Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

Categories:

История про разговоры СCCLII

.

- Разговор здорово смахивает на деление писателей и писательниц (а также поэтов и поэтесс). Я вот типично женские тексты вроде Улицкой не люблю, хотя свои читатели у них, несомненно, есть. По-моему, в тексте, не сосредоточенном целиком на личности автора, его чувствах или потоке сознания, гендерная принадлежность второстепенна. Из женщин-фантастов я, пожалуй, больше других ценю Латынину - а в ее книгах пол автора совершенно не угадывается. Кстати, большинство женщин-поэтов, если их окрестят "поэтессами", сильно обидится.
- Это давний и вечный спор. Из того, Анна Ахматова писала хорошие стихи, не следует того, что мы должны даровать ей имя «поэт» с мужским оттенком - в качестве странной награды.
Масса здравомыслящих людей много раз говорила - да, женщина - тоже человек. Ну, да. Человек. Но что ломиться в открытую дверь? У людей есть сиськи и пиписьки - что же, заставить себя не думать об этом, как Ходжа Насреддин запрещал думать о белой обезьяне?
Это спор сродни диспутам о дружбе между мужчиной и женщиной - он абстрактен и потому бесплоден. Вот я дружил с несколькими известными феминистками в Европе и России. Они всё сетовали, что профаническое отстаивание их позиции изрядно вредит самой идее. То есть, бесполого, говорили они, ничего не бывает - даже законодательство должно быть ориентировано.
Что до Латыниной (я бы, правда, уж так не идентифицировал её как фантаста) - то да, можно сказать, что это унисекс. Так и Донцова - унисекс. Вряд ли это достоинство.
Пока я не вижу примера великого литературного произведения, освобожденного от гендерной (да и от сексуальной составляющей) Если знаете - карты на стол.
- Приведите пример великого литературного произведения, да еще в прозе, да еще характерно женского. Стихи - да, много. В прозе навскидку не припомню. Не потому ли, что гендерность великой прозе противопоказана? Это как с ангелами - то ли мужики, то ли бабы, но создания явно высшего порядка.
- Мы с вами говорим о разном. Я говорю о том, что половая составляющая есть везде. И, по-моему, нет примера Большого Текста, где бы её не было. Вы отвечаете вопросом-просьбой привести текст с чисто женской составляющей. Согласитесь, это не очень удачный перевод стрелок.
Поэтому бессмысленно дальше анализировать казус "Чёрного принца" Айрис Мердок (где половой составляющей выше крыши, причём всё происходит от лица мужчины). Вирджиния Вулф была хоть и несколько помраченной, но вполне привязанной к психологии. А уж венец модерна, написанный мужчиной финальный очень женский монолог из "Улисса" и вовсе вывалится из разговора. Всё переплетено, и в этом жизнь. Но это всё не убеждает, что "гендерность великой прозе противопоказана". Это вроде как сказать "позвоночник и прямохождение противопоказаны людям". Ну, действительно, с прямохождением много проблем, но оно нам всем присуще. Можно учредить партию Ползающих и Свободных от Сколиоза, выбить гранты, написать книжек и обосновать теории - но, по-моему, это тупиковый путь.
- Все перечисленное, кроме, м.б., "Улисса", мне как-то не очень. Ну да ладно. Вам виднее.



Извините, если кого обидел
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 92 comments