Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

История про разговоры СCCLXXXV

.

- Надо заняться советской литературой… Правда период…
- Лучше двадцатые.
- А сороковые (девятьсот) - сказка, полнейший кляризм, идеологически выдержанный к тому же.
- Так я про то же - сороковые, впрочем, невпример, лучше. Я даже не знаю никого, кто этим бы занимался. Кроме Сарнова, разумеется, который занимается всем.
- Вот и бросим коллегу на этот участок - пусть целину подымает, тэсэзэть.
- У меня как раз есть подборка литературы - полтора ящика. Орест Мальцев, например.
- И у меня полочки две найдутся. Он как раз спрашивал, куда я книжки ставлю, хе-хе.
- Мальцев - это вам не какой-нибудь Бабаевский, который у всех есть. У меня ещё Бубеннов есть, да.
- Как же:
Татататам, и вновь и снова
хвалить мы будем Бубеннова -
он по соплям слащаво-розовым
прошелся веником березовым.

Не помню, чье это, но, кажется, уже 50-е. Кстати, Бубённова что-то недавно переиздавали. Орест Михалыч - это голова, сталинская премия 2-й степени 51 года за роман "Югославская трагедия"!
Боже, что творится в моей бедной голове...
- Ну, понятно.Это потому что он написал роман "Белая берёза". Голова, да. Но есть ещё чудесная пьеса Симонова "Под каштанами Праги". Да и "Чужая тень" не хуже.
На самом-то деле я отчасти любитель этого времени победивших упырей, но готов подвинуться.
- Но без прочтения романа Евгения Поповкина "Семья Рубанюк" все же в корпорацию не примем, так ведь? А то, небось, думает Вандой Василевской отделаться, да Степаном Злобиным.
- Ну, смотря что Ванды Василевской - "Пламя на болотах" это зачёт. Если испытуемый сможет отличить "Жатву" Галины Николаевой от наугад взятой Веры Кетлинской - то я бы не снимал его с дистанции. Нет, не снимал бы.
- Нет уж, на зачет полагается вся трилогия "Песнь над водами". И чтоб раскрыл нам в развитии реалистический смысл образа вод - от гневного разоблачения польской колонизаторской политики в "Пламени на болотах", через идею братского воссоединения в "Звездах в озере", к пафосу очищения и социалистического строительства в романе "Реки горят". А дополнительно спросим, почему неправомерно затянуто в первом романе разоблачение вредителя и шпиона Овсеенко и недостаточно жизненно изображение коммуниста Петра Гончара.
- А в Кетлинскую пусть повникает к зачету, ага. В письменном виде. И пусть не думает, что ейного мужа Макогоненко так уж легко отличить от Мейлаха.
- А кстати, когда Юхана Смуула перестали называть Шмуулом? Из-за космополитской кампании?
- Нет тут всё гораздо проще - когда всё племя диких эвенков решило перейти границу СССР и осесть на Аляске, один Шмуль Смугл, потомок сосланных на Дальний Север троцкистов, не перебежал - в выгодном свете выставив случайно порвавшийся ремень нарт.
Именно с этим и связан его карьерный рост, и, как условие - перемена фамилии.
- Да, недаром писал поэт:
Товарища Сталина благодарим
за то, что добились мы воли,
что в воду соленую с плеском глухим
не канет рыбацкая доля....

И, конечно, после этого было естественно выставить его как жертву эстонской буржуазно-кулацкой диктатуры, которая, как отмечал известный критик Борис Соловьев, избрала своим подлым девизом слова "Оставаясь эстонцами, станем также и европейцами".
Но тема "Методика различения Макогоненко от Мейлаха на примере любого из Мейлахов" - немного круто даже для докторской.
- Квантитативные методы. От Мейлаха-фиса - легко: терминология и иностранные речения выдают ренегата. А вот с М.-пэр'ом, действительно крутенько. Думаю, по насыщенности цитат из классиков. У Макогоненко они составляют не более 3,2%, а у Б.М. - не менее 7,65%.



Извините, если кого обидел
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments