Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

История про разговоры СDXXXVI

- Да, Юлиан Семёнов - гений. Прочь сомненья.
- "Я гений, Юлий Симеонов".
- Он сам признавался. Еще у него были Симеоновы браться, числом семь. Все гении.
- Нет, шесть. Он был старший среди равных.
- Да, это я обсчиталась. А когда они ссорились, то называли друг друга - Серапионовы братья. Вообще, из звали Август, Мартын, Аврелий, Декарт, Ной, Сенека и вот Юлиан.
- И одна сестра - Даздраперма. Она им вязала свитерочки колючие. В одном таком Юлиан снимался, чтобы быть похожим на популярную фотографию писателя с трубкой. Юлиан потом оступился-отступился. Остранился-отстранился. По кривой дороге пошёл. И чем дальше шел, тем становился страньше и страньше.
- Чем дальше - тем толще и толще он становился. И нашел таки в конце Янтарную комнату. Попросту говоря - он сам стал этой Янтарной комнатой.
- Нет, потом он стал зваться просто Симеоном-столпником
- Вот я еще что подумала - тут у вас заодно сталкер, да еще и Дон Хуан. А вот тема грибов, собственно, не раскрыта...
- Хуан? Какой Хуан?
- Ну, другой Дон Хуан тоже. Но тогда Карлсон получается лапареллой. Или каменным гостем. И без всяких грибов.
- Да. Но несколько пожатым.
- Да, постпожатым. Рукоположенным. А там и до медного гостя недалеко. Развелось их - пеших и конных, скачут и скачут. А крыши горят и горят.



Извините, если кого обидел
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments