Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

Categories:

История про Олега Шишкина - 2

.

Шишкин-2.jpg - upload images with PicamaticСобственно, это разговор с Олегом Шишкиным в марте 1999 года при довольно забавных обстоятельствах. Там много что случилось и до и после, но  речь шла о Рерихе.

- Собственно, с чего началась эта тема?
- Началась с телепередачи, обычной телепередачи. Рассказывали об Индии, и ведущий, в числе других людей брал интервью у одного старого иммигранта, который жил в Ашраме. Они говорили о России и о судьбах иммиграции, и был, в частности, задан вопрос о Рерихе. Тогда старик-собеседник сказал, что вся эмиграция была уверена, что это шпион. Рерих жил замкнуто, и с ним контактировали только определённые люди. Он ездил в Европу, жил в Лондоне, Париже, потом в США и Индии, но, повторяю, круг его общения был узок, и входили в него люди довольно специфические. Но это выяснилось потом, а тогда я решил посмотреть, как развивалась эта тема. Оказалось, что в публикациях о Рерихе огромная путаница, и, мне сейчас кажется, намеренная. Возьмём даже историю с путешествием Рериха. Мы забыли, что живём в иной стране, а ещё десять-пятнадцать лет назад просто так, самому по себе выехать. А уж в двадцатые годы это действительно была "Империя зла" с террором против своего народа, и с нечеловеческой подозрительностью к своему народу, а уж к эмигрантам и подавно. Но меня интересовали странности - почему люди, работавшие в посольствах - в Западном Китае, все эти советские функционеры вдруг начинали помогать Рериху. Поэтому я полез в архивы. Вначале я читал эти документы валом в ЦИДНИ - это бывший партийный архив. Потом в РГВА, это военный архив, там довольно много разведдонесений и очень странных документов. Я смотрел в частности документы Туркестанского военного округа, который до середины 1926 года был Туркестанским фронтом, хотя никакой войны не было...
- Это в связи с басмачеством?
- Нет, они на самом деле готовились к войне с Англией, и полем этой войны должен был стать западный Китай, потому что войска могли встретиться только на этой территории. Территории утерянной власти. В ЦХИДК попались очень интересные документы французской разведки, попавшие к нам после штурма Берлина. Но, дело в том, что для меня двадцатые годы - это очень стильное время. Время, которое остается непознанным.
- Для меня все-таки двадцатые годы делятся на три периода 1920-24, 24-27 и 27-30. Они все разные. Да и все времена стильные. А какое стильное время конец сороковых годов! Мне вообще кажется, что внутренняя стилистика времени определяется верой участников. Верой в возможность переделки мира, в то, что ещё вот шаг и счастье, причём счастье для всего мира.
- Ну да. При этом все благодетели Рериха были сотрудниками спецслужб. Без исключения. Где бы не появлялся Рерих, сразу рядом с ним возникал сотрудник ОГПУ и услужливо открывал ему дверь. Меня увлекало ещё и то, что Рерих - это такой Индиана Джонс своего времени, человек, проходящий сквозь стены, который был связан с тайными обществами и который влиял на принятие важных решений. И то, что вокруг Рериха собрался странный круг людей, только дополняло картину. Например, это Яков Блюмкин, убийца посла Мирбаха, международный террорист и одна из первых жертв политических репрессий. Был момент, когда Блюмкин присоединился к экспедиции Рериха под видом ламы. Если нормально читать книгу Рериха "Алтай-Гималаи", это всё выясняется - что приходит лама, говорящий по-русски, который знает очень многих друзей, который видит то, что происходит на всей территории Азии, и который посвящён во все интриги, и более того, который в конце концов уезжает в СССР. Другая странная история произошла со мной, когда я работал на радиостанции "Эхо Москвы" и уже писал эту книгу. Один из музыкальных обозревателей, Анатолий Суренович Агамиров, увидел одну из публикаций в газете "Сегодня", где речь шла о Блюмкине, и были напечатаны фотографии из экспедиционного паспорта, что были в своё время напечатаны в журнале "Совьет Ленд", который выходил в Индии в семидесятые годы. На них был изображён Блюмкин, настоящий Блюмкин, только немного подгримированный. Агамиров посмотрел на эти фото и сказал: "Неужели кому-то интересен этот Блюмкин"? "Мне", - ответил я. "А вы знаете", - продолжил он, - "что Блюмкин сватался к моей матери"? Я, надо сказать, помнил, что Рерих тесно общался с Луначарским, но я не мог подозревать, что племянник Луначарского - это Агамиров, который работает вместе со мной на радио. И Агамиров рассказал мне несколько фантастических вещей, о которых я уже подозревал, но не мог найти им подтверждения. Он сказал, "А вы знаете, что Рериха к Луначарскому привёл Блюмкин? Они помнили ситуацию, когда Розанель Луначарская, его тётя, рассказывала. что сдел у них в доме Рерих, с которым было интересно и страшно. Страшно было потому, что Рерих, неподвижный, похожий на китайского мандарина, в своих восточных одеждах, странной шапочке, и как бы гипнотизировал пространство вокруг себя. Для меня эта история была чем-то вроде внутреннего детектива, и все его детали складывались в необычное мозаичное панно. И когда мне казалось, что книга вполне написана, я поехал к одному человеку в Истре. Это был такой Святозар Барченко, сын биолога и врача Александра Васильевича Барченко, который в свое время был руководителем тайного общества "Единое трудовое Братство". И вот здесь история с Рерихом приобрела очень интересный характер, необычный. Сам я отношусь к историям с тайными обществами очень аккуратно, потому что здесь есть две крайности - это история жидо-масонского заговора, которым всё повязано, либо, другая крайность, что ничего не было, что это все инсинуации, и серьезно говорить о тайных обществах не стоит. Судя по документам "Единое Трудовое Братство" действительно было, и было структурой довольно влиятельной за счёт положения своих членов в миру. Некоторым членам общества чудом удалось спастись, сохранились, кстати, протоколы их допросов в 1937 году. Удалось выяснить, что Бокий упоминает Рериха в разговорах с Ягодой и Трилиссером. Что эти люди обсуждают поездку в Шамбалу. И действительно, оказывается, что путешествие в Шамбалу готовилось советскими спецслужбами, и финансировалось оно тоже специфически - первые деньги на него выдал сам Дзержинский после коллегии ОГПУ. Дело в том, что Александр Васильевич Барченко помимо того, что был биологом, с дореволюционных времен занимался телепатией, он еще носился с идеей экспедицией на Восток, для того чтобы соприкоснуться с культурой некоторых тайных монастырей и посетить несколько центров тайных сообществ. Говорилось о четырех таких центрах. Барченко должен был сотрудничать со спецотделом ОГПУ, который возглавлял Бокий. И спецотел ОГПУ взял на себя подготовку этих контактов в Центральной Азию... В этих документах говорилось том, что Рерих принадлежал к организации русских розенкрейцеров ещё до революции, и как раз в эту организацию входили еще Барченко, Ольденбург, скульптор Меркуров, Гурджиев.
- Хе-хе, Гурджиев, такое впечатление, входил во все тайные общества того времени…
- Да, да... Это вообще очень сильная фигура…
- Многие герои приходят в культуру готовыми к употреблению персонажами. А как сложилась личность Рериха? Как он попал во все эти тайные дела - как Пьер Безухов, случайно в дороге встретившись...
- Это розенкрейцеровские поиски, он попал именно к ним. Розенкрейцером был его отец. Можно не верить, что Рерих был розенкрейцером, но вот в Москве, в музее Востока была его выставка, на которой демонстрировался его розенкрейцеровский крест. Абсолютная регалия, крест из берилла и горного хрусталя. Необычный и чрезвычайно красивый крест.
- А вот на взгляд наблюдателя - кто был инициатором сотрудничества Рериха и ОГПУ?

- Первоначальные контакты шли через Анатолия Владимировича Шибаева. Это такой человек, который мало известен, но именно он являлся секретарем Рериха. Однако, эти контакты, по-видимому, имели взаимовыгодный характер. И Рерих, и органы использовали друг друга. Даже такой человек как Рерих, не может всего просчитать в таких отношениях. Кстати, Шибаев, был высоко ценим в Москве. Когда Хрущев, уже в 1958 году должен был посетить Делийский университет и побывать на факультете русского языка. И вот, на этот факультет приезжает один, без охраны что вообще, нонсенс, глава КГБ Серов - одиозная фигура. Он приходит именно к Шибаеву, находится у него в комнате несколько минут и уходит. Это мне рассказал бывший сотрудник этого факультета Есаулов, который сейчас живёт в Москве. После одной из первых публикаций, меня пригласили в Службу внешней разведки, с которой я давным-давно связывался, пытаясь получить от них какие-нибудь документы. У них имелась часть дела Рериха, ведь к военной разведке Рерих не имел отношения, а был связан именно с разведкой политической. Однако политической в каком смысле? Вот он шёл по перевалам и эти перевалы являлись стратегическими. Дело в том, что с середины XIX века в этом районе происходило основное противостояние Российской империи и империи Британской, пока не был в конце концов достигнут паритет и не была проведена линия Дюрандо. А когда появился СССР, он во многом явился преемником Российской империи. И наиболее воинственные генералы царской армии пошли на службу в армию Красную.  И они иногда предлагали свои планы завоевания Индии, поскольку идея омыть сапоги в Индийском океане жила в армейских умах ещё с Павла I. СВР передала потом целый пакет документов Рериховскому центру Шапошниковой. Собственно, единственным документом, что я получил от них, было завещание Рериха, в гоотором говорится, что этим документом отменяются все предыдущие завещания, и право наследования передается Елене Ивановне Рерих, а после её смерти - коммунистической партии Советского Союза. Просьба товарищей Чичерина, Сталина и Быстрова распорядится всем этим имуществом и тому подобное... Я не понимаю, почему они держали этот документ так долго, потому что точно такой же документ из советского полпредства в Урумчи хранился у секретаря Рериха Луиса Хорше, который жил в Нью-Йорке. Он был крупным капиталистом, играл на бирже, занимался различными видами искусства. Кстати, в начале шестидесятых годов он произвел грандиозную распродажу картин Рериха. Продавал он их очень дёшево (у него была самая большая коллекция картин Рериха), а продавал он старые картины, то есть - дореволюционного периода по двадцать пять долларов за штуку, а индийского цикла - по пятьдесят долларов за штуку. Для чего он это делал? Он хотел поддержать новое авангардистское искусство, которое развивалось тогда в Америке.
- Но ведь не только советские спецслужбы проявляли интерес к тем краям?
- Да, я цитирую довольно много источников, в частности, документы монгольских спецслужб, английских, немецких (причем отслеживающих действия друг друга), и, например, японцев.  Японцы же, после создания марионеточного государства Маньчжоу-Го, намеревались создать еще одно, в которое бы входила Внешняя и Внутренняя Монголия, во главе с Панчен-Ламой... И, естественно, сталкивались интересы четырёх государств - это СССР, Англия, Япония и гоминьдановский Китай. У Чан Кайщи были постоянные контакты с Далай-ламой, и надо понимать, что Восточный Китай всегда понимал, что эта территория всё равно вернется.
- Может, мы коснёмся мифа о немецкой экспедиции?
- Экспедиций на самом деле, было несколько. Во времена Рериха была экспедиция Фильхнера, которая занималась вопросами, связанными с разными геомагнитными аномалиями. Фильхнер до этого побывал на полюсах, и вот эта экспедиция более мистична, чем другие. Мы живем в мире, который на протяжении многих лет отрицал различные, скажем так, необычные проявления человеческой психики. Но в действительности, эти проявления все время исследовались, им все время оказывалось большое доверие. Например, Сталин вместе с Горьким инициировали создание Института экспериментальной медицины, где проводились-таки исследования. Тот же Барченко проводил исследования телепатических особенностей человека и было доказано, что эти способности есть. Более того, были знаменитые опыты Гурвича, знаменитые опыты, связанные с тем, что он рассекал клетку и занимался гистологией, а во время рассечения клеток происходило свечение, то есть выделялась какая-то энергия... И это истории не упавшие с небес, а имеющее научное значение. Можем ли мы читать мысли на расстоянии, можем ли мы оказывать на человека волевое воздействие, все эти вопросы очень важны. Как гипнотически воздействовать на толпу, на массу, на народ, как они могут подчиняться тем и иным сложным приказам - этот вопрос в двадцатые годы стал очень важным, потому что в книгах Фрейда о психологии массы и психоанализе человеческого я, что-то об этом говорилось. Но всех волновавший практический аспект, "то, как править", как заставлять людей быть некритичными, вот именно ради этого государства и группы лиц могли отдать многое.
- А изначально задумывалась книга?
- Да… Один из сотрудников внешней разведки с раздражением спрашивал меня, что вы, дескать, всё копаете и копаете... Они думали, что я ограничусь одной газетной публикацией. А для меня это была одиссея. Одиссея человека, который идет по пустыням и нагорьям, который встречается с политиками и разведчиками. Это история советского Индианы Джонса.
- Какова судьба духовного наследия Рериха? Потеряли ли к нему интерес за рубежом?
- Дело в том, что Рерих умер тогда, когда Индия получила свою независимость. Когда Китай заканчивал процесс коммунистического объединения. Мир стал иным. Перестала существовать в прежнем виде Британская империя, Индия, жемчужна короны, из этой короны выпала... Тут же изменились геополитические ориентиры, мир в Азии стал более просоветским. Даже если взять эту знаменитую грандиозную поездку Хрущева с Булганиным сразу в три азиатские страны, сенсационные его встречи с разными вождями Азии. После крушения британской Индии было естественно, что возникали новые союзы, а ведь это все страны, специфические, как Афганистан... Мне было очень странно, что туда ввели войска, потому что уж это было совершенно излишне...
- Что же произошло с физической смертью Рериха? Прекратилось ли с этим советское присутствие в Тибете?
- Оно всегда существовало. Во время войны туда летали советские военные. Я разговаривал с бывшим шифровальщиком советских атташе в Харбине. Этот человек, правда, умер лет пять назад. Он рассказывал, что на этом горном плато регулярно садился самолет. В Лхассе была своя электростанция, шла нормальная жизнь. Ну а как ещё? Ну а потом получилось так, что с конца сороковых годов СССР жил в окружении своих союзников.
- А какова судьба идеологии Рериха? Давно ведь забыта та стилистическая волна, на которой он пришёл - будильники "Дружба", чай индийский со слоном, "хинди руси - бхай-бхай"...
- Судьба идеологии очень проста. Это - идеология розенкрейцеров. То, что были написаны какие-то книги, это, на мой взгляд, паллиатив. Потому что если рериховское движение исповедует идеи Рериха, который сам исповедовал идеи розенкрейцеров, то уж не лучше ли просто признаться в собственном розенкрейцерстве? Розенкрейцерству лет шестьсот.
- А какова судьба торговой марки?
- Тут два имени. Это Шапошников - "Международный центр Рериха" и его московское отделение, которое возглавляет Валентин Сидоров. У них есть культурная деятельность, которой они занимаются, но что касается идеологии... Но, тут мне кажется, всё тоже столоверчение, те спиритические поиски, тема Махатм-учителей... Здесь существует только одна опасность - иногда молодые люди приходившие к рериховцам, потом становились членами каких-то сект. И многие новоявленные сектантские группы использовали учение Рериха в своих интересах.
- Видимо, это не свойство рериховского учения, а свойство особой восточной эстетики, которое заключается в том, что она чрезвычайно привлекательна для массовой культуры.
- Согласен. Розенкрейцеры подготовили определенную ситуацию в мире. Их часть постоянно отламывается в сектантские группы - почему-то с напряженной такой идеологией. А если рассматривать то что написал сам Рерих, и что потом писала его жена Елена Ивановна, то обнаруживаешь там совершенно удивительные вещи. Они прямо говорили о том, что пытаются создать смесь буддизма и коммунизма. Причём буддизм-то какой - изначальный, буддизм в прямой передаче от Будды.
- А коммунизм-то какой?
- Во-первых, полное отрицание частной собственности. Как у буддийских монахов, у которых нет даже личной собственности, и что у них не попросишь, они всё должны отдать. Это такая нравственная часть идеологии…
- Но коммунизм - это прежде всего структурированность общества. Именно структурированность и является политическим аспектом. Так что, я понимаю, речь идет об утопическом коммунизме.
- Ну это-то вообще-то неплохо. Потому что идеология марксизма довольно прозрачная, экономическое учение ясно и понятно.
- А каковы взаимоотношения этих двух организаций, так сказать, владеющих "торговой маркой" Рериха?
- Особой их активности я не наблюдаю. У них есть свой музей, я имею в виду международный центр, который находится рядом с Пушкинским музеем. В США тоже есть небольшой центр, которым руководит Энтин. Но там Рериха знают мало, его знают только те, кто интересуется русским эзотеризмом.
- А когда прошли публикации в "Сегодня", какова была реакция этих организаций?
- Меня обвинили в нанесении морального вреда. Был суд, и я заплатил двести тогдашних рублей в компенсацию этого морального вреда.
- Что же являлось порочащим Рериха в этих публикациях?
- Это такой вопрос, отвечая на который, можно написать целую книгу. Но я и сейчас очень благодарен Международному центру Рериха за то, что он подал на меня в суд. Благодаря этому суду появилось множество публикаций, посвященных Рериху в связи со мной. Получилась огромная рекламная акция. В которой приняли участие газета "Московский Комсомолец", газета "Коммерсант", "Сегодня" естественно и множество других изданий. Меня обвинили в том, что я - агент Гусинского, потом, что я - агент "Моста", вышла книжка Ксении Мяло, где я называюсь агентом "Моста". Пока меня еще рериховцы не видели в глаза, они считали, что меня просто нет, что есть некий Шишкин-кегебешник, который в начале семидесятых годов писал даже доносы, о чем сказал один человек на пресс-конференции. Что я мог сказать? Пусть говорят, лишь бы говорили. Я писал книгу об интересном человеке, может быть, не праведнике. Эта книга написана в жанре документальной повести, она подтверждена архивными источниками, встречами с людьми. И эта книга - развивающаяся структура, потому что, когда все было окончательно написана, приходят и приходят новые факты. Мозаичное полотно продолжает складываться.

Извините, если кого обидел.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 32 comments