Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

Categories:

История про стратегический бомбардировщик

Панов В. Занимательная механика. – М.: Эксмо, 2007. - 448 с. 80000 экз. ISBN 978-5-699-22322-0



- Свистнуто, не спорю, -
снисходительно заметил Коровьев,
- действительно свистнуто,
но, если говорить беспристрастно,
свистнуто очень средне!
Михаил Булгаков


Мне ситуация в современной массовой фантастике напоминает соревнование, которое было в советское время между такими могущественными авиакопрпорациями, как «МиГ» и «Сухой» - каждая из них имела свой конкурирующий образец. Не секрет, что два наиболее заметных издательства – «ЭКСМО» и «АСТ» имеют в своей номенклатуре позицию «Лукьяненко». Только у «АСТ» это вполне живой Сергей Лукьяненко, а вот у «ЭКСМО» это Вадим Панов. Раньше это был знаменитый среди любителей серийной фантастики Василий Васильевич Головачёв, а теперь его постепенно замещает Вадим Панов.
Что касается сравнения (а часто сравнивают «Занимательную механику» и «Черновик» Лукьяненко), то дело тут не в известности, не в мировой славе, не в стилистике, наконец, а именно в штатной категории – как в номенклатуре Военно-воздушных сил сверхдержав должна быть позиция, скажем «стратегический бомбардировщик».
Я прохладно отношусь к эпопее «Тайного города», впрочем, последний роман формально к ней отношения не имеет, что не мешает мне уважать Вадима Панова как человека – как никак хлеб преломили и всё такое. Панов – автор плодовитый, работоспособный, абсолютно адекватный задачам издательства – и к этой ипостаси я отношусь очень уважительно. Более того, я вижу, как он, не гнушаясь, отвечает на вопросы читателей в Сети, и т. п. Есть, правда, в такой успешности некоторая проблема.
Если год за годом, как уголь на гора, выдавать роман за романом о Тайном Городе, то маски начнут прирастать, да и писатель вдруг вовсе станет заложником придуманного мира. И его адепты будут кричать: «Давай! Давай! Ещё! Ещё!», причём они будут требовать именно то, к чему привыкли. И под крик «А ещё продолжение, а ещё!» легко стать Головачёвым. Это напоминает эпизод в пелевинском романе, где в пещере ряд за рядом торчат головы кумиры, иные им идут на смену…
Сдаётся мне, что этот роман – попытка оторваться от поточного производства – там чуть другой сюжет, но родовые пятна всё те же. Золотая Баба, которая попадает в Москву (это такой Вячеслав Иванов "Возвращение Будды" наоборот), избранные (которые называются искусниками), натурально, перестрелки и криминал – как везде.
Но разговоры поклонников Панова, что я сейчас наблюдаю, крутятся вокруг двух свойств.
Во-первых, Панов подаётся как «московский» писатель. Недаром на книжке (отчего-то по-французски) написано «La Mystique De Moscou». Никакой Москвы я тут не наблюдаю – наблюдаю все те же два-три топонима. Арбат, Неглинка – и всё конец перспективы. Перенеси действие в Париж или Петербург – в нём мало что мало что изменится. Говорить о Панове как о москвописателе, можно только исключив предварительно из рассмотрения не то, что Булгакова, но и Орлова с его «Альтистом Даниловым» и «Аптекарем». Вот пишет человек «нумизмат обитал неподалеку от Арбата, в старом, но качественно отреставрированном доме с кованой оградой вокруг и внимательной охраной. При первом взгляде на четырехэтажное малоквартирное здание образы его жильцов проявлялись очень отчетливо: нефтяные, газовые и металлургические тузы, сделавшие состояние на сибирских недрах, финансовые магнаты, промышленные короли… Аккуратно подстриженный газон, елки в кадках, охранники в будке, шлагбаум, видеокамеры, консьерж с кобурой на поясе, дорогие авто во дворе"… Это вам не три строчки «роскошная громада восьмиэтажного, чей фасад выложен черным мрамором, двери широкие, а за стеклом их виднеется фуражка с золотым галуном и пуговицы швейцара и что дверьми золотом выведена надпись: "Дом Драмлита"».
Вторая тема, что встречается внутри анклавных разговоров, это блестящая стилистика. Ну, разве если это: «Гнилой коктейль из липкого страха и полной безнадежности наполнил души людей. Опустились руки, застучали зубы, заныло в животах. Захотелось бросить оружие и бежать. Как можно быстрее. Как можно дальше. Укрыться. И заплакать»…
Ну, может, это враги-редакторы вписали – потому что если автор написал про гнилой коктейль и не заметил, дело плохо. Внутри анклава стотысячных тиражей этого могут не заметить, но только рваться наружу не стоит. Подсунешь под набоколюбам или турггеневофилам что-то вроде «В лихие годы ельцинского правления волшебная буковка S, перечеркнутая двумя вертикальными штрихами, сладким наркотиком туманила головы бывшим советским людям, и на продажу выставляли всё, до чего могли дотянуться: кто-то торговал военными секретами и государственными тайнами, кто-то нефтью и газом, кто-то – историческими и культурными ценностями» - вломят по самое не балуйся..
При этом тиражи могут быть и миллионными – что ж с того? Видали мы миллионные тиражи, которые уже превратились в прах и пыль, съедены жучком и пущены на растопку. Я бы вообще убрал этот аргумент из разговоров.
Что из этого следует? Я думаю, всё-таки быть Панову новым Головачёвым. Со своей аудиторией, со славой внутри анклава, фильм снимут, сериал покажут. Всё будет нормально (и меня это радует) – главное, не начать искренне верить, что это всё ценность, выходящая за границы анклава.



Извините, если кого обидел
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 66 comments