Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

Category:

История про разговоры СDXXII

- Скажите, а вот у вас нет впечатления, что бойцы с разных сторон этой баррикады постоянно перебегают друг на сторону друга. То есть в восприятии читателей дидактика через полвека становится абсурдом, etc.
- Я вот тоже над этим задумался, когда писал в том же «Октябре» про Михалкова. То есть процесс похож на улицу с двухсторонним движением, что не мешает некоторым просто стоять, припаркованным у тротуара.
- Знаете, мне кажется, что фокусы нашего восприятия - совершенно иная штука.
- Вот взять - совсем из другой оперы - Гоголя. Что-то в его гениальном сознании - чистая поэзия абсурда, ну, когда вылезает немыслимый Макдональд Карлыч в городе Н посреди постчичиковской суматохи, или метафоры его сумасшедшие, да, в общем, понятно, что примеров миллион. А что-то уже воспринимается как его собственные языковые изобретения, хотя это просто украинизмы. Помню, я восхищалась особым словом «огорчённый», которым он описывает особый тип людей во втором томе «Мёртвых душ», оно там было очень странным и не превый взгляд измышелнным, пока мне не пояснили, что в сербском, например, это слово значит «ожесточенный». То есть не исключено, что в диалекте (идиолекте?) Гоголя это было вполне нейтральное слово.
Впрочем, в разрезе вечности это и не важно. Если я сегодня читаю про «убитый» матрас Селифана - и умиляюсь, что можно воспринять это слово в современном значении, отя и знаю, что он его просто утрамбовал, потому он и убитый, то лет через пятьдесят, возможно, ни один читатель об этом не задумается. Прочтёт, как говорится, машинально.



Извините, если кого обидел
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments