Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

Categories:

История про миномётчика

.

Золотов П. Записки миномётчика. Боевой путь советского офицера. 1942 – 1945. – М.: Центрполиграф, 2007. – 255 с. (На линии фронта. Правда о войне). 6000 экз. ISBN 978-5-9524-3106-5

Открытием последних недель для меня стала мемуарная книга Павла Васильевича Золотова. Он прожил долгую (по меркам ХХ века) жизнь, и особенно долгую для его поколения – он родился в 1914 году.
Служил в Красной армии до войны, был учителем физики на Вологодчине, во время войны попал сначала в пехотное училище, а затем в миномётный полк.
Войну закончил начальником топографической службы этого полка, а через две недели арестовали и получил Павел Васильевич свои восемь лет за то, по сути, что напился и ругал Советскую власть. Судьба, по событиям вполне солженицынская – с той только разницей, что реабилитировали Золотова посмертно, в 1989 году.
Так вот, в 1979 Золотов написал книгу, в которой за пределами описания остаётся его послевоенная и, по большей части довоенная жизнь, а две с половиной сотни страниц – про три года войны. Что очень важно, так это то, что его воспоминания нередактированы – это настоящая речь человека из народа, получившего своё образование благодаря упорному труду, образование своё ценящего, и очень серьёзно относящегося ко всему, что он в жизни делает.
При этом характер у него непростой, можно сказать – сварливый. Причём с самого начала, когда подходит к нему старшина, а тот его посылает подальше: «Я подчиняюсь старшине, если он ведёт себя, как положено старшине по уставу». Или на офицерских курсах «Преподаватель, излагая принцип действия автомата, допустил принципиальную ошибку: «Затвор запирается рабочей пружиной». С места я громко сказал:
- Это неверно, пятикилограммовая пружина не может сдержать давление газов в тысячу килограммов.
Он:
- Лейтенант, тебе не положено учить старших по званию.
На что я выкрикнул:
- Истина не зависит от звания!
Он демонстративно громко повторил:
- Затвор запирается рабочей пружиной.
Я не стерпел, выскочил к доске, схваил мел, быстро нарисовал схему и начал доказывать с расчётами, какая сила действует на пулю и затвор, какое получает ускорение пуля и т. д. Объяснял основательно, как в школе… Послышались голоса с места:
- Правильно, понятно. Вот так краснопёрый!
(Золотов закончил пехотное училище и носил красные петлицы).
А капитан покраснел и всё своё:
- Учить меня вздумал? Я кандидат физико-математических нук.
Я уже с места:
- Это для вас ещё позорнее».
Всё кончается хорошо – героя самого назначают преподавателем. Но как Золотов не сел раньше – мне совершенно непонятно. Но ведь посадишь, а кто воевать будет?
Ценность мемуаров Золотова в том, что они про работу – Золотов пишет о войне, как крестьянин рассказывал бы о своей работе: с обилием подробностей и, что очень важно без чувства собственного героизма. Потому как грудью на амбразуру – это только в газете, а война состоит из логистики, разведки, питания и связи – тысяч мелких дел, которые никому не интересны.
И тут есть ещё одно обстоятельство – чем дальше Отечественная война удаляется в сферу преданий, тем чаще люди делятся на два лагеря – одни бормочут в оправдание своих мифов «трупами завалили, а потом всю Европу изнасиловали», а другие бренчат победами как погремушками и считают, что союзники только мешали, а безошибочный гений… Ну, дальше понятно.
Золотов – как раз та необходимая середина. Он хмуро поносит неповоротливую машину управления, но не занимается психотерапевтическим выговариванием в духе «во всём виновата власть (азиатчина, etc)» . Примерно такое же впечатление произвели на меня когда-то воспоминания Слуцкого – но тот был поэт, говорил вещи точные в смысле метафор, обобщал на уровне стран и эпох, а Золотов всё нудит: «В данном случае следовало послать три взвода автоматчиков с трех сторон. И если там была бы одна батарея противника, то ее легко можно было взять без потерь. С двух сторон к усадьбе близко подходил лес. Если бы и была пехота, то легко можно было установить, сколько ее и сколько артиллерии, и тогда принять решение и направить танки с той стороны, с которой нет пушек. У немцев в то время очень мало было артиллерии, да и пехоты не много.
Если бы у противника было столько артиллерии, как мы имели в этой усадьбе, то следовало оставить засады кругом усадьбы, а основным силам пройти по другой дороге или вызвать штурмовиков и уничтожить все артиллерийские батареи. Короче говоря, умный генерал нашел бы много решений и не погубил бы своих солдат. Но для этого нужно думать и не спешить; а нашим генералам…
». Ну, а дальше, понятно, нелицеприятное о генералах.
При этом мне нравится в воспоминателе то, что он точь-в-точь как Брюс Уиллис в известном фильме, считает что всякое оружие имеет свою инструкцию и свой смысл -
В общем, умер он в 1989 году, 29 ноября. Мир его праху.



Извините, если кого обидел
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments