Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

История про разговоры СCCLVIII

.


- В научной традиции есть некая традиция описания – верификация, предварительная апробация и многое другое, что греет мне душу. Эти традиции - тонкая, часто рвущаяся мембрана, но это единственное, что удерживает научное мировоззрение и здравый смыл от спекуляции.
К тому же, если вещь не может быть изложена на понятном языке, то что-то с ней не чисто. Нет, речь идёт не о полной и универсальной доходчивости, а он определённых приближениях. И, если человек говорит с непрофессионалами, и, в обычной речи, скажем, норовит сказать «спорадически», меня это настораживает. Особенно меня веселит в этом смысле птичий язык современного литературоведения и культурологии.
- Я видел разных физиков у Гордона, такими же различными были и лирики. Впрочем, больше тех, что косноязычны, да ещё они оказывались летними дураками. Сразу, кстати, видно, когда человек с умным видом несёт чушь. Как писал, кажется, Ильф - все бездарные писатели пишут одинаково. И даже - одним почерком. И ясно, что есть много учёных, которые могут быть лекторами, а есть интересные учёные, которые говорят плохо.
- Но сидят перед экранами, скажем, инженеры, программисты, домохозяйки с неоконченным высшим и хронической бессонницей... И глотают - всё подряд. Как сказал другой непредвзятый человек: «Если то, что глотали у Капицы - было качественно приготовленным питательным, но немного пресным бульоном, то блюдо Гордона - это весьма сомнительный крюшон: то рыбная косточка попадется, то свиной хрящик, то - спелая дыня… Невкусно». Понятно, что в «Очевидном-невероятном» тоже хватало спекулятивных гостей-упырей - то у них тарелки подлые летали, то руины, извините, говорили. Но материалистическая цивилизация не упивалась этим, по крайней мере, на виду.
- Просто, топая сапогами, пришла демократия, пришла, рассыпалась клоками, повисла повсюду – и вот, утеряна строгость стиля. А настоящая строгость стиля, как в настоящем Новом Средневековье только в монастыре. Но нет ничего тоталитарнее и противоположнее телевидению, чем монастырь.
- Мне кажется, предыдущие ораторы сгущают краски. Советская наука не умерла и делать этого пока не собирается. Говорю это как держатель двух грантов РФФИ (Российский фонд фундаментальных исследований). Да, был период развала науки и поголовного бегства молодых ученых в коммерцию или за рубеж, но теперь понемногу проходит.
Что касается Гордона: ну, форма - ладно, это просто дань моде. Полутемная комната, таинственное бормотание посвящённых. Не хватает только пыльных реторт и черепа на столе. Плохо другое. Гордон не может (или не хочет) отличить настоящего ученого от сумасшедшего или трепача, и потому содержание передач порой вызывает веселое недоумение. Это у меня. А домохозяйки либо считают всю эту муру истиной в последней инстанции, либо с негодованием переключают канал. Таким образом, передача Гордона играет негативную роль, забивает мозги и подрывает доверие к науке и её представителям.
- Почему-то припомнилась странная полуночная передача «У Гордона» полуторагодовой давности, в которой Капица старательно рисовал демографическую кривую и обосновывал изменение возрастных приоритетов. И где-то на грани сознания, промельком слова о том, что сейчас невозможно математикой описать будущее, потому, что функции описаний сплошь состоят из сингулярностей – шаг влево, шаг вправо и уже другое решение.
- Конечно же на краешке стола должна лежать почему-то не запрещённая книга С. Кара-Мурзы «Манипуляции сознанием» и листочек со странной записью корявым почерком: «Ежегодные Сократовские чтения в Старой Руссе»...



Извините, если кого обидел
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments