Category: игры

Category was added automatically. Read all entries about "игры".

История про игры (XIX)

При этом классификация игр, живущих в современной культуре, запутана не меньше, чем определение самой игры. Помимо традиционных шахмат или карточной игры появились компьютерные и другие специфически-современные игры, которые меняют представления об игре как занятии.
Итак, появились компьютерные квесты, подобные путешествиям из хроник времён короля Артура. Появились ходилки-стрелялки и пейнтбол, симулирующий войну на воздухе и ворох компьютерных симуляторов, которые превращают игровое пространство во что угодно – от салона автомобиля до кабины космического корабля.
Есть несколько терминов, часто употребляющихся в последнее время применительно к играм. Это «gameplay», играбельность, которая связана и с эстетикой игры, и с решаемостью задачи. При низкой gameplay игрок останется в недоумении - то ли он неумён, то ли задача не имеет решения.
А вот же «replayability», то есть заинтересованность игрока в новой партии. Этот показатель в играх, основанных на отгадывании загадок, в компьютерном варианте - у квестов, самый низкий. Загадки решены, ответ ещё в памяти, новое путешествие за Чашей Святого Грааля скучно.
И вот ещё - чтобы хоть как-то упорядочить терминологию, уговоримся, что «партией» мы называем часть какой-нибудь игры, ведущуюся по её, игры, общим правилам. Что «симулятором» мы называем игру, моделирующую реальность.

Извините, если кого обидел.

История про игры (XVI)

Игра есть смена стиля жизни для персонажей известных романов – таких, например, как «Магус» Фаулза. Для более неискушённого потребителя несколько лет назад появился кинематографический аналог – фильм «Игра».
Герои и там, и там проживают дополнительную придуманную жизнь. И это обстоятельство ставит перед нами вопрос – что есть современная игра: последовательность партий или однократная игра.
Тут есть очень интересные примеры – есть разветвлённый сетевой игровой сервер, запрещающий повторное участие в ролевой игре, игроку, виртуально в ней погибшему. То есть, в таком случае, никакого «restart level», никакого нового начала произойти не может. Можно, конечно сменить виртуальное имя и провайдера, но в наших условиях это значит почти тоже, что переродиться.
Классический пример однократной игры это розыгрыш.
Причём выигрыш обеспечивается лишь когда он, розыгрыш, раскрывается – как известными бывают только раскрытые разведчики.
Поэтому идеальный разведчик – разведчик неизвестный.
А вообще не буду я ниченго больше сегодня писать - потому как сгоревший манеж воспринимаю как личную обиду. И очень этому расстроился.


Извините, если кого обидел.

История про игры (ХI)

Только что я узнал, что мои френды умнее меня. Они рассуждают о Римане, Шопенгауэре, многомерных пространствах и влиянии Шуберта на Шостаковича. Вы в этом ничего понять не можете, но в коментах соглашаетесь с ними. Всё это ужасно верно, оттого я расскажу о карточных играх дальше и перескажу Collapse )

История про игры (IХ)

Появляется понятие стиля игры - крупным мастером атаки, конкретного анализа был итальянец Греко; усовершенствовав технику позиционной игры, поднял значение общей оценки Филидор. Появляется термин «комбинационным «зрением», который применялся, в частности к Алёхину.
Особое положение приобретает не игра, а часть игры, задача. В задачах (где требуется дать мат в заданное количество ходов) и особенно в этюды (где требуется выиграть или сделать ничью) эстетический элемент достигает наибольшей степени.
После этого краткого экскурса в историю можно позволить себе сделать несколько замечаний.
Партии в шахматы на протяжении нескольких столетий удлинялись – в целях эстетических, для улучшения game-play.
Всё сильнее проявлялась тенденция блочной игры, когда партии игрались блочно, основываясь на уже известных и содержащихся в памяти игроков комбинациях.
При общем сохранении правил менялся регламент шахматной игры – например, в конце XIX века появляются шахматные часы, традиция многодосочных соревнований.


Извините, если кого обидел.

История про игры (VII)

Эпиграф: Вглядимся в это непрестанное напоминание, в приверженность игры к традиционным формулам. На самом деле, каждый игрок разыгрывает давнишние сдачи. Его партия – повторение прежних партий, а лучше сказать – повторение давнишних жизней.
Борхес. Труко.

Итак, шахматы. Эрик Берн замечает : «Игры, в которые играют люди, передаются от поколения к поколению. Любимая игра конкретного человека может быть прослежена как в прошлом - у его родителей и у родителей его родителей, так и в будущем - у его детей. В свою очередь его дети, если только не произойдет какое-нибудь вмешательство извне, будут учить этим играм его внуков. Таким образом, анализ игр происходит на обширном историческом фоне. Игра может охватывать около сотни лет в прошлом и может быть надежно прогнозирована по меньшей мере лет на пятьдесят в будущее».
Моделирование боевых действий обычно связывают именно с шахматами.
Особое положение приобретает не игра, а часть игры, задача. В задачах (где требуется дать мат в заданное количество ходов) и особенно в этюды (где требуется выиграть или сделать ничью) эстетический элемент достигает наибольшей степени.
Для сравнения можно представить себе современный футбольный матч, который играется с середины второго тайма и судья предварительно расставляет игроков – одинокого нападающего у чужих ворот, вратаря – на своём месте, а всю защиту выбрасывает на скамейку запасных.
Пример шахмат нам нужен для того, чтобы понять – игра действительно эволюционирует вместе с обществом. Партии в шахматы на протяжении нескольких столетий удлинялись – в целях эстетических, для улучшения game-play. Началась пора блочной игры, когда партии основывались на уже известных и содержащихся в памяти игроков комбинациях.
И, наконец, современные шахматы стали шоу.
В рамках массовой культуры совершенно не важно, каким стилем играл чемпион мира – важно, кто им стал. И не было ли при этом какой конспирологической интриги.

Название шахмат производят от персидского шах – государь и арабского мат – умер), про это занятие ортодоксальные источники постоянно повторяют «игра, богатая элементами спортивной борьбы, научного мышления и художественного творчества».
Появившиеся, по-видимому, в Индии, (поскольку упоминание о них, вернее о чатуранге, забытой игре с четырёхцветным и четырёхчастным войском на одноцветной доске и четырьмя игроками относится к VI веку. В чатурангу играли четыре человека, но в отличие от современных шахмат, задача заключалась не к постановки мата, а к истреблению фигур противников.
Что любопытно, чатуранга была симбиозом костей и шахмат в современном представлении - ходы делались в зависимости от броска костей. Например, если выпадала одна цифра, то ходила соответствующая ей фигура, если выпадала другая – то использовалась следующая.
Игра эта забыта. Колесницы, слоны, конница и пехота – четырёхцветное воинство – распущены. Сначала шахматы были медлительной игрой, фигуры – малоподвижными. По мере продвижения с Востока на Запад шахматы претерпевали изменения. Со временем ферзь и слон приобрели дальнобойность, пешки стали передвигаться (с начального положения) не только на одно, но и на два поля вперёд и была введена рокировка. Кстати, что в глубинных районах Бурят-Монголии местные шахматисты и сейчас не признают современной рокировки.
В Западную Европу игра проникла в VIII – IX веках, после завоевания арабами Пиреней. К этому времени относится, невидимому, начало изучения игры; об этом свидетельствуют рукописи (древнейшая принадлежит Абуль-Аба, IX в.), где приводятся интересные партии и мансубы (задачи). Подлинное изучение шахмат было начато в Европе в эпоху Возрождения, когда шахматы приобрели к концу XVI века современную форму и собственно получили распространение.
В Среднюю Азию они были завезены непосредственно из Индии; русские получили шахматы, вероятно, от иранцев. Первое упоминание о них на Руси относится к XIII веке в «Кормчей книге».
Самое интересное, что игра тут же начинает обрастать игровыми сообществами - в XVIII-XIX веках шахматисты группировались вокруг кофеен. Всемирной известностью пользовалось шахматное кафе de lа Regence в Париже, в которое ходили Вольтер, Руссо, Д'Аламбер, и Дидро. Эпоха шахматных клубов начинается в Германии (1879). Всероссийский шахматный союз был основан в 1914. Через десять лет в Париже возник Международный шахматный союз (ФИДЕ).
Издавна особое положение приобретает не игра, а часть игры, задача. В задачах (где требуется дать мат в заданное количество ходов) и особенно в этюды (где требуется выиграть или сделать ничью) эстетический элемент достигает наибольшей степени.
Но не имеет смысла создавать очерк истории шахмат – просто знаменитая игра суть удобная модель для сравнения. В современных играх, в том числе компьютерных, происходят всякие общие стилевые процессы (Ну, просто в обществе сейчас спрос на времяпровождение), а шахматы - хорошо описаны, существуют записи партий за несколько столетий. При общем сохранении правил менялся регламент шахматной игры – например, в конце XIX века появляются шахматные часы, возникла традиция многодосочных соревнований.


Извините, если кого обидел.

История про игры (VI)

Ну, и конечно, Юрий Лотман:: «В функции карточной игры проявляется ее двойная природа. С одной стороны, карточная игра есть игра, то есть представляет собой образ конфликтной ситуации. В рамках карточной игры каждая отдельная карта получает свой смысл по тому месту, которое она занимает в системе карт. Так, например, дама ниже короля и выше валета, валет, в свою очередь, также расположен между дамой и десяткой и так далее. Вне отношения к другим картам отдельная, вырванная из системы карта ценности не имеет, так как не связана ни с каким значением, лежащим вне игры. С другой стороны, карты используются и при гадании» .

Извините, если кого обидел.

История про игры (IV)

Ясно, что что такое "традиционные игры" тоже не понятно. Что за традиционные, в чём традиция... Вот - широко распространённые шахматы и карты. Всё остальные пока вон - игру на сцене, турниры, прочие соревнования в спорте (хотя принадлежность шахмат к спорту уже никем не оспаривается).

Придя на семинар к ***, вместо того, чтобы заниматься серьёзными вещами, мы углубились в парадоксоговорение. В частности, было заявлено, что частным случаем шахмат положим шашки, частным случаем карт – кости.
Это упрощённое деление основывается на том, например, что вероятностная схема карт при игре в кости усиливается, и с помощью карточной колоды можно придумать аналог игры в кости.


Извините, если кого обидел.

История про игры (III)

Впрочем, все разговоры об игре превращаются в разговоры об игре в частности. Что такое “игра вообще” никому не известно”.
Большая Советская Энциклопедия в своём 17 томе второго издания говорит:
“ИГРА — 1) Одно из средств умственного, нравственного и физич. воспитания детей (см. Игры детские, Игротека). 2) Состязание со спортивной целью, напр. городки, теннис, футбол, шахматы (см.), или с целью развлечения, напр. домино (см.), карточная игра (см. Карты игральные) и др. 3) Исполнение на сцене или в кинопостановке драматич. произведения (пьесы, сценария) (см. Сценическая игра). 4) В капиталистич. странах — некрые виды спекуляции, напр. биржевая И. (см. Спекуляция биржевая).
Это сообщение зажато между статьёй о некоем селе, центре Игринского района Удмуртской АССР. Расположено это село на реке Лоза, вблизи железнодорожной станции Игра. (Собственно, и село это носит название “Игра”), и статьёй “ИГРА СЛОВ — словосочетание, основанное на частичном или полном звуковом сходстве слов и смысловом их различии”.
Определение, заключённое внутри тёмно-синего тома энциклопедии мне нравится. Это наиболее честное определение – оно необщее.


Извините, если кого обидел.

История про квесты (она же про дохлых рыб и паштеты) - по просьбе трудящихся.

Мы собрались за столом как державы-победительницы, как герои анекдотов. Как три товарища и три поросёнка и начали говорить о былом.
Один из нас предпочитал играть в компьютерные игры, что предназначены для ломки клавиатуры, «Doom» пел в его телефоне, а по улицам он двигался как Дюк Ньюкем. Другой предпочитал медленный онанизм стратегических игр, он часами мог смотреть на шкалы в углу экрана и улыбаться своим достижениям – два пункта вверх на зелёной и полная стабильность на красной.
Я же любил ночное очарование квестов, запутанные интерьеры чужих комнат, затхлые лестницы старинных особняков и лесистые местности, обильные магическими предметами. Квесты были играми, что обросли правилами и ритуалами – от медлительного коньяка и шерлокхолмсовского пыхтения трубкой до неписанного этикета.
Например, квестоману было запрещено подглядывать в солюшены. Ему запрещено было шелестеть глянцевыми страницами те журналов, что издаются для игровых наркоманов или смотреть их электронные версии.
Зато он может в любое время дня и ночи совершить звонок другу, спросить его о чём-то, путаясь в междометиях, обрисовать ситуацию, и путаясь в числительных описать свои шаги.
Это нормально. Это правильно. Это суть жизни инвестигатора и квестомана. Я часто рассказывал об этом и ещё полдюжины иных правил игры, но однажды, впрочем, это привело к неожиданным последствиям.
Как-то ночью меня разбудил телефонный звонок – так, кстати, начинаются все мерзкие детективные романы. Кругом струилась слякотная зимняя ночь, снег хлюпал под шинами редких автомобилей, а в трубке раздался печальный голос моего друга:
- Знаешь, ко мне пришла смерть, но я не знаю, что ей предложить.
Я сразу все понял. Я представил, как одеваюсь наспех, и осказываясь в снежной воде останавливаю попутную машину, думая: успеть – не успеть, закрыты ли там окна… Collapse )

История про сны Березина № 71

"Приснился мне сон, в котором я участвовал в странной игре. То есть, это было нечто странно-среднее между компьютерной игрой и спектаклем.
В этой игре пять уровней, по числу этажей моего старого школьного здания. Почему тут возникло школьное здание? А вот почему. Пространство этой игры напоминает диораму - вблизи живые люди и настоящие предметы, а чуть подальше какие-то барельефы, а дальше уж совсем нарисованные, несуществующие предметы.
Вот есть какое-то место, очень похожее на Северо-американские Соединённые Штаты середины прошлого века, с колёсными пароходами, с негритянками в чепцах и прочими радостями. А вот какое-то космическое и жутко урбанистическое место. Причём, мне в этом сне можно перемещаться между этими странными мирами. Но, как в компьютерной игре - то краник какой-то надо повернуть, то вернуться и забрать засохший пирожок со столика в ресторане.
И вот я общаюсь с обитателями этих игровых пространств, причём так и не понимаю, что мне в этой игре делать нужно. Зачем это я хожу по как бы этажам этого здания, попадая то к кельтам, то к ацтекам. Они при этом, включая тёток в кринолинах взятых из прошлого века, прилагают все усилия, чтобы я не мог отличить реальности от нарисованного задника".