Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

Categories:

История про "СМЕРШ"

.


Принялся читать книгу Олега Ивановского "Записки офицера «Cмерша»".
Надо сказать, что «СМЕРШ» оказался в той же мере успешным сокращением, в какой неудачным было «ГКЧП» и ещё десяток иных. До сих пор «СМЕРШем» торгуют как лейблом, продавая книги о 99 способах умерщвления имени этой организации, и прочими подделками. «СМЕРШ», как метро, получил уже номера «2», а то и «3». История «СМЕРШа», длившаяся всего три года – с 19 апреля 1943 по 4 мая 1946 года абсолютная загадка для обывателя, но что удивительно, о ней до сих пор нет общих исторических трудов.
А сила этого шипяще-шелестящего названия была сильна и тогда, и сейчас. Вот в знаменитом романе происходит примечательная сцена на дороге: «Да как вы смеете... — задыхаясь, проговорил майор, — обгонять легковую машину... старшего по званию!.. Алехин молча достал и показал ему свое служебное удостоверение, вернее, обложку с вытисненной надписью "Контрразведка...".
— Но я же не знал, — произнес майор растерянно. — Поверьте, товарищ капитан, не знал...
— А вам и нечего знать, — вполголоса заметил Алехин. — Есть правила движения, обязательные для всех, и надо их соблюдать
»...
Поэтому так интересны воспоминания, прямого, так сказать, и непосредственного участника событий. Кстати, про другую ипостась его жизни было известно давно. Под именем Алексея Иванова он написал несколько неплохих (насколько это позволяла многоступенчатая цензура) книжек об освоении космоса – потому что после войны с ним приключилось то, что Борис Евсеевич Черток в своих воспоминаниях «Ракеты и люди» описывает так: «В марте 1947 года [Георгию Алексеевичу] Степану приглянулся недавно демобилизованный радиоинженер Олег Ивановский, который работал по соседству в ЦНИИ связи Минобороны. Увлеченность радиотематикой, организационные таланты и активность Ивановского также не остались незамеченными. Он навсегда вошел в историю как ведущий конструктор по «Востоку», провожавший в космос Юрия Гагарина. Его заслуга еще и в том, что он первый из специалистов, а не журналистов-профессионалов описал эпопею создания «Востока» и пуска Гагарина в своих воспоминаниях «Первые ступени». Цензура запретила выпуск книги под настоящей фамилией автора, и у «Первых ступеней» автором оказался никому не известный Иванов. В дальнейшем Ивановский также работал в аппарате ВПК в Кремле, а затем перешел на завод имени Лавочкина».
Но тут какая-то идеальная фигура умолчания – вот молодой человек родился в Тайнинке, что тогда было далёким Подмосковьем, вот попал по призыву в пограничники, а накануне войны его направили в школу младшего комсостава и он избежал гибели в первые часы войны. Дальше – полная загадка. Записки офицера кавалерийского полка – есть, а вот записок офицера «СМЕРШ» - нет. Что он делает всю войну - совершенно непонятно.
На фотографиях сорок пятого года у него слева медаль, а справа – две «Отечественные войны» и «звёздочка». Никто и не ожидал от этих мемуаров кровожадных историй о бесчинных расстрелах невинных дезертиров с одной стороны, ни восторженного «Бабушка приехала!» родом из Владимира Богомолова – с другой. Но чем он занимался двести пятьдесят страниц – загадка.
Нет, и правда - могущественная организация. И совершенно никаких фундаментальных исследований. Что не спросишь, получишь в ответ нечто, напоминающее тот самый знаменитый роман:
« - В-вы меня удивляете, - огорчённо заметил Андрей и взглянул на командира роты с жалостью, как на неполноценного: он припомнил, что точно так в подобной ситуации ответил одному прикомандированному офицеру Таманцев.
Впрочем, ничего иного Андрей и не мог сказать. Он и сам понятия не имел, для чего нужна, для чего так необходима Полякову и генералу эта злосчастная лопатка».



Извините, если кого обидел
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 45 comments