Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

История про Толстого XXVI

.

...государь велел подать себе тарелку бисквитов и стал кидать бисквиты с балкона.
Это один из самых рисковых эпизодов "Войны и мира" - молодой Ростов наблюдает давку народа за бисквитами, сам бросается за ними, и это как бы карикатура на власть (спустя много лет отзывающаяся в сознании современного читателя Ходынской катастрофой - в Ясной поляне на полке до сих пор стоит подарочная каружка, одна из тех, за которыми давился народ на Ходынском поле. Но Толстой пишет свой ролман задолго до коронации Николая II, просто иллюстрируя свою идею бессмысленности власти в момент исторического выбора.
Судя по всему, Толстой выдумал этот эпизод. Более того, сцена с бисквитами стала одной из особых претензий к роману. Сразу после публикации П. А. Вяземский написал мемуар «Воспоминания о 1812 годе», в котором и говорил о недостоверности сцены. Толстой отправил в «Русский архив», напечатавший Вяземского, свой ответ, где утверждал: «Князь Вяземский в № «Русского архива» обвиняет меня в клевете на характер и<мператора> А<лександра> и в несправедливости моего показания. Анекдот о бросании бисквитов народу почерпнут мною из книги Глинки...».[1] Редактор "Русского архива" П. И. Бартенев этого эпизода в «Записках о 1812 годе Сергея Глинки, первого ратника Московского ополчения» не обнаружил. Оттого ответ Толстого не попал на страницы журнала, но Толстой настаивал на том, что всё написанное - след подлинных событий.
Комментаторы толстовского текста ссылаются на Эйхенбаума, который обнаружил нечто похожее в книге А. Рязанцева «Воспоминания очевидца о пребывании французов в Москве в 1812 г.», вышедшей в 1862 году: «...император, заметив собравшийся народ, с дворцового парапета смотревший в растворенные окна на царскую трапезу, приказал камер-лакеям принести несколько корзин фруктов и своими руками с благосклонностью начал их раздавать народу». Эйхенбаум считал, что Толстой «описывал эту сцену на память и заменил фрукты бисквитом» [2]. Вероятнее другое - идеи Толстого требовали этой сцены (а она то и дело повторяется в разных странахх и в разные времена), она ему была нужна, была естественна - и вот появилась.
Сама по себе эта история очень показательна и постоянно повторяется - противоборство "возвышенных патриотов", "очевидцев" - и "писателей-очернителей", "критиков истории" вечно.



Извините, если кого обидел

__________________
[1] ПСС, т. 61, с. 212.
[2] Л. Н. Толстой. Война и мир, т. III—IV. Л., Гослитиздат, 1935, с. 692.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments