Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

История про туристов и банкиров.

Как-то однажды, попав на день рождения друга, я сделал два важных для себя наблюдения.
Первое касалось того, что я, как оказалось, отвык от больших масс народа. Гости ко мне в то время приходили по-трое, по-четверо, а тут, навестив чужую дачу, обнаружил я такое количество людей, говорящих друг с другом, что даже ошалел. Очень я удивился, что все они что-то говорят, мне даже стало казаться, что все они действительно born July 04 - в этот-то день всё история и приключилась. Надежда Америки, так сказать, её научное будущее - и были все эти люди.
Через какое-то время начали у меня срабатывать защитные функции - стал я тоже говорить безумолку, но вдруг понял, что за то время, пока сидел дома, совершено отвык от разговоров с несколькими людьми одновременно. По телефону разговор идёт с единственным собеседником, а с гостями по очереди.
К слову, поразило ещё меня на этой странной даче огромное количество мелких детей. Они были наглядной иллюстрацией того суждения, что даже самую унылую комнату оживят обычные дети, красиво расставленные по углам. Причём я обнаружил, что больше шума, чем сами дети, производят их родители, покрикивающие на них, и наблюдающие за правильным детским поведением.
Может, дело было в природной моей мизантропии, или же в том, что дети отняли у меня костыли, избили ими друг друга, а потом вернули костыли обратно, потеряв предварительно некоторые их части.
Второе наблюдение было чужое. Одна девушка рассказывала мне про день рождения людей, превратившихся в моём сознании в персонажей - Синдерюшкина и Гольденмауэра. Или Гольденмауэра и Синдерюшкина. Ну, в общем, кого-то из них. И вот эта девушка говорила, что туризм консервирует людей.
Гольденмауэр-Синдерюшкин - я буду писать эти фамилии через дефис, как Бойля с Мариоттом и двух Лоренцев, держали компанию, занимающуюся путешествиями. Да и сами они ездили туда-сюда с рюкзаками и лодками. И вот, по словам девушки, встретившей их после нескольких лет разлуки, они практически не изменились. Ради чистоты эксперимента надо сказать, что я с посетителями дачи не виделся тоже лет десять. И, надо признать, что они тоже не изменились - как и все настоящие туристы. Даже тот человек, которого я время от времени сам встречал на горных склонах.
Та же девушка говорила, что банкиры, напротив, меняются сильно. Глаза банкиров меняют цвет. Глаза их становятся более светлыми. Эти глаза меняют форму и становятся круглыми. Носы банкиров утоньшаются к концу и чуть загибаются к губе. Это непростые и важные изменения. Они отмечают становление банкира.
Затем девушка сказала мне:
- А знаешь, как банкиры покупают друзей? Банкиры покупают друзей так: сначала они покупают большой бумажный пакет с углём для мангала. Потом грузят в машину этот пакет, сам мангал, и несколько мешков с шашлыком. Если хорошо расположить покупки в салоне, то там может ещё уместиться несколько будущих друзей. Потом банкиры прозволяют будущим друзьям разжечь огонь, а сами открывают бутылки. И, наконец, когда все друзья основательно выпьют (вот они уже и стали друзьями), то они начинают кричать банкиру:
- Какой ты милый! Ты устроил нам праздник!
А довольный покупкой банкир отвечает:
- Не, это я себе праздник устроил…
А люди, подверженные туризму, походной коллективной жизни, наоборот, меняются мало.
Что-то во всём этом есть, что заставляет меня обдумывать соотношение банкиров и туристов снова и снова.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments