Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

История про разговоры СCCLXXXII

.


- Я что-то задним числом обиделся за британцев, что имели уникальный опыт потеряв империю, сохранить достоинство. Тьфу.
- Согласен, вопрос отношения к Империи – вопрос совершенно иррациональный и, обсуждая его, мы можем зайти далеко. (Хотя все же подумайте: совместима ли, например, Империя с Интернетом? Что это за Империя такая, если каждая тля может назвать в Сети Его Имперторсое Величество сволочью?)
- Но, давайте, действительно, лучше-ка сменим тему. Давайте лучше поговорим за царя Ивана. Ваша идея, что Иван зачитался, мне очень понравилась. Вы знаете, в Туле некогда жил один мой родственник, которого (так же, как, кстати, меня) никто и никогда без книги не видел. Так вот, этот родственник кончил тем, что привязал родную сестру за косы к койке и поджёг дом. Зачитался, – говорили в народе.
И, стало быть, вы думаете, что и с Иваном случилось нечто подобное.
- Я – про бесноватого царя, которому было все равно. Боюсь, что это неправда. Нет, национальность убиенных для Ивана Васильевича ни малейшей роли не играла, но вот вероисповедание – играло, и немалую. Вспомните его Поминальные Синодики: «И прочия христиане женска, мужеска и децкаго чина, коих имена, Господи, ты сам еси».
Т. е. мысль о том, что убийство иноверца – грех была, боюсь, Ивану Васильевичу недоступна. И с этой точки зрения зарезать казанца или новгородца было для него большая разница.
И еще: а воспринимал ли он новгородцев как соплеменников? Вы знаете, мне очень близка мысль о том, что единая древнерусская народность должна была разделиться на четыре ветви, а разделилась лишь на три, ибо четвертая, новгородская ветвь была попросту уничтожена путем депортаций и геноцида. Как вы относитесь к этой теории? (Во время трехлетней работы на Севере мне приходилось сталкиваться с коренными архангелогородцами, и это, действительно, особый народ, языка которого вы так сразу и не поймете, и он больше напоминающий хохлов, нежели русских).
- А уж Север - это любовь моя. Я туда и охотиться ездил, и на кораблике гидрографическом ходил. И много там чего другого делал. Языки там, правда, хитроумны и красивы. Надо сказать, у меня был преподаватель по фамилии Дерябин. Он одновременно был заведующим отделом рукописей Ленинской библиотеки. Часто его имя ассоциируется с тем, что не отдал хасидам древние рукописи из хранилища. Дерябин заперся в хранилище и сказал, что подожжёт там всё, если что. Хасиды потоптались там, накакали ему под дверь и ушли.
Между тем, это был очень интересный человек, который был фанатично предан древним рукописям, человек, которому всё время не везло, начальство не любило, и жизнь его была крива. Он умер давно.
Однако, это всё подводы. Итак, Дерябин рассказал такую историю. Будучи под Архангельском в фольклорной экспедиции, он был разбужен странным возгласом старушки, у которой жил. Он вышел на крыльцо, и старушка гордо крикнула ему в лицо:
- Куричи сычоп!
Он сначала немного испугался, и только спустя время, понял, что имелось в виду. Курица с яйцом. Да.
Тут несколько фишек. Во-первых, я, конечно, не большой специалист в истории с Иваном. Я кормился Карамзиным и двумя моими старшими товарищами - Юзефовичем и Владимиром Шаровым, которые, по сути тоже, хоть и защитили диссертации по этому времени.
Так вот, у меня создалось впечатление - из за строительства дворца в Москве, из-за избиения своих и чужих - что Иван в некотором безумии претворял в жизнь Священное писание, повторяя все ужасные события, которые там написаны. То есть Конец Света не за горами, и все эти казни его только приближают.
И Россия превратилась в увеличенное пространство между морем и Иорданом.
Ну и новгородцы для него были что-то вроде одного из колен Израилевых, а татары - арабами, что ведь тоже родственники. (Рискованная метафора, да)
Но, повторяю, я не специалист - в этом случае очень легко скатится в львогумилёвщину. То есть это хорошо, когда все знают, что теории относятся к поэтике, но потом ведь поэтические маски начинают прирастать.
- Я, увы, так же не специалист ни по Грозному, ни по Северу. Но все-таки думаю, что татары были для Грозного, в первую голову, бывшими сюзеренами, а новгородцы - носителями антигосударственнического духа (примерно тем же, что для Путина - либеральная интеллигенция).
А на счет Севера, не могу сказать, что я его люблю. Скорее - жалею. Народ там нищий, забитый, темный. Правда женщины (если забыть про сплошь плохие из-за слишком жесткой двинской воды зубы) просто фантастически красивы. Таким бы женщинам да рожать бы богатырей и жить в придуманной России.



Извините, если кого обидел
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments