Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

История про разговоры СDLIII

.


- Готов на пари, что Ходор на этих выборах выиграл бы. И это было бы правильно. Все-таки уход от налогов - это одно, а покушение на убийство - совсем другое. Жаль, реально не дадут зарегистрировать ни первого, ни второго.
- Стоп-стоп. Ходор осуждён за экономические преступления. Это один вопрос. Но северные люди, которым я доверяю, вполне логично мне доказывают, что у Ходора, по локоть в крови. И отмашку на стрельбу он давал вполне исправно. Ты мне скажешь, что это в суде не доказано.
Но мы не в суде, а на выборах.
- Во-первых, Володя, мы не на выборах. Ни к каким выборам власть Ходора не допустила, чем в который раз подняла его акции в глазах активной части населения. А во-вторых, я твоих северных людей не знаю, верить им никакого резона у меня нету. Таким образом, ты в данном случае выступил в роли ретранслятора агентства ОБС, каковая роль думающему гражданину вроде бы не подходит.
- Мы говорим с тобой сейчас именно о выборах. У нас тут собралась частная лавочка, и мы промеж себя выбираем, кто нам более люб. Ну и говорим о том, кто выбрал бы гипотетические выборы.
Вот ты с похвальной (похвальной, да-да) убеждённостью говоришь: "Готов на пари, что Ходор выиграл бы выборы. И это было бы правильно". Мне сразу хочется понять, отчего это правильно.
Ну, и какими источниками пользуешься ты. Я вот доверяю личной информации - информации, за которую человек передо мной ручается именем. Так что это такие бессильные слова - "ретранслятор", "ОБС". Тебе как думающему гражданину нужно сделать следующее. Внимание: встать перед зеркалом, можно одному в комнате и, громко и чётко, произнести: "Я убеждён, что на пути к финансовому успеху и, уже будучи олигархом, никогда не давал отмашки иным преступлениям, кроме налоговых. Никогда он не давал санкции ни на одно убийство и прочее насилие". Ну и там посмотреть в зеркало.
Если можно, ты потом мне напиши о результатах этого эксперимента.
- За многословием ответа обычно скрывается невозможность возразить по существу. А ведь забавно, согласись, что, говоря о человеке, который ручается именем, ты это имя не называешь. Таким образом принимая на себя ответственность за его слова, фактически объявляя Ходора организатором убийств (кого именно, кстати?). А готов ли ты ответить в суде на обвинение в клевете? Думаю, нет, ничего, кроме чужих слов, у тебя нету. А раз в суде не готов, так и в других общественных местах распространять непроверенную информацию не след. Что же до эксперимента, я непременно проведу его в перерыве между покупкой яхты и футбольного клуба "Астон Вилла".
- Юпитер, ты сердишься... Ты говоришь о том, что Ходорковский не участвовал никаким образом ни в каких преступлениях, кроме как налоговых? Это очень немногословный вопрос, не похожий на карлсоновские - на него можно ответить "да" или "нет".
- Не на все, совсем не на все вопросы можно ответить "да" или "нет". Мой ответ на твой вопрос: "Не знаю". Но я настаиваю на том, чтобы любые обвинения в адрес конкретных людей выдвигались доказательно - даже на уровне форумного трепа.
И кто из нас Юпитер, еще вопрос...
- Очень хорошо - вот ты уже "не знаешь". А только что ты говорил, про Ходорковского: "Готов на пари, что Ходор выиграл бы. И это было бы правильно. Все-таки уход от налогов - это одно, а покушение на убийство - совсем другое". То есть, в качестве, так сказать публичной оферты, ты говорил, что - не, Ходорковский это другое, он не покушался ни на кого, он только денежки, да не у нас сограждан, а только налоги... Очень хорошо, с пониманием отношусь к этой позиции.
Но мой вопрос всё равно остаётся. Мы родились довольно давно, были вполне взрослыми людьми в девяностые, я тогда работал на крупные корпорации, да и просто "думающему гражданину", как ты говоришь, было понятно, что происходит в стране, и каков стиль работы в частности с нефтью.
Я посещал лекции Ходорковского, был у него на семинаре, ездил на Север сам, говорил с нефтеюганскими людьми, смотрел на деятельность разных нефтяных компаний. У меня сложилось впечатление гражданина (и я тоже за него отвечаю), что Ходорковский действовал по правилам того времени - довольно кровавым.
В пользу моего мнения говорят а) люди, которым я доверяю, б) логика бизнеса в) пресса (можно, конечно, сказать, что пресса куплена и запугана).
Потом приходишь ты и говоришь мне - нет, совсем не так, Ходорковский пушистый и должен выиграть выборы. Мы говорим не о суде, а именно о выборах - заметь, я, как настоящий буквоед, нигде не говорю, что он должен быть осуждён, мы говорим о общественной оценке - нас с тобой, как двух граждан. Вот мне и интересен механизм твоих умозаключений.
- Опять много слов, и ни одного возражения по существу, Володя. Все, что я сказал, я с удовольствием повторю снова. Ходорковский осужден по экономическим статьям. Это значит, что он виновен в налоговых махинациях (хотя, конечно же, в рассмотрении его дела просматривается обвинительный уклон, и я не исключаю, что Верховный Суд РФ и Европейский суд данный приговор пересмотрят). Все остальные обвинения я вправе расценивать исключительно как диффамацию, потому что меня твои а), б) и в), мягко говоря, не убеждают. Или кто-то утверждает: такого-то числа Ходор приказал устранить таких-то людей, что подтверждают такие-то доказательства? Нет? Только "логика бизнеса"? Да плевать на нее сто раз.
Теперь о том, почему "это было бы правильно". Да только потому, что это разрушило бы миф о всесилии нынешнего режима - крайне непривлекательного и вредного для России. И потому еще, что это говорило бы о возвращении в нашу жизнь принципов народовластия, в чем эта жизнь, очень нуждается. Sapienti sat.
- А какие у меня возражения? Мне, что будет неприятно, что моё представление о Ходорковском ты разрушишь? Нет, я буду только рад. Мне, что нужно убедить тебя в том, что Ходорковский - одно из лиц российского бизнеса, сросшегося с криминалом? Нет, мне тебя убеждать не нужно. Ну, и, наконец, что мне, радостно наблюдать, как ты играешь в игру "да и нет не говорите, чёрное и белое не называйте"? Никакой радости. Я тебе раз в третий говорю: вот у нас выборы, суд прошёл. А ты мне в третий раз: в суде ничего не доказано. Я тебе опять: не призываю осудить Ходорковского, а интересно вывести нравственную оценку, понять принцип, которым руководствуется гражданин на выборах.
Ведь это именно выборы, а не суд – и мы как граждане, формулируем на выборах не судебные предпочтения, а некие другие. Возможно, тебе, по каким-то причинам, неловко сказать: "Да, Ходорковский мог отдать приказ о давлении на конкурента или мешающего делу человека, о его устранении, запугивании и прочем, но говорить об этом нецелесообразно. Потому что Ходорковский может ещё послужить делу народовластия". И к этой позиции я отношусь с пониманием.
Но только ты мне теперь, как гражданин - гражданину, объясни: в чём народовластие-то? Мне казалось, что выборы депутата имеют целью направить на работу в Думу наилучшего работника-законодателя, а у тебя выходит, что задача выборов - вставить кому-то, например, властным структурам, фитиль в жопу. Так ли ты думаешь? (Прости за многословие).
- К моему величайшему сожалению, нынешняя Дума не занимается законотворчеством, а занимается штамповкой юридических "заготовок" президента и правительства, в кулуарах тихо осваивая полученные баблосы. В такой Думе самый золотой работник-законодатель окажется не у дел. Потому на данном этапе (и только на данном!) лучшее, что может сделать избиратель, - действительно кое-кому вставить фитиль. Когда же режим "управляемой демократии" отправится на свалку истории, выборы Думы приобретут смысл, и можно будет думать о законотворческой работе. Кстати, понятия о "лучшем законодателе" у разных людей разные. Я так думаю, что Ходор по-любому будет лучшим законодателем, нежели Грызлов и Рогозин, ага.
Sapienti sat наконец? Я лично диспут прекратил уже.
- Можно быть последовательным агностиком, и утверждать, что всё это подстроено, что Ходорковский ничего не знал и не догадывался, что всё это навет и имя Невзлина ему незнакомо. Тут есть такой пример – если тебя обвинят в растлении несовершеннолетних, и в том, что ты разрезал на части и съел христианского младенца, то я в это не поверю. Всяко бывает, но как-то мне сомнительно.
Я вот пойду к какому-нибудь адвокату дьявола, к N. и скажу: «Вот наш знакомец NN ел христианских младенцев? Как вы думаете, может ли такое быть?» И я думаю, что N., которая, известно как тебя любит, всё же скажет, что это несколько удивительно. Когда же некоего олигарха обвинят в устранении конкурентов, то мой личный опыт работы в бизнесе, расспросы (не N., а свидетелей на местах) говорят, что это не удивительно. Я склонен сделать определённый вывод о Ходорковском (не на судебном уровне, а в момент акта голосования или частного суждения - хорошо, что ты, наконец, перестал вспоминать про суд, что я тебе и предлагал сделать с самого начала). Ех auribus cognoscitur asinus - если мы уже перешли на латынь. Вот и всё – мой механизм рассуждений предельно прозрачен.
У тебя механизм рассуждений несколько другой, и пока ты его не пояснишь, мне будет казаться, что ты как Рузвельт – Сомосу воспринимаешь Ходорковского по схеме: «Да, это сукин сын, но это наш сукин сын». И внутри твоей моральной схемы потенциальная опасность крови на Ходорковском менее важна, чем возможность вставить фитиль власти.
С пониманием отношусь и к этой позиции. (Прости за многословие).
- Что же до замгенпрокурора Колесникова, он не суд. Его высказывания остаются на его совести, и я так думаю, что после смены власти в Кремле на скамье подсудимых окажется он сам. А ты служи закону, а не Кремлю. И еще раз тебе повторю: мне малоинтересны чьи-то домыслы. Пока официально не доказано обратное, нет никакой нужды считать людоедами, возможно, вполне невинных людей.
- Ты, к сожалению, опять идёшь по кругу. Нет, прокурор Колесников не суд, но, увы, множество любителей Ходорковского страдают тем самым двойным стандартом: если наш суд - ужасен, посадил чижика в клетку, суд лжив и покорен власти. Как только суд исполнил принцип "всё недоказанное трактуется в пользу обвиняемого" и суду призывается доверять как Богу. А ты, за неимением других аргументов, всё мне толкуешь - суд, суд, суд...
Я говорю: мы не формируем обвинение в суде. Мы формируем нашу гражданскую позицию к некоему человеку. И в рамках того, что ты говоришь (увы, совершенно сбивчиво) выходит (повторяюсь): внутри твоей моральной схемы потенциальная опасность крови на Ходорковском менее важна, чем возможность вставить фитиль власти – и более ни чего. Ужасно интересно, отчего ты, ничего не знающий ни о прошлом Ходорковского, ты, кому совершенно невозможно переступить через себя и сказать: "Да, я отвечаю своим словом, что крови на Ходорковском нет" - считаешь, что он при этом будет хорошим депутатом и символом народовластия. (Прости за многословие).
- Я вообще ни за кого не готов отвечать своим словом, кроме самых близких родственников. И это нормально и естественно. Хорош бы я был, если б зачем-то начал давать гарантии за Ходорковского ли, Путина ли, и т. д. и т.п. Но неправда, что внутри моей моральной схемы эта самая "потенциальная опасность" неважна. Отнюдь. Если окажется (и будут убедительные доказательства тому), что "символ народовластия" таки виновен в этом, беда тому, символом чего он стал. Однако я практически уверен, что так не окажется. Если бы была малейшая возможность повесить на Ходора и "мокруху", власть не колебалась бы ни секунды. Видимо, такой возможности нет, потому что никаких фактов нету.
А вообще, разговоры о "потенциальной опасности" мне представляются кликушеством. Любой крупный бизнесмен у тебя под подозрением, по этой логике. М.б., их посадить всех, на всякий пожарный? А Господь отличит своих, да?
Нет уж. Подозрения - ничто, факты - всё.
- И с этим я абсолютно согласен, да вот беда - остаётся в этом механизме рассуждений много неясного.
Вот скажешь, ты "Если окажется (и будут убедительные доказательства тому), что "символ народовластия" таки виновен в этом, беда тому, символом чего он стал" - и вот беда - народовластию, а тебе, как адепту и рекламисту Ходорковского на этой кадровой позиции - не беда. Ты тогда вроде бы не причём. "Я снялся с якоря, я вошёл в устье реки, мы сели на мель".
Вот спросишь тебя, отчего если назло кому-то выбрать кого-то депутатом, так и народовластие случилось? Молчишь ты, не даёшь ответа, как Русь.
Вот, обратно, спросишь - отчего это Ходорковский лучше прочих законодателем будет, откуда такое подозрение - опять неизвестно. А ведь "Подозрения - ничто, факты - всё".
И всё тебе что-то мешает сказать "Ходорковский не может быть виновен в иных преступлениях, нежели чем в тех, за которые сидит, и ни о каком беспределе не подозревал, душа его чиста". Но если ты допускаешь что за ним ещё что-то, так и что ж? Ничего страшного - ты просто в присоединишься к максиме "цель оправдывает средства". Но и в этом ничего страшного - много кто к ней присоединялся.
- Ну а убедительные доказательства - много ли мы имеем убедительных доказательств к тому, что Лаврентий Палыч Берия лично убил кого? Но мы не судим Берию, мы (и ты, и я) выработали по отношению к нему гражданскую позицию. Ты напрасно сразу начинаешь передёргивать и говорить "вообще, разговоры о "потенциальной опасности" мне представляются кликушеством. Любой крупный бизнесмен у тебя под подозрением, по этой логике. М.б., их посадить всех, на всякий пожарный? А Господь отличит своих, да?" - не из каких моих слов это не следует, а стороннему наблюдателю напоминает полемический приём, при котором на замечание "Сидоров нарушил правила дорожного движения" оппонент отвечает: "Да вы не любите Сидорова, хотите его посадить в тюрьму? Может и русские фамилии вам не нравятся?!".
И, самое главное, если "Я вообще ни за кого не готов отвечать своим словом", то какого хуя отвечать за кого-то своим голосом? (Прости за многословие).
- По поводу Лаврентия Павловича - не надо. И его подпись, и подпись Сталина, и подписи иных членов Политбюро, включая Хрущева, - стоят на расстрельных списках. А вот с Ходором тебе облом вышел: ну, нет у тебя доказательств на него - одни клеветы. Значит, "символом" служить все-таки он может, несмотря на твои подозрения. Оттого и злишься ты.
И еще злишься потому, что не удается приписать мне максиму "Цель оправдывает средства". Да и как бы тебе это удалось, когда я так отнюдь не считаю? Я не верю в то, что выяснятся и будут доказаны какие-то кровавые дела Ходорковского. Однако ж могу допустить такую вероятность (как допускаю ее в отношении многих иных наших сограждан). Останусь ли я тогда в белых одеждах? Нет, не останусь. Придется публично признать собственную политическую слепоту, это как минимум. Но только вряд ли так повернется. Однако ж о народовластии у тебя самые странные представления. Извини, но избиратель ни за кого не отвечает своим голосом - он делегирует собственные полномочия принимать государственные решения (источник власти - народ, см. Конституцию России) тому, кто ему понравится. В нынешней политической ситуации я желал бы и считаю целесообразным делегировать эти полномочия тем кандидатам, которые будут эффективно изменять действующую систему госвласти в сторону большей справедливости (т.е. на деле - дадут укорот путиноидам). В частности, Ходору.
Тут, кажется, самому не sapienti должно уже быть sat. Аллес гезагт.
- Ссылка на расстрельные списки не очень корректна – как должен выглядеть их нынешний аналог? Приказ по ЮКОСУ «Приказываю в двухнедельный срок грохнуть мэра Нефтеюганска» - дата, подпись? Да и с особыми папками Политбюро - ты, прости, пожалуйста, видел эти подписи? Те, что Берия ставил? Может это тоже клеветы? Вот мне Рыбина в телевизоре показывали, с бумагами и подписями - всё говорит, что Ходорковский с Невзлиным виноват. Ну, опять же не только подследственные из телевизора мне это говорили. Вся логика девяностых говорит мне одно, а ты - другое. Оттого я хочу проникнуться твоей логикой - вдруг в ней правда? Я очень хочу поверить в ситуацию - вот олигарху мешает человек, а он его от киллеров спасал-спасал, да и не спас. Поперёк олигархической воли его грохнули, хоть и на пользу дела. И так двадцать пять раз, граждане судьи. Потому что во мне хоть и поколеблена вера в благородство олигархов, но крестьянская вера в доброго барина живёт. При этом я хочу у тебя чему-то научиться, да всё не выходит. Оттого я не злюсь, а печалюсь.
Вот гляди - тебя спросишь что про Фому, а ты - про страшную власть Ерёмы.
Вот спросишь тебя, отчего если назло кому-то выбрать кого-то депутатом, так и народовластие случилось?
А ты мне "Надо дать окорот путиноидам"!
Вот, обратно, спросишь - отчего это Ходорковский лучше прочих законодателем будет, откуда такое подозрение - опять неизвестно. А ты мне - это кандидат, который будут эффективно изменять действующую систему госвласти в сторону большей справедливости. Я прямо так волнуюсь, откуда ж это видно - про большую справедливость, по два раза спрашиваю, а ты мне о моей злобе и недоверии.
Сначала ты скажешь "Я вообще ни за кого не готов отвечать своим словом", потом, что выборщик вовсе не отвечает за свои решения - замечу исторический опыт говорит несколько иное - и вполне либеральные мыслители признавали за австрийцами вину Плебисцита, за немцами победу национал-социалистов на выборах и проч. и проч.
Пока определённо ты сказал только одно - то, что внутри твоей моральной схемы потенциальная опасность крови на Ходорковском менее важна, чем возможность сделать некоторую фронду власти.
Если ты хочешь сказать что-то другое, пояснить эту моральную схему - так ведь нужно сказать. А ты всё - злой Березин, злой. И не отвечаешь мне, пришедшему за советом. А ведь, если прозрачная правда на твоей стороне - так чего пугаться? Скажи её прямо. Если уж ты решил перейти на немецкий - так Amboss fürchtet den Hammer nicht.
- Ну, конечно, я видел подписи Берия и других. Хотя и не воочию, а на тех фотокопиях, что публикуются в исторических книжках с конца 80-х. Твоя воля - заявить, что это подделки, сфабрикованные агентами ЦРУ.
- Так и Рыбин на фотографиях как живой. А в телевизоре и вовсе двигается. Твоя воля - заявить, что это подделки, сфабрикованные агентами КГБ.
- Разве ты пришел за советом? Нет, ты пришел, чтобы сказать свою мысль, которую ты думаешь. Потому и кажется мне, что твои вопросы риторические. Зачем же и отвечать на них? Тебе-то ведь все и так ясно. С чем тебя и поздравляю.
- И, позволь, я расскажу тебе, как я вижу наш разговор. Вот я, обычный обыватель, возделываю свою брюкву. Наступает мировой катаклизм, и начинается свара патриотов и демократов. Патриоты мне говорят: «Не верь демократам, они всё спиздят». Ну, натурально, я иду к демократам и спрашиваю: «Вы не спиздите, нет?». Они мне говорят: «Да никогда в жизни! Да ты чё?! Как мог подумать? Да ты через десять лет два автомобиля купишь, и колбасы восемь батонов».
Ну, я, стало быть, за демократов. А они – раз! – и всё спиздили. Промышленность – добывающая, да ещё советскими геологами разведанная, трубы давно проложены, станки на заводах на ладан дышат, Президент, как о великой радости мне сейчас обещает, что армия тридцать танков купит.
Ну, я стою, как оплёванный, с дурацкой брюквой в руках. Нет, я понимаю, власть отвратительна, как руки брадобрея, но вся эта свалка напоминает мне разборку паханов, в которой я должен отчего-то одних паханов любить, а других – нет.
И вдруг появляешься ты и говоришь: «Ходор выиграл бы. И это было бы правильно. И потому еще, что это говорило бы о возвращении в нашу жизнь принципов народовластия, в чем эта жизнь, очень нуждается. Я так думаю, что Ходор по-любому будет лучшим законодателем, нежели Грызлов и Рогозин, ага. В нынешней политической ситуации я желал бы и считаю целесообразным делегировать эти полномочия тем кандидатам, которые будут эффективно изменять действующую систему госвласти в сторону большей справедливости (т.е. на деле - дадут укорот путиноидам). В частности, Ходору».
Ну, тут я понимаю, что я, со своей дурацкой брюквой, что-то упустил – а ты знаешь Правду. о как только я начинаю тебя спрашивать, чем это лучше – ты, как в анекдоте, мне отвечаешь («Чем армян лучше чем грузин»? – «Чем грузин»!
И моя картина мира даёт трещину. Если бы ты мне на ухо сказал, что работаешь сейчас у Марины Литвинович, то мне это бы объяснило. Картина мира вщёлкнулась бы в пазы. сли бы ты сказал, что из каких-то экзистенциальных соображений нужно навредить властям («Вырву у себя глаз – пусть у моей тёщи будет зять кривой») тоже понимаю. е тебе-то, тебе-то, Савва зачем это нужно?
Я вот тебе скажу – я не всегда брюкву растил. Я вот, как с тобой, на расстоянии метра с Ходорковским что толкался передо мной без галстука, в простой водолазке, говорил и вопросы ему задавал. Было от него главное впечатление, как от усталого человека с ленцой. Шелестели в этих рассказах Фонды молодёжной инициативы (Ходорковский был, кстати сказать, заместителем секретаря комсомола института по оргработе, Матюхин и чеченские авизо, залоговые аукционы, приватизация «Юкос»...
Так вот он между делом произнёс: «Я и моя команда обошлись в стране не в одну сотню миллионов долларов – так мы обучались управлению». И как-то мне его управление не казалось особенно эффективным – и по цифрам, и по его собственным словам.
Там вообще много интересного было, забавно рассуждал Ходорковский о менеджменте, объясняя, как он обходится с персоналом: «Не больше девяти месяцев люди могут сидеть в регионах – они тупеют. Всё намотано на феодализм – рухнет он, и всё развалится». Потом рассказ пошёл о политике. Оказалось, что в маленьком давосском кафе к Ходорковскому с друзьями подошёл Сорос и сказал: «У вас было пять лет, уезжайте. У вас победят коммунисты, и вас убьют»… «И мы занялись выборами, сказал Ходорковский, – а Зюганов тогда, кстати, был главной фигурой в Давосе… Ну, ладно, я достаточно правый в российском понимании – при этом считаю, что приватизация улучшает любую отрасль, вплоть до армии. А участие бизнеса – всегда поддержка существующей власти. Самая лучшая власть для бизнеса – это та, которая не меняется. Бизнес не будет принимать участия, но это не значит, что участия не будут принимать люди из бизнеса».
Была ещё другая история – Ходорковский рассказывал о том, как за огромные деньги выписали из Америки лучшего специалиста по нефтяным скважинам и всякому бурению. Пересказывается на так: «Специалист был серьезный - полгода ездил в Россию, знакомился с обстановкой, прежде чем дать ответ. Наконец (перекупили, перекупили!) согласился. Наши работать не умели, и американец стал вводить свои правила. Дальше началось следующее. «Вводите бур вертикально» - говорит американец. Наши чешут репу и говорят: «Бур ёбнется». Американец настаивает. Бур вводят. Он ломается. Американец: «Вводите бур вертикально». Наши: «Так ёбнется же». Американец: «Ай сам андестенд что делать». Бур (сто тысяч долларов) ломается. И так двадцать раз подряд. Ходорковский с восторгом рассказывает о силе воли американца. Там кривые полости какие-то были, и нужны были специальные кривые технологии. Ну, вроде бы «спустя год» американец согласился наконец, и добыча все-таки пошла - отечественным способом. Всех именно восторг Ходорковского поразил - «какие они, американцы!».
Это – частности, но вот я набираю этот багаж, включаю мозги, и опять не могу понять, чем это Ходорковский будет хорош. Ты (если с таким пафосом его рекламирующий, видимо, за базар отвечаешь). Так ответь, мне. Чем грузин? А то ведь всё, что говоришь пока, что я злой, и сам знаю. Прямо как барышня «Я вовсе на тебя не дуюсь, тем более сам знаешь за что».
- Так я ж тебе весь день толкую: из экзистенциальных соображений жизненно необходимо навредить "управляемой демократии" им. г-на Пу. А ты все не веришь и не веришь...
- Ты мне весь день толкуешь совсем не это. Ты мне толкуешь, то "что Ходор по-любому будет лучшим законодателем, нежели Грызлов и Рогозин, ага". То ты путаешь судебные решения с внутренними размышлениями гражданина. То ты меня подозреваешь в том, что я хочу посадить всех олигархов. То у тебя одни подписи a priori подделаны, а другие a priori - неподдельны.
Но это ты хорошо сказал - "из экзистенциальных соображений жизненно необходимо навредить "управляемой демократии" им. г-на Пу". Что, собственно, и говорит о том, что "жизненная необходимость навредить" важнее прочего. Если жизненная-то - с пониманием, да.
- Ну, наконец-то.
- Да и я говорю - наконец-то. Действительно, все эти "лучшие законодатели" и "недоказанная вина" - были фуфло и шняка. А базар был в том, чтобы любой ценой насолить кому-то. Я правда, думаю, что этому кому-то на это наплевать, и система довольно упруга - но всё равно понятно. Действительно, наконец-то, мы договорились, что виновность/невиновность, кровь на руках - это всё менее важно, нежели навредить какой-то загадочной для меня "управляемой демократии".
А что? С пониманием.
Не только же брюквой я занимаюсь. Только что ж ты мне высокими материями голову морочил? Я и повёлся.



Извините, если кого обидел
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 38 comments