Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

История про фантастов (XXVI)

.

…Но это ещё что. Я видел писателя Серебрянникова. Писатель Серебрянников написал сто или даже сто двадцать книг, но нечасто выбирался на писательские сходки.
Он жил в небольшом городке под Калугой и всю жизнь прослужил в милиции. Это возбуждало во мне зависть – ведь он всё время пользовался служебным положением.
Во-первых, он писал романы, в которых главным действующим героем было оружие. Я как-то пытался читать один, и на третьей странице обнаружил, что герой провалился в подземный бункер, где на стеллажах лежали ружья, пистолеты, пищали и фузеи. К трёхсотой странице этот персонаж сумел осмотреть только две полки, а я бросил чтение.
Во-вторых, он использовал специальные мантры и психокинетические практики, которые преподаются сотрудникам дорожной инспекции. Есть специальное выражение лица и специальная интонация, которую они используют, и нормальный человек, поёрзав на сиденье своего автомобиля, ещё не произнеся ни единого слова, сразу понимает, что надо дать.
Так и Серебряников – подходя к интересным девушкам, он как-то двигал лицом, и девушки превращались в водителей.
Очень меня это печалило – но что делать.
Впрочем, я с радостью принял приглашение писателя Серебрянникова и поехал к нему в гости.
Его городок приятно поразил меня – улицы были чисто выметены, все прохожие были в форме и ходили строем.
В качестве жеста особого доверия писатель Серебрянников провёл меня в местное отделение милиции – это был целый квартал, набитый разнокалиберными зданиями.
Под ним находился специальный учебный центр, он тянулся на многие километры под землёй. Говорили, что даже до самой Москвы.
В этих подвалах была имитирована настоящая жизнь.
Меня тоже пустили в подвал. Сначала было темно и тихо, но сделав несколько шагов я увидел, вернее почувствовал, что под ногами у меня – тонкая проволока.
Я аккуратно перешагнул её, потом пролез под другой такой же, затем миновал третью. Я шёл и шёл, тихо и аккуратно, как на занятиях по разминированию, но ничего больше не происходило. Наконец, я вылез из канализационного люка на каком-то пустыре.
Было хмурое утро, ветер шевелил траву, аккуратно покрашенную зелёной масляной краской. В пустынном дворе, между пятиэтажек слепой мальчик собирал и разбирал автомат Калашникова на столе, вкопанном на детской площадке. Он посмотрел в мою сторону, и скрипучим голосом произнёс заученную фразу:
- Я вас знаю. Вас зовут Варакин, вы приехали в наш город недавно, но здесь вы и сдохнете. Я вижу вашу могилу на новом кладбище, на ней будет написано…
Но я не стал слушать маленького подонка, и пошёл дальше.
Долго петлял я по аккуратным чистым улицам, пока вдруг не увидел самого писателя Серебрянникова. Он стоял в полной парадной форме у пивного ларька, и, сдувая пену с кружки, ломал копчёного леща.
Два ряда сияющих медалей звякали в такт движениям.
Его товарищи негромко переговаривались.
- А, - ничуть не удивился писатель Серебрянников, - Вот и ты. Что видел?
- Ничего не видел – перелез через все ваши растяжки.
- Ну и дурак. Если бы ты за них подёргал, то тебе бы такие тайны открылись, что только держись. Увидел бы и золотые купола, и горы, и реки, полные вина.
Я для виду опечалился, но про себя решил, что сделал всё совершенно правильно.
Не надо в незнакомых местах дёргать за проволочки. Меня старшие товарищи давно в этом убедили.



Извините, если кого обидел
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments