Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

Category:

История про разговоры (СCCXLIX)

.



- Я знаю, что надо подправить в консерватории, что именно отталкивает профи - бесформенный текст, поток сознания, один из явных признаков непрофессионализма. Знаю, почему тот же самый текст нравится шпане - им хочется быть вовлеченными, им хочется видеть чувственность, эмоции, они видят интересную фотографию и не задумываются об экспозиции, светочувствительности пленки, профессионализме - они схватывают картинку, додумывая мелочи.
Так вот, одно из двух, либо шпана-"импрессионисты" зададут тон литературе следующего поколения, либо тихо и мирно вырастут, выучатся и на правах младших братьев и племянников вольются в поколение настоящее. На первое шпане хотелось бы надеяться, но вряд ли. Разве что произойдет какая-нибудь радужная контрреволюция, которая даст мощного пенделя, простите, недостающий импульс новому направлению. Скорее всего, шпана вырастет-выучится-вольется или попросту забьет на Боллитру и вернется к своей основной профессиональной деятельности.
Но если посмотреть со стороны - да, действительно, импрессионисты все на одно лицо, они отличаются от сюрреалистов, кубистов, примитивистов и все - поголовно - пишут одним и тем же почерком...
- Во-первых, тут есть явная путаница с термином «профи» - я бы его просто заменил «люди с двумя книжками», и «люди с одной книжкой и вовсе без оных». Я человек, не ангажированный теми, кого называют «профи» и многие их тексты мне не нравятся.
При этом многие из них мне нравятся как люди – равно как и те, кого называют «шпаной». Однако, тексты «шпаны» вовсе запредельны. Дело не только в бесформенности текста – дело в отсутствии того, что Бродский message – посланием. Бродский понимал под этим послание, которое несёт поэт в мир. Orbi et urbi.
Конкурсные рассказы не несут послания городу и миру, они внутрикорпоративны - с их стёртым языком фэнтези или подлым языком городского низа - "Вызвали в одну конторёшку сеть тянуть. И надо ж было тому случиться, что шибануло меня со всей дури".
Это обращено внутрь корпорации - смотрите, сколько мы разбирались с сюжетом, да так и не разобрались. Это всё продукт внутреннего пользования.
От этого он не хуже для этих внутренних людей - только, увы, они ужасно обидчивы, как советский человек с рублями в руках. Узнав, что эти рубли не конвертируются за границами лагеря.
Теперь перейдём к мнимому импрессионизму. Никакого импрессионизма тут, конечно нет.
Вы говорите стычке «профи» и «шпаны», как о дихотомии «академическое искусство vs импрессионизм», а я наблюдаю всего лишь академизм шиловского извода vs махинации Гельмана. Фразу «все импрессионисты на одно лицо» я отношу на счёт вашего полемического задора – и вы, и я, и человек, неискушённый в искусстве, легко отличит танцовщиц Дега от пейзажа Сислея.
Называть «шпану» импрессионистами – значит грубо и неизощрённо издеваться над коллегами. Но, продолжая вашу аналогию, в этом случае я имею дело с инсталляцией № 234 и инсталляцией № 239.
И тут наступает час работы иного механизма – не живопись с толкотнёй форм и цветов, а искусство оправдывать ожидание заказчика. Думаете, бесчисленные абстрактные композиции плохо продавались?
Отнюдь. Многие художники сделали себе на этом состояние. Просто грамотные галеристы убеждали покупателя, что это – модно, это нужно купить. Они формировали рынок – вот в чём дело. Сейчас рынок «сетевой конкурс фантастического рассказа» сформирован – это очень маленький рынок, с очень сильными таможенными барьерами, с чудовищным протекционизмом.
Ваш прогноз мне кажется тоже надуманным – никакого формирования «новой литературы» быть не может – тексты «шпаны» заведомо не литературны (вы сами говорите, что «вовлечённость», эмоции для них важнее – но, добавлю, важнее не экспозиции, завязки-развязки, etc., а важнее послания, message). Свои занятия «шпана» не бросает – оттого ей надо никуда возвращаться.
Эти тексты различаются как люди и приматы – приматы могут быть симпатичны, но из них человека не получается. Они - другая ветвь эволюции – и количество не переходит в качество. Большое заблуждение – считать, что если человеку объяснить, что такое фабула, обязать его проверять согласование слов и грамматические ошибки, то мы получим литературу.
- М-да.... Вот уж с кем - с кем, а с приматами меня сравнивают впервые... Следуя вашей логике, мини-грелка была всего лишь междусобойчиком приматов с двумя книгами против приматов без книг. Все приматы предварительно отмыты, причесаны, обучены проверять согласование слов и грамматические ошибки и на фейс-контроле смогли вытащить из широких штанин диплом о среднем образовании.
Далее приматы усаживаются за пишущие машинки и начинают со всей силы лупить по клавишам, в надежде сотворить (предположительно) "Войну и мир". Через стекло за ними наблюдают несколько людей в белых халатах. Главный наблюдатель понимает, что эксперимент обречен на провал, но подопытные мартышки ему глубоко симпатичны...
- Нет, это вы какой-то своей логике следуете - не моей. Там, по-моему, были люди, что написали хорошие книги. Сам я, например, их не читал, но вполне вменяемые люди говорили мне, что они есть.
Вторая ошибка в том, что вы думаете, что всех отмыли, причесали и научили писать грамотно. Вовсе не так - мне кажется, что далеко не все отмыты, и многие не превзошли грамматик. Третье допущение как раз в том, что участники хотят сотворить "Войну и мир" - может, они просто хотят понравиться друг другу или быть первыми среди равных - в своём узком кругу.
Очень хорошо, и это желание мне кажется вполне достойным.
Ну а главный наблюдатель, да - Господь Бог. Вот тут-то вы попали в самую точку - я именно так про него и думаю, и про его гипотетические мысли: "обречены на провал" и "глубоко симпатичны". Только он это не про приматов.
- По-моему, у вас очень четкая и недвусмысленная позиция по отношению к конкурсным авторам: "ты виноват уж тем, что хочется мне кушать..." Вы их не любите именно за то, что они участвуют в конкурсах. Поскольку вы их эн масс вообще не читаете и определяете качество их текстов опосредованно - ждете пока какой-либо вменяемый человек вам не доложит, что Христос воскрес - то и претензии к конкурсным авторам у вас выражены очень туманно. "Дедукция, Ватсон, дедукция" - ежели автор конкурсный, то уж точно говенный какой-то автор. Который, вдобавок, пишет не от бога, а от лукавого. Правда, за все время нашего разговора, вы так и не уточнили - что значит приличный автор. Некто с дипломом литературного института? Автор двадцати сиквелов к роману "Бешеный возвращается"? Невзрачный литературный негр, правящий мемуары известной актрисы "С кем я только не спала"? Небожители из серии "Классики и современники"? Группа товарищей, объединенных псевдонимом "Дарья Донцова"? Исследователь влияния слова "попа" на нынешнее поколение?
Давайте определимся с терминологией - с кем вы, собственно, сравниваете сетературную шпану?
- Это - по-вашему у меня такая позиция. На деле совсем иначе.
Во-первых, мне совершенно не хочется их кушать. По большей части я их совершенно не перевариваю. Зачем мне несварение желудка?
Мне есть чем заниматься, а тут я скорее занимаюсь исследованиями - иногда по просьбе, иногда для денег, а иногда из академического интереса. Я многое читаю сам, но прибегаю и к мнению экспертов.
Во-вторых, я всех люблю. Авторы хорошие, среди них множество чудесных юношей и красивых девушек. Я не очень люблю их тексты - но не за то, что они участвуют в конкурсах. А за то, что они дурны.
В-третьих, дальше вы начинаете говорить совершенные глупости. Я совершенно не выводил из участия в конкурсе непременное свойство "говённости" самого автора. Если вам это не почудилось, то нужно срочно и строго указать мне на то место, где я допустил столь очевидное безумие.
Термин "дедукция" тут не уместен - это как раз не дедукция. Это, скорее, суждение по индукции - но я им пользуюсь очень осторожно, хотя, наверное, (я сейчас посчитал - прочитал за тысячу конкурсных рассказов).
В-четвёртых, вы, наконец, стали спрашивать то, что нужно было спросить с самого начала. Приличный автор - это тот, кто не плюёт на пол и не хамит. Гораздо интереснее, кого я считаю интересным мне автором - это я мог бы сформулировать. Интересный автор тот, кто имеет своеобычный стиль, и по-новому рассказывает мне исчерпанные было литературой сюжеты. Это умный автор, и тот, кому я могу сопереживать.
В-пятых, я не стремлюсь ни с кем сравнивать сетературную "шпану" - это вы отчего-то её сравнили с импрессионистами, чем меня подивили. Я, как и говорил раньше считаю её компактной корпорацией - узким кругом с собственными критериями и правилами, которая может вариться в собственном внелитературном соку вечно. И это её безусловное достоинство - которое я очень уважаю.
- Ага. Я не вскидываюсь, просто проверяю, говорим ли мы об одном и том же. Меня уже давно перестала обижать любая критика. Тем более вопли "говно", "безвкусица" и "безмыслие" - этим обычно наедаешься после первого же конкурса, и в гораздо более жесткой форме. Мне даже не то чтобы "за державу" обидно, просто любопытно.
Но вернемся к определению. "Послание, которое несёт поэт в мир." Так вот, я бы согласился с вами, если бы в этой фразе присутствовало слово "новое". "Новое послание" - это действительно сложно. Обсуждение и демонстрация на новом примере старых истин - нечто иное, и в рассказах все это присутствует.
А уж ваши слова о "стертом языке фэнтези" и "подлом языке городского низа" и вовсе ни к селу, ни к городу - язык соответствует идее и сюжету, он подчинен сюжету и идее. Не из пушки же по воробьям палить и не диванной подушкой гвозди заколачивать?
Для меня мессадж не "То, что поэт несет миру" (атомную бомбу в ридикюле? как-то слишком размыто), а ответ на вопрос "Что ты этим хотел сказать"? При этом ответ "я хотел сказать, что все люди - казлы, и сам ты - казел" тоже считается мессаджом.
- Нет, всё проще.И козлы вовсе не обязательны. Речь идёт о давней, идущей ещё от античности идеи, что творец должен что-то сообщить миру, что у него есть сообщение свыше - и вот он, божественный рупор, разевает рот. Потом цивилизация стала более атеистичной, и вместо божественности появилась выстраданность. Или, если мы говорим о результате, возможность разбудить что-то в душах людей.
А эти тексты мне кажутся похожими на сотни тех, что я читал на "Грелках" и в сборниках. Они не хуже и не лучше - они плоть от плоти.
Но они исполняют другую очень важную функцию - функцию корпоративного общения. Они позволяют людям сказать "Здорово мы с тобой написали на конкурсе! - Да здорово! Лучше, чем в прошлый раз!" И позволяет людям быть, как известный герой Шварца "Почётными святыми нашего королевства, почётными Папами Римскими нашего королевства." Это очень правильно, и я одобряю эту функцию.
- Сдаюсь! Софистика - это не мое. Определенно, "умный автор, и тот, кому я могу сопереживать" применительно к вам и применительно ко мне - это две большие разницы. Никогда мне не понять, что же определяет принадлежность к так называемой литературе. Бес посрамлен бе и плакаси горько.
- Отчего же софистика? Вы точно уверены, что хорошо понимаете значения этого термина?
Вы знаете, пришлось-таки лезть в словарь и проверять, в твердой ли я памяти.
СОФИЗМ (от греч.. sophisma уловка, выдумка, головоломка), мнимое доказательство, в котором обоснованность заключения кажущаяся, порождается чисто субъективным впечатлением, вызванным недостаточностью логического или семантического анализа.
На что, как не на чисто субъективные впечатления и недостаточность логического анализа, вы мне пеняли в предыдущих репликах?
- У меня как раз сложилось очередное чисто субъективное впечатление, что данная беседа зашла в тупик и почерпнуть что-то новое из нее нельзя. Я по-прежнему считаю, что если буду продолжать писать и работать над собой, то писатель из меня получится. Со временем. По крайней мере, перейду в категорию приматов с двумя книгами. Я не думаю, что вы захотите меня переубеждать и хоть что-то из этого диалога все еще представляет для вас интерес. Не лучше ли на этом остановиться?
- Я к этому и клоню - на моей стороне стоят логические заключения, вполне непротиворечивые, а на вашей - эмоциональная оценка, те самые субъективные обиды.
Причём вы счастливее меня - анализ никогда не приводит к счастью. И удовольствие от него сомнительное. То что вы хотите писать - замечательно (я и не отговариваю). Ценность "двух книг " для меня сомнительна (но чем не цель?).
Главное - относится ко всему с юмором, как, например, один мой покойный знакомый, что написал:


В этот час гений садится писать стихи.
В этот час сто талантов садятся писать стихи.
В этот час тыща профессионалов садятся писать стихи.
В этот час миллион одиноких девиц садятся писать стихи.
В этот час десять миллионов влюблённых юнцов садятся писать стихи.
В результате этого грандиозного мероприятия
Рождается одно стихотворение.
Или гений, зачеркнув написанное, отправляется в гости.

- Простите, я вмешаюсь в ваш разговор… Кто автор? Хороша же цитата.
- Мне жалко портить это место отгадкой. Автор, кстати, легко находится - так как известен, и, к несчастью уже умер. Он, кстати, написал ещё чудесную песню "Когда мы были на войне", которую многие принимают за казачью. Он, конечно, отпахал всю Отечественную войну в разведке, но путать его с донским казаком - казус хуже Розенбаума с шашкой.

Извините, если кого обидел
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments