Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

История про страшную месть Карлсона (IV)

.
... Между тем распространились везде слухи, что дочь одного из богатейших людей города, правой руки градоначальника, господина фон Бока, человека, чьё состояние было составлено внутренностью российской земли, возвратилась в один день с прогулки вся избитая, едва имевшая силы добресть до отцовского дома, находится при смерти.
Всё это философ прочитал в газете, которой потчевал пассажиров разносчик печатной продукции – человек с виду слепой, но отменно считавший деньги. Однако ж не знал он, что после лекций к нему самому подойдёт неприметный человек специального назначения и не спросит, знаком ли он с эльффийскими обрядами кривого толка, свойственными толкиенистам.
Эти обряды, что несут гибель кошкам и зажигают советскую звезду огнём на полу, были знакомы Малышу – он только что прочёл Кроули и превозмог в учении суть всех религиозных перевёртышей, среди которых были и Толкиенисты.
Он кивнул, и вдруг оказалось, что дочь торговца жидким, твёрдым и газообразным перед смертным часом изъявила желание, чтобы Великую Книгу Толкиенистов в продолжение трех дней после смерти читал именно Малыш.
Студент вздрогнул по какому-то безотчетному чувству, которого он сам не мог растолковать себе. Темное предчувствие говорило ему, что ждет его что-то недоброе. Сам не зная почему, объявил он напрямик, что не поедет. Но специальный неприметный человек посмотрел на него так, что стало ясно, что это то предложение, от которого нельзя отказаться.
Он вышел за ограду и увидел машину, которую можно было бы принять сначала за хлебный овин на колесах. В самом деле, она была так же огромна как печь, в которой немцы регулировали национальный состав Европы. И в самом деле, это был немецкий лимузин.
"Что ж делать? Чему быть, тому не миновать!" - подумал про себя философ и произнес громко:
- А бричка знатная! Тут бы только нанять музыкантов, то и танцевать внутри можно…
Но ему не ответили. Малышу чрезвычайно хотелось узнать обстоятельнее: кто таков был этот магнат, каков его нрав, что слышно о его дочке, которая таким необыкновенным образом возвратилась домой и находилась при смерти и которой история связалась теперь с его собственною, как у них и что делается в доме? Но всё было напрасно.
Спутники его включили радио, поющие песни, по недоразумению называющиеся шансоном, и слёзы сентиментальности потекли у них по щекам. Увидя, как они расчувствовались, Малыш решился воспользоваться этим и улизнуть. Он сначала обратился к седовласому человеку, грустившему об погибших в какой-то песне отце и матери:
- Что ж ты, дядько, расплакался, - сказал он, - я сам сирота! Отпустите меня, ребята… на волю! На что я вам!
- Пустить тебя на волю? – отозвался спутник. – Да в уме ли ты?
И более Малыш ничего не спрашивал.
Медленно перед его глазами проплыли знакомые подмосковные места, сменились незнакомыми, дороги расползлись как раки, машина свернула в лес, и вот перед ним уже был огромный дом, прямо внутрь которого, миновав парк, въехала машина.



Извините, если кого обидел
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment