Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

Category:

История про Киреева

.

Зарядил дождь, и как-то ужасно захотелось спать. Вместо этого я принялся читать мемуары Киреева - опись его жизни мс 1958 года по нынешнее время.
Мемуары вещь хорошая - и даже тем, что в них обнаруживаешь фразы третьих лиц, типа того, что Давид Самлойлов в ноябре 1982 года пишет Лидии Чуковской, что читал последнюю катаевскую вешь и нашёл, что у него "Всё в порядке - и построение, и сюжет, и лица. Но как будто внутри этого подохла мышь - так несет непонятной подловатиной". Чуковская тут же начинает радоваться "Какая у вас точность удара", и т. п.
Или вот, с большим запозданием, лет десять назад, я узнал, что Катаев в шестьдесят один год вступил в партию. Это вызывало удивление - зачем? На карьере это уже не могло сказаться. Что-то в этом было от прапорщика, что вступая в КПСС вызывал даже некоторое уважение: это для прапорщика был бескорыстный акт. Киреев пишет про Катаева... Нет, лучше сначала о другом.
Мелкие детали в мемуарах - чаще всего, самое интересное, самое прочное воспоминание, что от них остаётся. Киреевский текст мне понравился уже тогда, когда я читал его в журнале. Сейчас, в книге, он мне понравился даже больше, что бывает редко.
С литературных мемуаров вообще особый спрос - их пишет не плотник и не космонавт, которые вовсе не обязыны обладать хорошим слогом. Их пишут люди в какой-то мере обязанные писать хорошо.
Однако ж есть проблемы, их две, и они по-своему примечательны:
Во-первых, это рассказы о литераторах, которые по большей части умерли, или которым лет по шестьдесят-семьдесят. Это нечитаемое звено русской литературы. То, что она описана участниками и наблюдателями - очень хорошо, но вот реального актуального читателя, что интересуется этими персоналиями нет.
Во-вторых, нужно снова вернуться к Катаеву. Киреев делает попытку написать мемуары, никого не обижая, сдержанно-вежливо, почти дипломатически (несмотря на некоторый пафос и откровенные переживания из личной жизни). Катаев сделал иначе, подпустил в свою пользу фантазии, довёл множество людей до слёз, и был объектом мести во многих зеркальных мемуарах. Но имел при этом циничный успех, сформировал некий новый мемуарный стиль и проч., и проч. И это опять свойство расстановки "но": "не очень благородно, но интересно", или "интересно, но не очень благородно". Благородство обедняет.
Никто не требует пойти по кривой катаевской дорожке, или там сыпать анекдотами, как Довлатов (что сделал бы я) - и как поступить, решительно непонятно.



Киреев Р. 50 лет в раю. Роман без масок - М.: Время, 2008. - 624 с. (п) 3000 экз.ISBN 978-5-9691-0371-9

Извините, если кого обидел.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 47 comments