Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

История про разговоры DXXXVI

.

- Я обратил внимание на ситуацию с русскоязычными людьми, живущими в Америке. Если некто высказывает о США задевающее эту страну суждение - что мусор там грязнее, чем в других странах, чиновники продажнее, вода жиже, а воздух жестче, - они тут же появляются и требуют ссылок, подтверждений, или с фактами наперевес доказывают неправоту отчаявшегося высказать эту суровую правду. В общем, ведут себя как люди чести, которые должны защитить от клеветы друга. Кажется, эта черта развита (по крайней мере у русских американцев) сильнее, чем у других русских - подобные ситуации с насельниками прекрасной Франции, или скажем Германии, Швейцарии, Англии - случаются как-то реже. Не то чтобы вообще не случаются - но не так интенсивно. Так что чувство американской национальности более живое. Мне стало интересно: а как становятся американцами? Это ведь недавно произошло со вполне сложившимся людьми, они должны еще помнить... Как это было? Как в человеке появилось это чувство сопринадлежности стране, гордость ею, благодарность ей и стремление её защищать - то, что часто не зарождается в подобной же душе, волею кривых судеб оказавшихся в какой-нибудь другой стране, не из нашего района.
- А, может, просто они становятся американцами? А вот французом, или там бельгийцем стать невозможно. Можно стать американцем, а вот во Франции можно только получить паспорт гражданина этой страны.
- Да, это так! Практически все американцы - иммигранты или потомки иммигрантов. Вполне возможно стать американцем уже в первом поколении - не формально, а по сути. Даже не зная толком языка и местных обычаев, которые на самом деле складываются из обычаев иммигрантов. В Америке абсолютно нет граждан второго сорта, а сентимент "понаехали тут", если и существует, то только по отношению к нелегальным иммигрантам.
- Ну, я в Америке не был. Я теоретически рассуждаю - идею американской нации понаслышке знаю. Мне вообще-то корпоративная гордость нравится. «В отличие от иммигрантов былого, навсегда прощавшихся с отчизной перед тем, как взойти на борт корабля, мексиканцы отнюдь не порывают связей с родиной. Миллионы из них не испытывают ни малейшего желания учить английский или принимать американское гражданство - их дом Мексика, а не Америка, и они кичатся тем, что по-прежнему остаются мексиканцами. К нам они пришли за работой. Вместо того чтобы постепенно ассимилироваться, они создают в американских городах "маленькие Тихуаны" - все равно как кубинцы с их "Малой Гаваной" в Майами».
- Там у него еще много такого. В виду того, что ситуацию "на месте" я не знаю - не возьмусь судить о уровне подобных настроений, но Бьюкенен - не кто попало. Возможно Вы просто стали жертвой сегрегации - в Америке сегрегация вообще очень сильна - практически все американские русские живут в поселках в окружении "среднего класса" - а это очень рафинированная ситуация. Реальная база для разговоров про "понаехавших" возникает в других местах.
- Бьюкенен не кто попало, но он очень специфичен. Всех в своё время ругали за то, что, мол, не хотят ассимилироваться. И все крупные потоки организуют свои микрорайоны: китайские городки есть в каждом крупном городе США, "русские" во многих и так далее. И ничего.
- То есть - французом надо родиться, иначе будешь всего лишь гражданином этой страны, а американцем можно стать самому.
- И это так привлекает? То есть в Европе невозможно сменить национальность - меняешь только гражданство, а там есть возможность - и само наличие возможности оказывается столь привлекательным?
- Тут у меня вопрос. Можно сменить пол. Наличие этой возможности - просто как возможности - уже привлекательно? А то странный контраст... Живущий в Москве говорит» «Я не понимаю, как может слово "родина" быть чем-то значимым. Просто лозунг». Читаю живущую в Париже музыкантшу - говорит: «Не приезжайте сюда, испытание нервов и здравого смысла, без крайней нужды не приезжайте. Конечно, это частные позиции. И все же удивительно слитное звучание американцев... Неужели объясняется лишь возможностью сменить национальность»?
- Мне кажется, что тут есть несколько причин:
а) Защищая страну, ты защищаешь и свой выбор. То есть - я выбрал правильное, а вы остались с неправильным.
б) Действительно, это единственная страна, где ты можешь, отказавшись от прошлого, стать полноправным гражданином, и, одновременно почувствовать новую национальность. То есть, будучи этническим таджиком (подставь любое), стать американцем и по паспорту и по национальности.
в) Ну и, наконец, это Главная Страна, Четвёртый Рим. То есть, это не просто замена пола - кто теперь поймёт, что лучше – «м» или «ж»? А вот дихотомия Столица/Провинция, Главная Страна/Все остальные - есть. То есть, корпоративная гордость поддерживается тем, что после нескольких процедур проверки и ассимиляции ты - свой в Четвёртом Риме, выше по иерархической лестнице.
- Ну вот не могу я этого понять - такой, постоянно выстраиваемой, жесткой конструкции. Вот человек любит Тургенева, положим. И - случается такой момент - вступает в дискуссию, защищая любимого писателя и его произведения от необоснованной, с его точки зрения, критики. Защищает свой выбор - да. "То есть - я выбрал правильное, а вы остались с неправильным" - вот этот логический переход мне уже недоступен. Откуда вот этот поворот штыка - тут же? Ведь человек этот - совершенно не обязательно полагает, что оставшиеся с Пушкиным, Гоголем и Толстым - остались с неправильным. Он, может, и сам с ними остался - тоже.
- А почему не понять? Мне вот это как раз очень близко. Вот у меня есть одноклассница, давно ставшая американской гражданкой. Она хорошая. И ей эта рефлексия не интересна - работает себе медсестрой, семьей заведует. С ней удивительно комфортно и интересно.
Есть другой человек, как и она, понизивший социальный статус - был учёным, стал помощником в малом бизнесе. У него рефлексия - и он подсознательно использует стратегию "лучшая защита - нападение"И говорит на особом языке, где царит перевёрнутое в сторону новой родины "Зато мы делаем ракеты и перекрыли Енисей".
Есть ещё несколько моих знакомых - на которых я убеждаюсь, что нет общих правил. Но мне интересно не общее, а частное. Корпоративная гордость есть - отчего нет? Мне важно, что это помогает изучать людей в первую очередь, а не страну.
- Кажется, понял, что Вы сказали. Они становятся американцами, потому что это - возможность даже не просто примкнуть, а стать - победителем. И испытывают благодарность за эту возможность. Не переврал?
- Ну да. Хотя словами до конца всё не передашь. Америка очень большая. Это Столица мира. И всякий провинциал, прижившийся в столице победитель - он действительно победитель, потому что жизнь в провинции и столице разная. Дело ведь не только в том, чтобы приехать, а в том, чтобы прижиться.
То есть, так и москвич живёт лучше, чем деревенский житель (часто от того, что работает иначе - больше).
- Вот пункт а) мне кажется очень и очень вероятным.
- Только давайте следовать научной логике - понятно, что Америка большая, и эмиграция большая. Мы сейчас имеем дело с логической схемой, а не со статистическими данными.
- Разумеется. В данном вопросе о статистике вообще не может быть и речи. Ибо не каждый человек сам себе признается в истинных мотивах поведения, а уж при проведении статистического опроса - и подавно. Какой бы величины не была выборка, результаты будут недостоверными.
- Вот и я говорю - этот вопрос - будто инструмент: очень интересен для познания отдельного человека, а не страны. Кто ты? Чего ты хочешь? Что лично для тебя успех?
- Вспомнилась мне одна знакомая барышня, умница, которая в семнадцать лет уехала в США, получила там образование, работает в программерской конторе. То есть в эмиграции живет уже лет полтора десятка лет. В отпуск ездит в Европу. Так вот Рим её "утомил своим барокко", а Лондон "раздражает своей готикой".
- Любит, видать, расчёсывать раны.




Извините, если кого обидел
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments