шедевр - не шедевр, а здание это примечательно. Удивительно только, что я не сумел найти имени архитектора: его нет в доступных мне источниках.
Среди действующих московских бань я знаю, по крайней мере, две в духе конструктивизма. Вот Донские бани строил в конце двадцатых архитектор Ивашкевич. Не такие радикальные, как ленинградские (и тюменские) круглые бани - но всё же. Копия Донских бань стоит на Кожевнической улице - это бывшие Кожевнические банги, которые давно пожрал спортивный клуб. Однако, на Кожевнической улице здание украшено керамикой - летят дирижабли, физкультурники машутся ракетками и какие-то люди в шахтёрских шляпах свелят у себя под ногами зенмлю. На этом и спасибо судьбе - хоть это сохранилось.
Вернёмся на улицу Усачёва. Злые языки говорят, правда, что простой фасад с вертикалью посередине напоминает крематорий.
Действительно, баню с крематорием многое роднит, и я знаю похожие картинки.
Но всё же здание удивительно красиво - жаль только, что внутри никакого конструктивизма не сохранилось - вообще внутренность бань, кроме, может быть, Сандунов, никак не коррелирует с их внешним видом. Разве пропеллер бы, наподобие того, что есть во втором разряде Селезнёвских бань, мог бы соответствовать - но с тем пропеллером особая история.
А так - Усачёвка это просто сосредоточие архитектуры двадцатых - завод "Каучук", неподалёку клуб этого завода, знаменитый рабочий посёлокк (один из множества рабочих посёлков в конструктивистском стиле), всё это нынче исчезает. Снесут и греческую церковь, видать, что не осталось греков банщиков у нас.
Сайт Усачёвских бань дураковат, в разделе о ценах сообщает о стоимости пилинга и скрабинга - меж тем,  это всё в дебрях платных кабинетов. Он, этот сайт, вообще мало что толком сообщает.

Зато Василий Розанов в «Заметках о писательстве» много что сообщает о русской бане в целом. Он там написал знаменитое рассуждение об английской конституции и русской бане: «Благочестивый составитель нашей первой Летописи записал, что, когда св. Андрей Первозванный пришел на север Черного моря и водрузил в пределах нынешней России крест - конечно, осьмиконечный, - он нашёл уже здесь любимый народный обычай: баню. Именно летописец записал, что нецые человеки, натопив до невозможности огромную кирпичную печь и наплескав туда воды, входят в облака горячего пара и долго и больно хлещут себя веником. С тех пор «много воды утекло», но баня стоит; князья воинствовали, Москва их смирила; Москва померкла, - но баня все стоит; вся Россия преобразована, но баня не преобразована. Баню очень старались «выкурить»: Лжедимитрий игнорировал её; «отечественные» писатели смеялись над нею, указывали на заграницу, что «вот за границей...». Но баня устояла; мало того - она пошла сама за границу, потребовала экспертизы докторов и теперь, заручившись всеми патентами, менее чем когда-нибудь, думает уступать натиску цивилизации.
Баня глубоко народна; я хочу сказать - русского народа нельзя представить себе без бани, как и в бане собственно нельзя представить никого, кроме русского человека, т.е. в надлежащем виде и с надлежащим колоритом действий. Если вы хотите кого-нибудь сделать себе приятелем и колеблетесь, то спросите его, любит ли он баню: если да - можете смело протянуть ему руку и позвать его в семью вашу. Это - человек comme il faut.
Обычай бани есть гораздо более замечательное историческое явление, нежели английская конституция. Во-первых, баня архаичнее, т.е., с точки зрения самих англичан, - почтеннее: она более, нежели конституция, историческое comme il faut; во-вторых, она демократичнее, т.е. более отвечает духу новых и особенно ожидаемых времен. Идея равенства удивительно в ней выдержана. Наконец, английская конституция для самых первых мыслителей Европы имеет спорные в себе стороны; бани никаких таких сторон не имеют. Но самое главное: в то время как конституция доставляет удовлетворение нескольким сотням тысяч и много-много нескольким миллионам англичан, т.е. включая сюда всех избирателей, - баня доставляет наслаждение положительно каждому русскому, всей сплошной массе населения. Наконец, она повторяется через каждые две недели, тогда как наслаждение парламентских выборов, проходящее живительной «баней» по народу, получается несравненно реже. Мы уже не говорим о том, что выборы - суета, грязь, нечистота, во всяком случае тревога и беспокойство для всех участвующих; баня для всех же - чистота и успокоение.
Баня имеет свои таинства: это - «легкий пар». Кто не парится, тот, собственно, не бывает в бане, т.е. не бывает в ней активно, а лишь презренно «моется», как это может сделать всякий у себя в кухне, как это сумеет всякий чужестранец.
«С легким паром», - эту фразу неизменно произносит каждый входящий в баню, ни к кому не обращаясь и всех приветствуя. Баня уже самою мыслью своею располагает к благожелательству - и это есть одна из самых тонких её черт. Она проста и безобидна; она есть чистота на первой и самой необходимой её ступени - физической; она - поток общения и какого-то прекрасного мира; она, наконец, представляет собою периодическое возбуждение, поднятие сил, необходимое всякому, кто серьезно трудится». [1]
Любимейшим времяпрепровождением и «единственным радикальным отдыхом, равно как и прибежищем во всех горестях»[2], была для Василия Васильевича баня. Врачи запрещали ему париться в бане, но он врачей вообще не слушался: запрещали ему курить, а он все курил; помогал детям качать воду в колодце, хотя делать этого ему было нельзя. 24 ноября стоял зимний холодный день. В такие дни он всегда стремился в баню, а на обратном пути с ним случился удар: у него закружилась голова, и он упал в снег, в канаву, уже недалеко от дома. Было морозно, он стал замерзать. Случайный прохожий увидел лежащего старика и сказал другому прохожему, к счастью, оказавшемуся доктором. Они подняли Василия Васильевича, посадили на извозчика и привезли домой. С тех пор он уже не вставал с постели. [3]
Cp: "Розанов с молодых лет очень любил русскую баню и не оставил это « славянофильское» увлечение и в Петербурге. Он писал: «Я без конца и люблю баню, и истинно в ней духовно отдыхаю»".[4]

______________________________________________________________________
[1] Розанов В. О писателях и писательстве: Заметки и наброски.// Розанов В. Сочинения. – М.: Советская Россия, 1990 С. 246-247.
[2] Письмо В. В. Розанова к С. А. Рачинскому // Новый журнал. 1979. № 134. С.161.
[3] Николюкин А. Розанов. – М.: Молодая гвардия, 2001.
[4]Фатеев В. С русской бездной в душе: жизнеописание Василия Розанова. Кострома, 2002.

Так что, чтобы два раза не вставать:
1000/1200 рублей за неограниченное время

ул. Усачева, д. 10, Фрунзенская
Вт-вс 8.00-22.00. Касса работает до 20.00
+7(499) 271-75-71, +7(499) 246-60-79


_______________________________________
Лефортовские бани
Оружейные бани
Донские бани
Калитниковские бани
Коптевские бани
Астраханские бани
Тихвинские и Дангауэровские бани
Селезнёвские бани
Сандуновские бани

Извините, если кого обидел

История про то, что два раза не вставать

Усыскин Л. Время Михаила Маневича. - М.: О.Г.И., 2012. 287 с.

Принялся читать книгу про Маневича. Вспомнил, между тем, что когда его застрелили, я очень удивился реакции моих питерских знакомых. Москва - город жёсткий, и правила игры там вырабатываются быстро - у меня напротив дома взорвали одного крупного авторитета (так вышло при этом, что я потом был влюблён в любовницу его заместителя, но это совсем иная история). Когда у тебя норовят вылететь стёкла, поневоле становишься сопричастным истории. Так вот я немного недоумевал - что, собственно, такого. Причём истории были экзотические - то телефонную трубку отравят, то пойдёшь в баню, всласть напаришься, а как выйдешь, обнаруживаешь, что половина Грузинского вала набита следственными машинами, потому что уважаемый человек мылся в той же бане, не в общем, правда отделении. В последний раз, как оказалось, мылся.
Но это я не к про слово "время".

Я, собственно, к социальным лифтам. Работа социальных лифтов меня всегда увлекала - как они урчат, как движутся смазанные тросы, медленно крутятся гигантскийе шестерёнки... При этом я сам человек ленивый и даже по лестнице не хожу. Так вот, есть известная фраза из Пелевина, фраза затёртая до дыр копипастом: "Так вот, "уловка-22" заключается в следующем: какие бы слова ни произносились на политической сцене, сам факт появления человека на этой сцене доказывает что перед нами блядь и провокатор. Потому что если бы этот человек не был бы блядью и провокатором, его бы никто на политическую сцену не пропустил - там три кольца оцепления с пулемётами. Элементарно, Ватсон: если девушка сосёт ... в публичном доме, вооружённых дедуктивным методом разум может сделать вывод что перед нами проститутка.
Я почувствовал обиду за своё поколение.
- Почему обязательно проститутка? А может это белошвейка. Которая только вчера приехала из деревни. И влюбилась в водопроводчика, ремонтирующего в публичном доме душ. А водопроводчик взял её с собой на работу, потому что ей временно негде жить. И у них там вылась свободная минутка.
Самарцев поднял палец:
- Вот на этом невысказанном предположении и держится весь хрупкий механизм нашего молодого народовластия".
Сейчас время социальных лифтов кончилось (отчасти поэтому, мне кажется, происходило известное движение на площадях). А вот как это было устроено лет двадцать назад - мне интересно.
Я заметил что со временем мне стала интересна мелкая моторика политики - не анекдоты, конечно, а вот как ведёт себя человек, как он ездит на машине, как за ним записывают, как, в конце концов, он дружит. Эмоциональная составляющая у меня исчезла совершенно, никто меня не раздражает.
Или вот ещё - огромное количество сюжетов построено на истории маленьких компаний - от трёх мушкетёров до комиксов "Хранители".
Вот существуют друзья, что идут по жизни кучно. У них есть общее дело, им лет по двадцать, а потом они начинают взрослеть. Потом погибает один из них, причём, как правило, погибает самый милый. И к этой первой смерти сразу выстраивается особое отношение - в моей компании было так. Со временем к погибшему отношение становится только лучше - он не успел никого разочаровать. Его жизнь намертво, хотя это и дешёвый каламбур, прикреплена к общей молодости. И такое впечатление, что многие высказывания Чубайса о Маневиче связаны именно с этим.
И вот сюжет раскручивается среди сорокалетних героев (про стариков массовому читателю знать не хочется - это напоминает ему о неотвратимости собственной старости. Герои должны быть готовы к соитию и бодры - даже если минуло двадцать-тридцать лет после завязки).


Извините, если кого обидел

     

История про президентов

 Много лет назад, роясь в отвалах одного литературного конкурса, я нашёл чудесный текст. Это, без преувеличения, великое произведение, я бы даже сказал провидческое - ведь оно написано в 1999 или 2000 году. Я, к сожалению, ничего не знаю об авторе, но уверен, что судьба его сложилась удачно и он занял достойное положение в обществе.

ДВА ПРЕЗИДЕНТА[1]

 

– Чернышёва, к доске, № 249 б).[2] Захар, кончай болтать.

– Пишу я, Лариса Георгиевна, пишу…

Но Захар Романов в этот момент даже и не делал вид, что пишет. Думал он только об Ольге Чернышёвой, которая стояла от доски.

– Заха-ар, – прервал его мечтания голос учительницы, – по-моему нужно вызывать твоих родителей в школу.

– Да ладно, Лариса Васильевна, до конца урока минута осталась.

– Этого времени мне как раз хватит, чтобы написать замечание. Давай дневник… А ты, Чернышёва, решай, решай…

Наконец-то спасительный звонок… А на следующем уроке можно было и отдохнуть – география. Дело в том, что Захар был любимчиком у Анны Викторовны, которая вела этот предмет. Из-за этого он часто конфликтовал со Славой Валерьяновым, который знал географию гораздо лучше Захара. Этот день опять закончился дракой между ними, поскольку за контрольную Захар, который списал с учебника, получил «5», а Слава получил «4». Захар опять ушёл домой побитым, но на следующий день его друзья-старшеклассники избили Славу. Он поклялся отомстить. С тех пор отношения между одноклассниками окончательно испортились…

Тем не менее им пришлось пришлось поселиться в одном номере в гостинице, когда они ездили в Санкт-Петербург в следующем году. Здесь они устроили небольшой праздник и весь вечер рассказывали друг другу разные истории из своей жизни (рассказывал в основном Захар), хотя каждый считал другого ниже своего достоинства. Здесь Слава узнал, что Захар без ума от Оли Чернышёвой…

По окончании школы их пути разошлись: оба поступили в престижные университеты – Слава в МГУ, а Захар (его родители были богаты) – в Оксфорд.

 

***

– И кто же сегодня на первом месте? Уже шестую неделю подряд его занимает Вячеслав Валерьянов с песенкой «Золотой мираж». Надо же, всего лишь месяц его никто не знал, а сейчас этот 27-летний певец творит чудеса… Ладно, с вами была Татьяна Костина и хит-парад «20 песен недели». Смотрите нас через неделю. А сейчас «Золотой мираж»[3] в исполнении Валерьянова. Слушаем….

Эта песня уже известного нам Вячеслава Валерьянова стала хитом во всём мире, его стали приглашать на все фестивали и праздники. Он стал президентом многих финансовых компаний, владел 2 журналами, руководил одним из российских дециметровых каналов, играл большую роль во всём мире. У него был один из самых больших автомобилей в мире, дома в Испании, Франции, Португалии, Греции, США, свыше 70 телохранителей.[4]

Захар Романов, живший в Англии, знал об успехах своего «школьного друга» и ненавидел его всё сильнее.

***

– Пап, ну почему ты не хочешь? А вдруг выберут. И ещё 4[5] года безбедной жизни.

– Да кому я нужен… 70-летний старик.

– Но ведь были президенты и постарше тебя.

– А ты знаешь, насколько я популярен в народе? Всего 12%, а у Разумного – почти 35… Зачем я его премьером сделал…

– Точнее зачем ты его потом снял…?

– Да уж. У него было всего 10% против моих 50.

– А после его рейтинг стал расти: 14 против 42, 21 против 36, затем поровну: 29 на 29, потом 32 против 16, и вот, 35 против 12%.

Такой разговор происходил между президентом России и его сыном, премьер-министром.[6] Действительно, до выборов оставалось всего полгода, но рейтинг нынешнего президента стремительно падал, а у его главного соперника, бывшего премьер-министра Сергея Разумного, рос. Дело в том, что будучи премьером, Разумный провёл много реформ: уменьшил налоги, увеличил пенсии и т. д. Когда рейтинги президента и премьера совпали, Разумный был отправлен в отставку, а премьер-министром стал сын президента Савелий Степанович Никаноров. Экс-премьер Разумный создал свою партию и прошёл в Государственную Думу, его рейтинг рос, он сообщил о своём намерениии баллотироваться в президенты.

 

***[7]

Тем временем Захар Романов вернулся в Россию, вступил в партию Сергея Разумного, стал вице-спикенром Госдумы. Захар, как и Разумный, тоже нравился многим людям, он был моложе и красивее своего шефа. За четыре месяца до выборов список людей, которых россияне хотели бы видеть в качестве президента выглядел так:

 

Сергей Разумный……41%

Степан Никаноров…..11%

Павел Лошаков………6%

Захар Романов……….3%

Вячеслав Валерьянов..2%

Другие кандидаты…...1%

 

К тому времени о своём намерении баллотироваться в президенты заявили только С.Разумный и П.Лошаков. Нынешний президент страны С.Никаноров раздумывал, З.Романов хотел иметь только большее могущество, чем В.Валерьянов, который вовсе не хотел быь президентом, он говорил, что ему «так всего хватает».

Теперь подробнее о кандидатах: С.Разумного вы уже знаете, а П.Лошаков был лидером одной из партий, он завоевал свою популярность в народе благодаря экстравагантным костюмам и громким высказываниям.[8]

Захар Романов……….42%

Сергей Разумный……38%

Степан Никаноров…..4%

Павел Лошаков………2%

 

Остальные кандидаты не набрали и процента.

 

***

– Добрый вечер, уважаемые телезрители. В эти секунды завершились выборы Президента Российской Федерации. Борьба кандидатов за заветное кресло была очень сложной и сейчас мы узнаем предварительные итоги выборов… У нас на связи корреспондент из информационного центра «Выборы»… Андрей, вы меня слышите?

– Да, Евгений, прекрасно слышу.

– Не могли бы вы назвать предварительные итоги выборов…

– Конечно… Итак обработано всего лишь 3% избирательных бюллетеней, и тем не менее… Лидирует Сергей Разумный, у него 35,37% голосов, далее идёт Захар Романов – 29, 68% и далее неожиданость: на третьем месте с 6,87% – Павел Лошаков, у нынешнего Президента России Степана Никанорова всего лишь 2,12%…

Это был небольшой отрывок телевизионной программы, вышедшей сразу после окончания выборов. Далее в течение ночи эти данные почти не менялись или менялись очень слабо. В 6 часов следующего дня произошёл резкий скачок:

 

Захар Романов……….37,14%

Сергей Разумный……36,92%

Степан Никаноров…..4,02%

Павел Лошаков………3,06%

 

Первая и вторая двойки находились слишком близко. В это время шла информация из штабов кандидатов. Репортёрам удалось найти радостного Захара Романова, говорившего, что победа у него уже в кармане… И действительно, через два часа он лидировал: у него было 38,02%, а у Сергея Разумного 37,93%… Около 18 часов того же дня появились свежие данные: в выборах приняло участие 67% россиян, проверено 98,5% бюллетеней. Предварительные итоги:

 

Захар Романов……….42,11%

Сергей Разумный……40,34%

Степан Никаноров…..3,65%

Павел Лошаков………3,58%

 

Захар Романов и Сергей Разумный вышли во 2-ой тур.

У 54-летнего Разумного случился инфаркт… По стране ездить он уже не мог. Захар Романов торжествовал: и не зря: он победил во 2-ом туре:

 

Захар Романов……….54,21%

Сергей Разумный……42,03%

 

***

Тем временем Москва готовилась к проведению Евровидения. Новый Президент России провёл встречу с деятелями искусств в Кремле. Тут произошла встреча двух непримеримых врагов – Президента РФ Захара Романова и президента нескольких компаний и медиа-структур Вячеслава Валерьянова.

 Не позвать Валерьяновва Президент не мог: Валерьянов мог сорвать проведение конкурса исполнителей песен...[9]

После этой встречи Захар подошел к Вячеславу:

– Мне надо поговорить с тобой.

– О чем?

– Помнишь Ольгу Чернышёву?

– Ну, помню, – усмехнулся Слава. – Ты до сих пор её любишь?

– Да. Ты знаешь о ней что-нибудь?

– Знаю... Так... Чернышёва Ольга Васильевна, 1984 года рождения, проживает в Москве, в микрорайоне Жулебино, не замужем...[10]

– Есть. Если найдешь её, я... Что угодно сделаю... Пожалуйста, найди её, постарайся...

– Завтра я позвоню... Мне надо идти.

– Я жду.

***

– Паша, останови машину.

– Но...

– Я сказал, стой.

– Ладно, если что случится, виноват будешь ты.

– Все нормально.

Вячеслав Валерьянов возвращался домой, но заметил девушку[11] (изрядно выпившую), которая пыталась остановить машину.

– Слава? Вот так номер... Отвези меня домой...

– Ладно, поехали...

– Спасибо, я всегда думала, что ты хороший парень...

Эту девушку звали Ольга Чернышева, именно о ней Захар со Славой говорили двадцать минут назад. Теперь Слава торжествовал: судьба Президента России в его руках.

***

– Не думала, что сразу двое великих людей со мной в классе учились... И влюбилась в обоих... Чёрт...

– Оля, заночуешь сегодня у меня, а завтра мы с тобой кое-куда поедем.

– Куда?..

– Завтра утром скажу. Ложись спать.

– Ладно, Слав. А..?

– Я буду в соседней комнате. Спокойной ночи.

– Спокойной ночи.

***

– Где я? Слава... Нет... Этого не может быть, – подумала Оля.

Было уже утро и она вышла из комнаты.

– Доброе утро, Оля, – Слава сидел на кухне и ел яичницу.[12]

– Доброе утро...

– Сядь, поешь чего-нибудь.

– Нет, я лучше пойду домой.

– Оль, погоди. Нам нужно будет съездить к Президенту...

– Захару...

– Да, всего на пару минут. Дело в том, что он будет с женой, и просил меня придти со своей девушкой, она очень хочет познакомиться...

– Разве Захар женат...

– Да, зато я холостяк на все 100%... Ну что, сыграешь роль...

– Ладно...

– Хорошо, сейчас позавтракаем и поедем...

***

– Оля? Привет, как дела – Захар просто сиял.

– Нормально, а у тебя?

– Как видишь, всё отлично..., – произнес Президент России и подошел к Славе.

– Слав, спасибо… Можешь оставить нас с Олей вдвоем?..

– Могу... Оля, нам пора, – Слава взял её за руку и поцеловал.

– Но....

– Оля, пойдем… Прощай, Захар.

– Пока...

Ваза стоимостью 30.000 долларов полетела в дверь...

– Сволочь... Всё, ему не жить...

***

– Слава, а почему…

– Оль, так надо… – Слава стал придумывать историю о ревнивой жене Захара.

– Останови машину… Знать тебя больше не желаю, я всё поняла… Остановись, я сказала…

– Но я хотел…

– Прощай, больше меня ты не увидишь…

***

На следующий день было открыто уголовное дело на владельца телеканала В. Валерьянова, заморожены его счета во многих банках, а его самого взяли под стражу. Через два дня он был убит…[13]

 

***

– Да прекратите Вы ходить по вагону…

Этот семидесятилетний старик садился, но тут же вставал… Дело происходило в поезде Иркутск-Москва, а этого человека звали Сергей Романов.

– Сядьте же Вы. Что с Вами случилось?

– Не со мной, а с моим сыном…

***

– Наконец-то он мёртв, – злорадствовал Захар.
– Извините, но какой-то старик желает Вас видеть…
[14]

– Какой ещё старик?

– Стоит возле ворот… Не хочет уходить… Говорит, что он Ваш отец…

– Сергей Евгеньевич Романов?

– Да…

– Приведите его ко мне… Приехал отец… Двенадцать лет его не видел, с тех пор, как уехал в свой Иркутск…

***

– Захар…
– Не подходи ко мне… Зачем приехал?
– Я почти год копил деньги на билет, хотел вас видеть…

– Кого это – нас?

– Тебя и брата твоего…

– Какого брата?..

– Он старше тебя на год, ты его знаешь, Это Слава Валерьянов, он взял фамилию моей первой жены… Захар, что с тобой?

– Всё… нормально. Мне нужно выйти в другую комнату…

Захар Романов взял револьвер и выстрелил себе в висок.[15]



[1] Особенностью этого текста, было то, что одно из стихотворений, вложенных в конверт вместе с ним, отпечатано на обороте служебного документа налоговой службы, что придаёт его чтению ридерами особую нервозность. Синтаксис и пунктуация оригинала сохранены, исправлены лишь очевидные опечатки. Обращает на себя внимание, что большинство предложений кончается многоточиями.

[2] Тут примечательна эта скобка после буквы – то есть, точное следование написанию в учебнике.

[3] Название песни «Золотой мираж» явно в массовом сознании перекликается с чрезвычайно успешными проектами восьмидесятых годов по клонированию группы «Мираж».

[4] Очень показателен приоритетный список, символизирующий успех. Причём телевизионный канал, которым владеет герой именно дециметровый, как «Муз-ТВ» и «MTv».

[5] В тексте большинство числительных написано цифрами.

[6] А вот это совершенно чудесная идея – папа-президент, а сын его – премьер-министр. Видимо, это соответствует образу «Семьи» Ельцина. Кстати, существовала не только связка дочь Татьяна Дьяченко, сотрудник администрации Президента – отец Борис Ельцин, Президент РФ, но и будущий Президент РФ Владимир Путин несколько месяцев воспринимался в образе «сына» Ельцина, недаром по отношению к Путину тогда применялось слово «наследник».

[7] Это наименее интересный фрагмент, явно написанный по следам выборов Президента, на которых победил Владимир Путин. Хотя после недавней заминки в ходе выборов президента США он преобретает ещё большую актуальность.

[8] Это не совсем председатель ЛДПР Владимир Жириновский, но и лидер НБП Эдуард Лимонов. Впрочем, «громкое высказывание» может восприниматься в буквальном смысле – тогда этот политический деятель становится чем-то похож на красноярского губернатора Александра Лебедя.

[9] Это очень интересная мотивация для Президента.

[10] Тут интересно то, что медиамагнат начинает отвечать на вопрос подобно чиновнику Министерства внутренних дел.

[11] Примечательно, что героиня, сверстница Президента и олигарха называется «девушкой». Это особая героиня мифологического пространства – пятидесятилетняя девушка.

[12] А вот это абсолютно гениальный образ – образ медиамагната, что сидит на кухне утром один и уже сделал себе яичницу.

[13] Такова горькая судьба олигарха в нашей стране. Надо сказать, что в этом образе как бы сливаются Борис Березовский и Сергей Лисовский – это обобщённый образ медиамагната и специалиста по шоу-бизнесу, причём Слава Валерьянов недаром участвует в президентских выборах. Закономерно и возбуждение уголовного дела на впавшего в немилость олигарха. . (Причём ни о каком Ходорковском тогда никто и не думал).

[14] Вся дальнейшая история просто выше всяких похвал – старик у ворот, деньги, накопленные на билет, неизвестные жёны, иркутская разлука… Это мексиканская серийный цветок, перенесённый в навозный горшочек русского фольклора.

[15] Револьвер – предмет также мифологический. Митя в «Митиной любви» Бунина стреляется, достав из ящика «холодный и тяжёлый ком револьвера». Ср. у того же Бунина в «Кавказе» («Тёмные аллеи») – «Возвратясь в свой номер, он лёг на диван и выстрелил себе в виски из двух револьверов».


Извините, если кого обидел