Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

Categories:

История про Колбасьева (III)

.

....Ну ладно с этой путаницей в датах. Между ними, датами, у Колбасьева был довольно стремительная жизнь, породившая много легенд.
Во-первых, миф о Колбасьеве чем-то сродни мифу о Николае Гумилёве - и Сергей Адамович становится таким военно-морским рыцарем, что из-за пояса рвёт пистолет, только сыплется золото с кружев розоватых брабантских манжет. Это ещё интереснее, учитывая, что Колбасьев писал стихи и состоял в петроградском Союзе поэтов - и членский билет № 79 ему подписывал как раз Гумилёв.
Меж тем, Морского корпуса он не кончил, ему перед строем не вручали мичманские погоны и офицерский кортик, потому что вся прежняя жизнь вместе с Морским корпусом была смыта волной. Он довольно быстро покинул флот, а когда его хотели призвать вновь, с большими хлопотами избежал этого.
Колбасьев был человеком, хорошо чувствовавшим море и любившим его, но прослужил он на флоте с 1918 по 1921, и ещё нескольких есяцев сборов в 1931 году.
Во-вторых, кажется, что жил себе бонвиван, и вдруг - бац! в 1937 году постигла его участь всех пушных зверей. А на самом деле Колбасьева до этого арестовывали два раза - я думал, что в знаменитом кировском потоке, но нет, это было с 23 декабря 1933 года и с 13 по 26 февраля 1934 года. Отпускал его, кстати, тот самый знаменитый Запорожец, почти одновремено с Колбасьевым канувший.
В-третьих, Колбасьев намертво ассоциируется с морем, и как я уже где-то говорил, что Николай Тихонов в предисловии к первому посмеррому сборнику 1958 года писал, что ни путешествие в Афганистан, ни несколько лет на дипломатической работе в Финляндии никак не отразились в творчестве Колбасьева. Ну, "никак" это всё же преувеличение - за полвека до этого предисловия сам Тихонов писал Льву Лунцу: «...Сергей Колбасьев делал прогулку по Афганистану. Растолстел как кабульский боров, - поздоровел, привез 1001 рассказ, афганские подтяжки, брюки, анекдоты. В общем, богатый человек и уже уехал снова: в Гельсингфорс на один год. Жди от него письма. Верочка - слушай, Лева,- вероятно, на днях подарит ему маленького афганца, ребенка, который еще до появления на свет, без визы проехал в Азию, обратно, в Финляндию и т. д. Чудо конструктивизма..."
Но если не будущий ребёнок (дочь Галя), то ранний рассказ об Афганистане "Восточная политика" действительно полон этого конструктивизма -
"Я знаю: рассказ подобен задаче на взаимодействие несколь ких сил, приложенных к одной точке. Он идет по равнодействующей, а силы составляющие известны только автору.
Но пусть они будут известны читателю.
Главными составляющими этого рассказа являются: спрос на чайники русского изделия в Афганистане, романтичность, свойственная двадцатилетнему возрасту, и, наконец, нота лорда Керзона.
Конечно, читатель уже определил направление равнодействующей на восток от Москвы.
Когда-то это направление очень мне нравилось. Понравилось оно и герою моего рассказа дипкурьеру Баранову - по тем же причинам, что и мне: он был петербуржцем, не любил Москву и любил Киплинга.
К тому же Баранову повезло. В одну неделю прошло его назначение, сразу предложили поездку в Афганистан, и ехать надо сегодня".

Так и не поймёшь без подписи, не Шкловский ликакой-нибудь это написал.
Ну и от тех времён, когда он работал в Хельсинки тоже остался рассказ — «Ветчина с горошком».
В-четвёртых, жил он, конечно, бурно - один роман со шведкой в финской столице чего стоит. Или вот история с изобретением телевизора... Впрочем, пойду-ка я схожу на кухню.


371.53 КБ



Извините, если кого обидел
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments