Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

История про печать

.

Давным-давно я работал в одной газете. И как-то моего коллегу Ваню Синдерюшкина пригласили на фестиваль фантастики в уже отделившуюся Украину.
Харьковская_печать.jpg - image uploaded to PicamaticТоварищ мой чрезвычайно возбудился и обрадовался - мало того, что он поехал туда как почётный гость, так ещё и командировочные расходы должны были ему оплачивать из расчёта командировки за границу, то есть - по двадцать пять долларов в день.
Это всё его радовало ровно до того момепнта, пока он не вернулся. Ваня пошёл в бухгалтерию, где с него потребовали командировочное удостоверение. "Позвольте, - возмутился он. - Так ведь заграничные командировки безо всяких удостоверений оплачиваются". "Это верно, - отвечали ему. - А предъявите загранпаспорт со штампом пересечения границы". И тут Синдерюшкин прикусил язык - он действительно пытался поставить печать себе в паспорт (они ещё тогда были с гербом СССР), да пограничников никаких не было. Зашёл в купе ночью какой-то таможенник, да был он такой пьяный, что осталось непонятно, какой страны он был.
Попросишь такого печать поставить, он у тебя носки конфискует.
И прошиб Синдерюшкина холодный пот.
Понял он, что он за эту командировку вовек не расплатится.
- Пиздец! Пиздец! Пиздец! - закричал он.
Мы собрались у постели больного (Синдерюшкин в ужасе взял бюллетень). Выяснилось, что бухгалтерия по правилам может принять ксерокопию командировочного удостоверения. Она была готова принять хоть что-то, потому что статьи и интервью были напечатаны, все всё прекрасно знали, однако ж, фестиваль, на который ездил Синдерюшкин проводился в первый раз и не имел даже печати. Вообще в ту пору свежих границ и денег с огромными нулями на законодательство глядели странно - с опаской, но без уважения. Если деловой человек никого не убил (такое случалось), он казался светочем прогресса. Ну, а если убил - то, значит, был к тому вынужден.
Тогда кто-то из нас притащил к одру умирающего Синдерюшкина программу, что конструировала штемпели и печати.
- Фантастика, фантастика, - бормотал я. - Дас ист фантастиш!
Харьковская_печать_ещё_одна.jpg - Picamatic - upload your images
Последнее я сказал, чтобы подчеркнуть то, что тоже был за границей и знаком с чужеземными наречиями.

Не найдя ничего лучше, сперва мы сконструировали печать ужасного вида.
Увидев её, Синдерюшкин позеленел от злобы.
- Что это за г.? - закричал он.
- Ваня, не ругайся. - сморщилась Ева Перонова, которая писала о вечном-женском и не очень любила, когда люди выражаются.
- Г!.. г!.. - не унимался Синдерюшкин. - Г!..
Выяснилось, что нельзя ни писать "город", ни сокращать его до "г." - потому что "город" по украински "мисто".
Тогда мы спросили Синдерюшкина, что там ещё чего другого написать. Спросили и совсем страшное - знает ли он как будет слово "звёздный" по-украински. В ответ он начал гнуться и ломаться как пряник, напирать на свою имперскую психологию и вообще кривляться.
- Там должна быть буква "i", - сказал он наконец.
Букву "i" мы вставили, но это дела не поправило.
Потом я вспомнил перевранную цитату из Винни-Пуха, который, якобы в украинском переводе содержал фразу Сирый пидструковатый ослик Иа-Иа стоял сам саменьки, яки палец и..."Винни-Пуха взяли в оборот.
Надо сказать, что творческая работа уже давно шла не без помощи алкоголя.

Наконец, мы поставили печати на замурзанное удостоверение, и в этот момент к нам пришёл Лёня Гольденмауэр. Собственно, это мы его сами позвали - чтобы похвастаться.
Лёня был серьёзный и вдумчивый человек. Он внимательно посмотрел на наше творение и сказал:
- Да вы охуели.
- Чё, - обиделись мы. - Смотри, как клёво.
- По вам статья плачет. 327-ая, часть первая. А по тебе, Синдерюшкин, и часть третья. Но это ещё не всё. Мало того, что вы подделываете документы, так ещё государственный герб Украины на них впендюрили. Это государственное преступление, между прочим. В следующий раз, как пересечёшь границу, так тебя в Казачьем поле выведут из вагона и расстреляют на насыпи.
- Расстреляют?!
- Ну, сошлют.
- Теперь нас всех сошлют... Где на Украине Сибирь? - вздохнул Синдерюшкин.


В результате... Но, тем не менее... Я даже отказываюсь рассказывать, как и чем всё кончилось. Два добрых волшебника... Но перед законом мы остались чисты - это я пишу на всякий случай. потому что знаю, чем могут кончится откровения в Живом Журнале. Чисты. Да-да.
Да, собственно, всё вышеизложенное - плод фантазии. Вымысел.

Извините, если кого обидел.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments