Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

История про сны Березина № 261

Живу в странном дачном, но барском доме – так проецировалась идея барского дома в советских дачах тридцатых-сороковых годов. Живу я в комнате, за которой остеклённая веранда и выход на непарадную сторону дома, к забору лесу. Люди довольно странные в этом доме – целое семейство заслуженных людей.
Но потом я вдруг перемещаюсь в пространстве. Я не то во Франции, не то в Югославии 1945 года – разговариваю с русскими партизанами и угнанными рабочими, которых человек десять. Статус у меня странный – я из Москвы, но Москвы-2007. Поэтому я пытаюсь рассказать о всех гранях этого выбора, предупредить об опасностях, чтобы они сами решили – возвращаться или нет. Сначала кажется, что это именно Франция – потому что часть деталей из воспоминаний Бунина о бывших русских пленных, что ходят по Парижу в самостоятельно пошитой советской форме. Да и сама обстановка довольно специфичная, с ощущением «мы – дети великой страны»
Югославия возникает оттого, что вижу среди своих сына Льва Толстого. Мы с ним сидим в каком-то кабинет, где он читает мне свою, только что написанную эпиграмму:

Кухарка в погребах
А дворник мной уволен.
Старик мой в смешанных тонах
А я доволен.


Потом я возвращаюсь к этим перемещённым лицам, что произойдёт дальше - отчего-то упираю на то, что знаю, когда умрёт Сталин, но понимаю, что они мне не поверят. Всё же рассказываю, но им уже пора, в новую жизнь.


Извините, если кого обидел
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment