Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

История про разговоры СDIV

.


- Ходил смотреть на светскую жизнь. Гости были немолоды. На шею всем повесили глиняные медали и они с глухим стуком бились о столовые приборы. У всех при этом в сменяющихся припадках бились мобильные телефоны. И снова хлопали певицам, что играли лицом и голосом.
- Ведущая торжественно объявила: «Фонтан Бахчисарайского двора».
- Ты знаешь, мне в своё время рассказали историю про главного фантаста Лукьяненко. Он пришёл на телевидение, в передачу «Графоман», ведущий говорит что-то, а между делом замечат «... как сказал Максим Горький в «.....»… Гость вступает: «Вообще-то, Лев Толстой в «... ...»»… Ведущий спокойно поворачивается к оператору: «Так, стоп, стоп. Переснимаем».
- Лукьяненко - неплохой писатель. Не великий - но очень качественный.
- Согласились с очевидным. И что?
- Вот, вспомнила еще ляп из "Ночного дозора": никогда, никогда на станции "Ботанический сад в поезд не заходит такая толпища народу! Это вообще сама загадочная станция на оранжевой ветке: там всегда полумрак и практически никогда никто не входит и не выходит. Обсуждали с N. книги Лукьяненко: я верила ей на слово, ибо сама ни при какой погоде, конечно, не читала. К жанру "фэнтези" испытываю такое же стилистическое неприятие, как и к самому термину с этими "э" оборотными и манерным французским "зи" на конце. Есть такие хозяйки, говорят: "Я сегодня приготовила салатик «фантазии», так они хоть ударение ставят правильно.
N. уверяет, что в "Дневном дозоре" ее взбесило, что герои все время кивают и разводят руками - "Люди не разводят руками, нет такого жеста!" - "Только если рыбу показывают" - и мы решили, что после каждого упоминания этого действия редактор должен был обязать автора приписать "развел руками, показывая рыбу". Она взяла два фломастера и подчеркивала каждый кивок и развод цветными фломастерами. Вскоре книга запестрела розовым и зеленым. Можно представить, как скучно ей было читать, если она прибегла к таком аутичному занятию.
- На самом деле настоящие рыбаки показывают размер рыбы на локте. С Лукьяненко немного другая история. Его книги - честные автомобили.
Лукьяненко очень успешный фантастический писатель, собравший безумное количество внутрикорпоративных писательских премий, очень трудолюбивый и неглупый. И вот, из-за "Ночного Дозора" он покинул уютный корпоративный мир. Вышел из дому, купил билет, сделал визу, и вот вы увидели его с чемоданом на пороге Гамбургского цирка.
Его тут же все захотели пиздить. Прямо - швейцары и билетёры.
"Ночной дозор", а с ним и другие вещи, попали в лапы к критикам, они завопили, что это не то, то не так. Матрёшка на ножках это сперто из The Thing, а там еще что-то откуда-то. Что-то криво, что-то немотивировано, и проч., и проч. А ругаться нечего. Нормальные, добротные. Не Толстой? Ну, не толстой - на своём месте чувак стоит. Фактор культуры? Это - фактор культуры, всё обросло мифологией...
- Да мне фильм скорее понравился, а книги эти я все равно не читаю. У меня другие «Жигули» - Татьяна Устинова, например.
- Татьяна Устинова - это «Запорожец».
- А фильм мне тоже понравился. Я, кстати, чуть «Жигули» не купил, да.
- Татьяна Устинова – «Нива». Хотя бы потому, что она очень эту машину пропагандирует.
- Вот из-за тебя (и, поэтому спасибо тебе) - я сформулирую в письменном виде некий ответ на незаданный вопрос. Мне представляется вполне справедливым отсыл к юношеству при обсуждении книг Лукьяненко. Конечно, если сводить его к глупым упрёкам в педофилии, то ничего в этом интересно. Эти намёки - изрядное скотство.
Но как всякая распространённая ложь, они перемешаны с правдой. Дело в том, что в текстах у Лукьяненко есть много, что взрывчатым образом реагирует с инфантилизмом. Только этот инфантилизм никак не связан с возрастом. Понятно, что в современном городском обществе мужская сентиментальность разлита как бензин по асфальту. Нет больших слюно- и сопле- производителей, что современные клерки и служащие - мужчины среднего возраста. У Лукьяненко есть много достоинств - он одарён, мастеровит, он очень трудолюбив, он начитан. Но то, что он дарит в общем-то массовым рядовым читателям сентиментальное переживание - вот именно это и сделало его популярным.
- Я вот тебе что скажу - знаешь, довольно много людей связаны личной дружбой, прошлым и иными отношениями с Андреевым (которого мало видел, и поэтому не могу называть его Лёхой). Так же довольно много людей связано с Лукьяненко разными отношениями. У них давняя нелюбовь другу к другу, и, интуитивно понятно, что от тебя коллективное бессознательное требует примкнуть или же отмежеваться. Ругаешь одного - значит ты за другого - эта та самая дихотомия.
А уж если ты подвергаешь критическому анализу обе группы, то случается то, что в старом советском анекдоте называли «Интернационалом» - то есть «интернационал - это когда русский берёт за руку украинца, тот - казаха, а тот - еврея, а тот - армянина... И все идут пиздить негров». А я вроде патологоанатома. То есть, в тот момент, когда я занимаюсь анализом, я будто на вскрытии. А там ведь всё равно - девушка, ребёнок, старик... Мне, всё интересно – и тексты, и люди, и всяко разные события вокруг него.
А ещё я побреюсь и стану похож на Родченко, а ты нет.
- После восьмого июля это будет Гарри Поттер. У него харизма есть. Он вышел на сцену, и когда шел был нормальный. А потом встал и посмотрел в зал. Тогда на него сошло озарение, и он понял, что после восьмого июля он будет Гарри Поттер, а не Лукьяненко. То есть, все будут думать, что он Лукьяненко, а на самом-то деле он станет крутой как Гарри Поттер. Он после восьмого июля будет круче всех, и я детям буду рассказывать, как он превратился.
Лукьяненко будет после восьмого лучшим фантастом. То есть и так он круче всех, а после восьмого все об этом узнают. Какие Стругацкие - это все Фигня. Именно Лукьяненко всех уберет после восьмого. Но есть еще неделя - можно покаяться. Если кто-то из вас не любит Лукьяненко, то у него еще неделя есть. А потом будет поздно.
- Н-да. Не надолго его хватило. Только отвлечёшься - глядь, пробежит потный псих, заголосит что-то... И - цап - схватят его санитары и уволокут куда-то.
- Это просто кликуша. Он знает, что скоро придет День Перемен. И его постигнет судьба всех тех, кто не любит Лукьяненко. Он не ругается, а пророчествует. И жизнь его сочтена, осталось ей семь дней и семь ночей.
- Не мда, а именно. И никакого кошмара не наблюдаю. Знай себе, подмахивайте кисточкой.
- Нет, это кто-то из харизматиков.
- Нет. Они характерно сдваивают слова. Или ещё как закричат вдруг: "Слава ГКЧП! Слава ГКЧП!" Но от волнения глотают гласные, и выходит "СЛВ ГКЧПТ".
- И перестаньте выражаться неприличными словами. Потому что тут даже спросишь вежливо даму: "Не будучи лично представленным, позвольте полюбопытствовать: "Отдаться не желаете" - а она всякую чушь городит.
- Как-то меня совершенно не удивляет - тут часто любят ввернуть какое-нибудь странное слово. И безумцы эти вдруг завопят: "Манты! Манты! Слава мантам!" К чему манты, зачем - сами ведь не знают.
- Уроды вы все. Я вам пришёл про светскую жизнь рассказать, а вы... Пойду от вас к Брату Мидянину.



Извините, если кого обидел
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments