Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

История про свадьбу.

Каждый из нас посещал свадьбы. Дело житейское. Некоторые посещали и свои - да по несколько раз. Между тем, мистический смысл ритуала гражданской свадьбы, именно городской обыкновенной свадьбы, а не венчания загадочен.

Итак, я посетил свадьбу. Пригласили меня туда по ошибке. Статус мой был - "лицо, состоящее при свидетеле".
Сначала меня везли на метро и автобусах, пока я не очутился в какой-то квартире.
В квартире стояла суета, похожая на похоронную. Приглашённые толпами жались к стенам, медленно разворачиваясь лицом к проходу, пропуская кого-то по коридорам. Наконец, молодые проследовали в ЗАГС, как и положено, на разных машинах.
В ЗАГСе они назывались "брачующимися". На свидетелях же были надеты через плечо ленты. На лентах горела надпись: "Почётный свидетель". Так что свидетели они не настоящие, а как чукча-академик: почётные.
К брачующимся постоянно подбегал человек и, между прочим, спрашивал:
- Фотографа не заказывали? Ваше дело.
К последним словам не применим ни восклицательный знак, ни вопросительный. Нужен, скорее всего, оскорбительно-недоумённый. Что, дескать, жметесь?!
Я встречал это как раз на похоронах. Тем боле, что брачующихся вызывал металлический вокзальный голос, но внутренность помещения действительно больше всего напоминала не вокзал, а крематорий.
Из особой комнаты с интервалом в десять-пятнадцать минут выходили маленькие, но организованные толпы участников событий. Выходили они под марш Мендельсона или "Yellow submarine". Выход снимался видеокамерой, а результат тут же предъявлялся - с хрипами, шумами и бегущей у края кадра милицейской цифирью.
Приехали на Ленинские горы, где снуют "Чайки", где стоят пузатые туристические автобусы, где толкутся иностранцы, глазеющие на Университет, где свадьба нуворишей с толстым пупсом на капоте "Вольво", а смотровая площадка заляпана шампанским, к которому клеятся подошвы. Там я вспомнил, как, не так давно, на меня летели такие вот бутылки, когда я, мокрый и грязный, пыхтя, поднимался от Москвы-реки по скользкому склону. Называлось это - физкультура.
Снова сели в машины и поехали. За окошками кончился город, и я закрыл глаза, чтобы не видеть дорогу, по которой мне придётся возвращаться своим ходом.
Приехали в ресторан неясного названия. Стоя выпили шампанского комнатной температуры.
Тут я захотел сесть, но понял, что места-то для меня и нет.
То сяду с некоей рахитичной девицей - придёт муж и ласково тронет меня за плечо. Примощусь рядом со старичком, похожим на пианиста Горовица - подползёт его жена, смахивающая на черепаху. Все уже сели, а я болтаюсь вне строя.
Все уже накололи на вилки первый грибочек, налили большие и маленькие рюмки, звякнули тарелками. Капнули на соседкины платья, опрокинули что-то, наконец, а я всё бегаю - ищу себе места.
Уф, сел.
В самом дальнем углу.
Слева сидит величественная дама, похожая на воблу в костюме, дальше её сестрица, а справа жуёт какую-то траву человек с фотоаппаратом.
Чего бы ухватить? Вот маринованный огурчик... Ох, унесли! Нацелюсь-ка я на колбаску. Куда, куда!
Ну да без колбаски проживем, всё равно до выпивки мне не дотянуться, а минеральная вода вокруг меня уже выпита родственниками.
Они же неодобрительно посматривают на меня: кто, дескать, такой, и не просто ли он пришёл поесть на дармовщинку?
А мне и есть-то нечего, трескаю единственно зелёные химические огурцы.
- Что это вы ничего не пьёте, - спрашивает меня краснорожий человек.
- Служба не позволяет, - отвечаю я злобно.
- А где это вы... Ик!.. работаете?
- Да в одной не очень популярной теперь организации, - отвечаю.
- А-аа... - понимающе закивал головой краснорожий и, на всякий случай, отсел подальше, кого-то ещё спрашивает:
- Как зовут жениха, а?
- Денис Михайлович!
- А отца жениха?
- Сергей Львович!
- Э-ээ...
Но тут запели - по очереди все вместе.
- О чём дева плачи-и-ит, о чём дева плачи-и-ит... - пела пожилая родственница невесты вибрирующим голосом.
Одно крыло стола подпевало ей, другое затянуло ещё что-то. Кажется, про степь и ямщика. В этот момент неизвестный ублюдочный человек с кривыми зубами просунул в дверь свою рожу, ухмыльнулся и исчез. И сразу же заухал, задребезжал магнитофон, и побежали в пляс старухи, высоко задирая сухие ноги. Больше я ничего не помню до того самого момента, пока не состоялся вынос тела, пока не понесли невесту, стукая ею о стены. Пока я не пал в какие-то кусты, вскоре заблудившись в поисках ночного автобуса.
Всё.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 59 comments