Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

История про разговоры DXLVII

.
- Снимаю виртуальную шляпу - я и Несина не читал. Вообще из ихней национальности читал только Хикмета и Памука.
- Несин - хороший. Причём он вполне издавался при Советской власти в то время, когда сидел в турецкой тюрьме. Я Несина люблю.
- Да, я помню, что был такой, но как-то прошло мимо. Спасибо, постараюсь наверстать. А вот пару месяцев назад копался в библиотеке, и что-то дернуло перечитать пьесу Хикмета «А был ли Иван Иванович» - так смеялся, как дитя. Ну, чистый Хармс. Или под настроение попало, Аллах его ведает.
- Хикмет, понятное дело, когда приехал в СССР, абсолютно охуел. Был и счастлив, и разочарован одновременно. Он у меня почему-то ассоциируется с восточногерманским таксистом-эмигрантом в фильме Джармуша «Ночь на земле».
- Ну, он же учился тут сначала, в Коммунивере.
- А потом приехал ещё раз, уже после турецкой тюрьмы, уже насовсем. Ещё бы ему было не радоваться всему вокруг. Причём он до конца жизни по-французски говорил и писал лучше, чем по-русски.
- Да нет, он не сводится к тому таксисту, конечно. Трагическая фигура, по-настоящему.
- Таксист тоже ужасно трагичный. И я вот как раз не думаю, что Хикмет всему радовался - особенно, когда его, как фрикадельку ложкой, выловили в Чёрном море.
- Ну, после семнадцати лет тюрем-то да не радоваться. То есть? Вы думаете, он не к нам сюда плыл, а куда-то в другую сторону?



Извините, если кого обидел
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments