Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

Category:

История про прогон волны

.
- …Предположим, что я стал бы носить
своих детей с собой в кармане, сколько бы
мне понадобилось для этого карманов?
- Шестнадцать, - сказал Пятачок.
- Семнадцать, кажется... Да, да, - сказал Кролик,
- и еще один для носового платка, -
итого восемнадцать. Я бы просто запутался!
Алан Милн. Винни-Пух и все-все-все.


Я сходил на "Филигрань". Это, если кто не знает, такая фантастическая премия "от критиков". Собственно, там премий две - во-первых, премия имени Тита Ливия (я заметил, что устроители умеют-таки придумывать названия премиям, просто завидки берут) - за достижения в альтернативно-историческом формате фантастической литературы. и "Филигрань". Впрочем, меня больше развеселили IX чтения памяти Аркадий Натановича Стругацкого, которые там и происходили. Там была замечательная тема - в приглашениях было написано, что речь пойдёт о проблемах "молодой русской фантастики", но мне продали гораздо лучший мех за те же деньги. "Проблемы молодых" - это такая вечная тема на всяких мероприятиях, на совещаниях и конференциях. Это ведь такие хитрые слова, это настоящий симулякр - и пон6ятие "молодые" и "проблемы молодых".
Во-первых, оказалось что некоторая толика этих молодых в этот момент пила пиво на Патриарших прудах. Это, мне кажется, очень стильно.
Во-вторых, все эти разговоры о "молодых" с Божьей помощью свернули на проблемы каталогизации и систематизации. А это самые интересные проблемы в истории любой Корпорации.
Был недавно такой сборник "Предчувствие "шестой волны". Впрочем, в выходных данных там было написано "Предчувствие. Антология "шестой волны", так что не совсем было понятно, подкатывает ли эта волна к берегу, или только собирается зародиться где-то там, вдалеке.
Там в предисловии было написано: "Сейчас об этом почти забыли, а когда-то фантастику считали в волнах.
Первая волна: от начала начал и до Ефремова (и включительно, и исключительно). Почему так? Нипочему. Считать легче.
Вторая волна: "шестидесятники". По срокам волна примерно и уложилась в это славное победами и поражениями десятилетие.
Третья волна: семидесятые и добрая половина восьмидесятых - да чуть ли и не все восьмидесятые.
Четвёртая волна: пришлась на "великую сушь" - конец восьмидесятых и первую половину девяностых.
Пятая волна: со второй половину девяностых и по настоящее время. Шестая волна: ..?". Но оказалось, что с этими волнами полная неразбериха (я-то думал, что после хаотических девяностых проблему счёта утрясли, но нет). Ведь давным-давно Сергей Бережной написал ответы на часто встречающиеся вопросы, где, в частности, говорилось, что первая волна - между двадцатыми и тридцатыми годами ХХ века. Классовое чутье и повышенная научность, "Месс-Менд" Шагинян и Александр Беляев.
Вторая волна - это сороковые и пятидесятые годы: "фантастам не следовало отрываться от тогдашней реальности больше, чем на одну пятилетку. Писать рекомендовалось о новых изобретениях, полезных в народном хозяйстве - например, радиоуправляемых тракторах... Романы о происках различных врагов социализма, стремящихся непременно всякие подобные изобретения поставить на службу мировому капиталу - и, конечно, борьбе с этими происками". Александр Казанцев, Иван Ефремов. "Третья волна" (и от неё Бережной отсчитывал собственно современную русскоязычную фантастику): "Вышедший в 1957 году роман Ивана Ефремова "Туманность Андромеды" пошел наперекор всем принципам фантастики "ближнего прицела" и вдохновил целую новую плеяду авторов, среди которых были братья Стругацкие"…
Четвертая волна закрывала список. "Устоявшееся название целого поколения отечественных авторов-фантастов, начинавших писать в 1960-1980-х годах, но в советское время крайне мало издававшихся. …Трудно проследить какие-то единые характеристики творчества авторов четвёртой волны… Их объединяет разве что общая беда - долгое отлучение от публикаций". Но в ходе обсуждения на "Филиграни" вдруг всё смешалось. Похожий на переодетого гусара критик Байкалов сказал мне, что первый период надо считать с Одоевского и прочих мистических экспериментов. (Другой крупный и фантастический критик мне как-то сообщил, что отсчёт нужно вести не то с Гоголя, не то с Гильгамеша). В разговорах с прочими фантастами выяснилось, что четвёртая волна это ещё и Евгений Лукин и Эдуард Геворкян. Оказалось так же, что пятая волна - это Бурносов и Бенедиктов, шестая… (Тут опять всё смешалось, и я не запомнил про шестую). Впрочем, оказалось, что Байкалов насчитал чуть ли не восемь волн фантастов. Голова у меня начала идти кругом. Я стал напоминать себе того самого Кролика из "Вини-Пуха", что не знал точно, сколько у него детей и карманов.
Впрочем, наконец, встал крупный и фантастический критик и поставил всё на свои места. Он сказал, что все эти волны фантастов были привязаны к конкретным политическим периодам в обществе, а нынче никаких волн нет. И оказался прав. Я тоже думаю, что писатели вообще и фантасты в частности перестали жить кучно. Всё вразброд, кто по дрова, а кто сидит в лесу у костра. А как начнут в современном обществе считать волны, так всё это сразу напоминает рекламные перекрикивания:
- А у нас Интернет-проект! Нет, Веб-проект!
- А у нас тогда Веб 2.0!
- А у нас тогда Веб 3.0!
Будто чем номер больше, тем лучше он загипнотизирует обывателя. Ну и ладно, цифр-то много, а нас ими так легко не купишь. Вон, шестая волна взяла и пошла пиво пить. Или, может, она была седьмая или восьмая.
Не сосчитать.

Извините, если кого обидел.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 47 comments