Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

Categories:

История про сестёр Воробей

Семилякина_с_Кулиевой_-_1.jpg - Picamatic - upload your images   Собственно, это разговор с сёстрами Воробей в августе 2000 года - в момент разгара такого смешного проекта слезоточивых романов про детей. Потом с этим проектом произшло много всякого, а тогда он казался беспроигрышным и безоблачным.

- Сейчас я задам вам дурацкий вопрос, потому что не все наши читатели, наверное, видели интервью вашего издателя, Итак, Воробей - это ваше настоящее имя?
Сёстры Воробей, (возбуждённо): Нет, это псевдоним.
- Почему именно Воробей? Я вот, перед тем, как задавать эти вопросы, полез в словарь Даля (в него всегда лезут, когда нужно понять смысл простых слов). Так вот там значится обескураживающе-простое определение: "Воробей - известная птичка". Так почему Воробей?
Сёстры Воробей,
(вместе, назидательно): "Воробей" - это весёлое, доброе слово, но были и другие соображения. Во-первых, слово не воробей, вылетит - не поймаешь. Нам кажется, пишущий человек всегда должен об этом помнить. Кроме того, у этого имени есть своя литературная история. Когда мы выбирали псевдоним, мы исписали целую страницу - каких только имён там не было. Мы много раз перечитывали этот список, и всегда глаз невольно останавливался на этом сочетании - Елизавета Воробей. Если честно, мы не сразу вспомнили, почему это имя кажется нам таким знакомым.
Елизавета, (в догонку): Кто такой Елизавет Воробей вспомнила моя мама. Как вы помните, Собакевич пытался подсунуть Чичикову крепостную, которую он назвал Елизавет, чтобы скрыть её пол. Этот Воробей - мистификация, его не было на самом деле. Но в каком-то другом измерении он существует - мы же с Вами знаем о его существовании. 
- Выходит, сёстры Воробей - тоже мистификация? 
Сёстры Воробей, (строго): Союз двух авторов - явление загадочное и в некотором смысле мистическое. В результате такого сотрудничества возникает нечто качественно новое - это как в математике: в двоичной системе счисления результат сложения двух единиц не может быть выражен цифрой "два". "Я и ты" - это одно, а "мы" - это другое.
Березин, (обрадованно): То есть вы хотите сказать, что вы и сёстры Воробей - это не совсем и одно и то же?
Сёстры Воробей: Да, пожалуй, это самостоятельный автор. Хотя у нас с ним много общего.
Березин (угрюмо): Я вот не буду придуриваться, что не знаю, но ради читателей спросить надо. Лиза, Вы сказали, что это ваша мама напомнила вам о том, кто такой Елизавет Воробей. Ваша мама - Белла Ахмадулина?
Елизавета: Угу.
Березин: А как Ваша мама относится к тому, что делают сёстры Воробей? Как ни крути, это далеко от высокой поэзии - это её не расстраивает?
Елизавета: Нет, наоборот, мама за меня рада. Она даже немного завидует нам с Таней.
Березин: Почему?
Елизавета: Детская литература даёт простор воображению. Вообще, дети - самые благодарные читатели. И потом, они всегда чувствуют фальшь, так что детская литература - своего рода проверка для писателя: если дети тебя читают, значит, ты занимаешься своим делом.
Березин: Мама как-то помогает Вам в работе?
Елизавета: Нет, она никогда не вмешивается в мои литературные дела. Что касается Таниной семьи - они всегда принимают живое участие в нашей работе.
Татьяна: Да, это правда. Когда мы не можем придумать какой-то сюжетный ход, я иногда обращаюсь за помощью к родителям, сестре или брату - часто тот или иной поступок одного из наших героев вызывает у него возмущение. "Это неправильно, - говорит он. - Как она могла так поступить?" Это нас радует, потому что, если наши герои вызывают негодование, значит, они получились.
Березин: А как вы пишете? Одну книгу - Вы, другую - Лиза, или вместе?
Сёстры Воробей: Мы вместе придумываем сюжет новой книги, но основная работа ложится на кого-то одного, а другой - на подхвате.
Березин, (вспомнив о теме): Теперь поговорим о том, что вы пишете. Как я понимаю, это серия…
Сёстры Воробей: Эта серия рассчитана на девочек среднего и старшего школьного возраста. Мы планируем написать 21 книгу. Некоторые из них уже вышли: "Бегущий в Ночи", "Абба или Чай с Молоком", "Игра со смертью" и "Друг в зеркале".
Березин, (вспомнив о теме): В чём, на ваш взгляд, особенность этой серии?
Сёстры Воробей, (назидательно): Дело в том, что сейчас литературы такого рода просто не существует. А между тем, человеку в этом возрасте хочется читать, слушать и говорить о себе и о таких, как он. 10, 12, 15 лет - это возраст становления, время познания мира. Родители часто не могут помочь детям решить их проблемы, потому что они говорят на разных языках. В этом возрасте человек чувствует космическое одиночество, и его нельзя оставлять наедине с его сомнениями и болью. В детстве, едва научившись говорить, ребёнок мучает всех бесконечными вопросами: "Почему снег холодный?", "Почему небо голубое?", и ему терпеливо отвечают. А когда он становится старше, вопросы становятся всё более жёсткими, и никто не даёт ответа. Мы пытаемся создать мир, в котором человек мог бы чувствовать себя понятым, нужным и защищённым.
Герои наших книг - девочки и мальчики 14-16 лет. Но, главным образом, конечно, девочки, потому что серия предназначена именно для них. Все они учатся в одном классе. Как правило, каждая книга посвящена какой-то определённой проблеме: это может быть несчастная любовь, предательство, переживания, связанные с распадом семьи и многое другое. Мы пытаемся говорить обо всём, что волнует подростков. В нашей серии сквозные герои, но в каждой отдельной книге - одна главная героиня.
Березин, (продолжая тему): Как получилось, что вы стали писать романы именно для девочек?
Сёстры Воробей, (уверенно): Мы всегда мечтали писать для детей и писали - стихи и короткие рассказы. Но писать для детей в стол - трудно, потому что детская литература всегда требует отклика, она должна жить.
Невозможно представить "Денискины рассказы", написанные в стол. Вообще, произведения для детей часто имеют конкретного адресата, как, например, "Алиса в Стране чудес". Так или иначе, мы всегда хотели писать для детей, но у нас не было стимула. Когда представители издательства "Росмэн" пришли в Литературный институт с предложением объявить конкурс на лучшее произведение для детей 10-13 лет, у нас, как мы сказали, уже были какие-то наработки. Издателям сразу понравилось то, что мы предложили, а потому до конкурса дело так и не дошло. Таким образом, идея создать серию для девочек принадлежит издательству "Росмэн". Это крупное детское издательство, которое, прежде, чем мы приступили к работе над серией, издательство провело опрос с тем, чтобы узнать, какие книги хотят читать сами дети, и это, конечно, помогло нам в работе. Кроме того, мы сами, наверное, ещё не вышли из детского возраста, во всяком случае, мы ещё помним, как это было - первая любовь и первое предательство, - потому что это было не так давно.
Березин, (заговорщицки подмигивая): Вы обе закончили Литературный институт. Это что-то дало вам как авторам?
Как известно, нельзя научить хорошо писать. Что касается филологического образования, это не единственный ВУЗ, где его можно получить, но в коридорах Литературного института мы, пожалуй, узнали не меньше, чем на лекциях. Вообще, это культовое место. В стенах Литературного института всегда царила особенная атмосфера - будет жалко, если со временем это изменится. Литературный институт находится на Тверском бульваре, рядом с памятником Пушкину и недалеко от Патриарших прудов, наверное, в этом тоже секрет его обаяния. Кстати, судьба часто заводит наших героев в эти места.
Березин, (вспомнив о теме): то есть, так и запишем: "Выходит, в вашей работе личный опыт играет не последнюю роль"…
Сёстры Воробей, (неуверенно): Конечно, в той или иной мере. Хотя мы сами не всегда можем понять, что в наших история правда, а что вымысел.
Березин, (зловеще): не было ли желания какого-нибудь злопыхателя прописать, отомстив ему за кнопку на стуле… Короче, прототипы ваших героев - это реальные люди?
Сёстры Воробей, (смутившись): Когда как… Наверное, мы так говорим из скромности - на самом деле, нам нравится описывать наших знакомых. Остаётся надеется, что это литературное хулиганство не может никого обидеть - не может, главным образом, потому, что мы любим своих героев, что бы они ни делали, какие бы поступки ни совершали.
Березин, (вспомнив о классике): То-есть, у вас герои вроде Пушкинской Татьяны - своенравные? И прям рвутся из рук?
Сёстры Воробей, (с довольным видом): Конечно, и это бывает часто. Как-то мы поженили родителей наших героинь Юли и Марины, двух подруг, хотя это не входило в наши планы - мы клялись нашему редактору, что до этого не дойдёт, так как боялись, что это будет выглядеть натянуто: лучшие подруги вдруг стали сёстрами - слишком слащаво. Но ситуация вышла из под контроля. На самом деле, наши герои умнее нас - это как в жизни: нелогичное и дикое иногда оказывается единственно возможным. Хотя мы, конечно, стараемся контролировать ситуацию.
Березин, (вспомнив о теме): Когда вы решаете, как поступить с тем или иным героем, у вас бывают разногласия?
Сёстры Воробей, (изменившись в лице, строго): Поступки наших героев, как правило, вытекают из логики событий, поэтому разногласия возникают редко. Кроме того, у каждой из нас есть свои любимые герои, проще говоря, мы их поделили. Мы друг другу доверяем, а потому стараемся не вмешиваться в судьбу чужих героев.
Березин, (в заключение, с умным видом): Вы пишите книги для детей - ждёте ли вы какого-то особого результата?
Мы хотели бы помочь нашим читателям разобраться в себе, попытаться вместе с ними решить их проблемы. В то же время, мы стараемся быть тактичными: хороший психотерапевт не предлагает готовых решений, а просто направляет, подсказывает, как найти выход, который нужно искать в самом себе. Мы стараемся не навязывать своих решений - мы просто говорим о тех проблемах, которые волнуют подростков. И говорим не с позиции взрослых, а скорее как ровесники или как старшие товарищи. Мы бы хотели, чтобы в авторе этих книг наши читательницы нашли друга и советчика, а может, старшую сестру. Наверное, ещё поэтому мы выбрали такой псевдоним - сёстры Воробей.



Сообщите, пожалуйста, об обнаруженных ошибках и опечатках.

Извините, если кого обидел.


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments