Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

Categories:

История про биографии

.

Понятно, что сейчас чрезвычайная мода на биографии. Но как-то довольно много разговора о них в терминах "хорошая" и "плохая", но мало кто чётко может сформулировать - каковы критерии, по которым мы определяем качество биографической книги.
Например, протопоп Аввакум и Николай Островский написали сами про себя, и книги вполне агиографические. Книги эти великие, как бы кто к ним не относился. Однако ж агиографическая книга о Солженицыне меня раздражает - и проч., и проч.
Является ли точность неотъемлемым качеством хорошей биографии? Или живость искупает всё, то есть происходит модификация жанра. Вон, я люблю "Смерть Вазир-мухтара", меж тем там смещены все акценты, и сами исторические детали там сложно трансформируются.
Должны ли мы искать в биографии анализа или верного изложения событий?
Есть и другое обстоятельство - о покойниках не принято дурно говорить. Но так это о недавних покойниках. А как истлел - пожалуйте бриться!
Легко писать о мертвецах прошлого, когда вокруг тебя не сгущаются эмоции очевидцев.
Сейчас вышли две агиографические книги - упомянутая о Солженицыне и жизнеописание братьев Стругацких.
Сложно даже не писать о живом классике, а читать о нём.
Не стоит ли помариновать его - примерно так же, как был введена десятилетняя, что ли, отсрочка на поименование улиц (в случае с Кадыровым, правда, нарушенная). (Но тут меня будут упрекать, что я желаю чьей-нибудь смерти для совершенства пейзажа).
Это я к тому, что я перестал опрашивать уже читавших и сам принялся читать книгу Скаландиса.


Извините, если кого обидел.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 34 comments