Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

История про Колбасьева (V)

Вот тут все начали попинывать "Эхо Москвы", и я тоже присоединюсь к тому нестройному хору. Но совсем не по той причине, что и все, а по поводу военно-морского флота.
Дело в том, что я сейчас, в поисках одной цитаты, наткнулся на расшифровку передачи, в которой полупересказывается-полуцитируется известная байка из колбасьевского рассказа (раз, два). И завершается она словами "Вот какие замечательные командиры были в русском императорском флоте".
Ну ладно, внутри маленького радиоприёмного ящичка никто не крякнул. Но мне придётся сказать - всё это от непонимания и невнимательного чтения. Реакция сродни той, что описывается в анекдоте про немцев, расхваливающих актуальность "Собачьего сердца" за то, что повесть а) про пересадку органов и б) защиту животных.
А у Колбасьева речь идёт о довольно трагическом времени - стоят корабли, всё замерло перед большой войной, и никто ещё не знает, что это - "гражданская война". Офицеры мрачно шутят: ""Интернационал - это когда на русских кораблях под занзибарским флагом в финляндских водах на немецкие деньги играют французский гимн". Команда уже озлобилась, что думает Ревельский комитет - непонятно. И все думают - с кем идти? С красными или с белыми? Или идти продавать казённый сурик.
И вот командир миноносца "иногда вдруг выходит в кают-компанию, садится, закуривает трубку и начинает рассказывать. Всем ясно, что он делает это нарочно, чтобы стало легче. Однако задумываться нельзя. Нужно только слушать, и тогда рассказы действительно помогают". Причём рассказ про капитана Балка кончается угрюмо: "когда начальство за многие грехи перевело его с миноносца на транспорт, он выпил последний стакан водки, понюхал свою традиционную баранку и пустил себе пулю в лоб". Но всё и дет к делу, и молодому мичмману кажется, что мифический капитан "сидит вот тут же рядом в кают-компании, огромный, чернобородый, с руками, скрещенными на животе, и широкой благодушной улыбкой.
И было спокойно».

Императорский флот уже рухнул, по воде плывут обрывки знамён и чёрные фуражки. У мичмана родами умерла жена, нет ни корабля, ни флота.
Какие уж тут байки. Впрочем, так дело часто бывает: услышав часть истории, ты думаешь, что это очень смешно, а, узнав всё до конца, перестаёшь смеяться.




Извините, если кого обидел
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment