Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

История про разговоры (СCCXLIV)

.

- Понимаете, по сути Сергей прав - спорить с его мыслью об опасности введения дубинки, что из лучших соображений будет стучать по головам - бессмысленно.
Вы правы в том, что звериная ксенофобия должна быть введена в прокрустово ложе закона. Но мне отчего-то кажется, что вы не хотите ксенофобию истребить - а охвачены желанием улучшить человека. А с такого желания улучшить человека основательно, до конца улучшить, и возникают самые кровавые и нечеловеческие режимы.
Тут ведь вот в чём дело - современность показывает нам очередную инсценировку "Зверофермы". Все нации равны, но одни равнее прочих (и это свойство уклада европейского сознания, а не то, что в головах у скинхэдов). Те самые демократически ориентированные люди, что мне с пеной у рта доказывали необходимость суда присяжных, когда слышат о том, что он оправдал подозреваемого в убийстве таджикской девочки, или какого-нибудь Ульмана, сразу говорят, что суду и присяжным нужно указать, всё отменить и пересудить. Вдова главного петербургского демократа Собчака, член Совета Федерации госпожа Нарусова мне на голубом глазу, в телевизор, говорит, что, дескать, суд судом, а надо всё отменить, потому что политически нехорошо.
Есть устойчивый тренд, например, в том, что "демократические выборы - это те выборы, на которых победили демократы", etc.
Ergo: Это именно когинитивный диссонанс. Если мы спросим у Сергея - хороши ли русские хулиганы? Он скажет, что нет. Если мы спросим у вас - хорошо ли передать политическую цензуру в руки политтехнолога-галериста Г. (пусть условно, и в руки условного Г., и условно технологичного), я думаю, что вы тоже скажете "нет".
- Тут, сэнсэй, и думать нечего, я в дискуссии с Сергеем уже сказал "нет" Г. - два раза даже. Началось все именно с того, что я спросил мнения хозяина: есть ли способ сделать так, чтобы и прокрустово ложе закона появилось, и перегибов не было.
- Истребить ксенофобию - идея весьма заманчивая, но "идеей" её назвать сложно, потому что это такое намерение, "пусть всегда будет солнце". Мне не нравится, когда идут наперекор закону, когда-то на уроке права я хорошо усвоил слова адвоката: "Я буду защищать самого жестокого убийцу до конца, потому что иначе в следующий раз осудят невиновного".
- В итоге вариант дубинки и вариант "оставим все как есть, авось само рассосется" мне не по нраву одинаково. Но мне казалось, что это повод к обсуждению, а не нападению.
- Мне не кажется заманчивой идея побеждения ксенофобии. Более того, мне лично ксенофобия представляется подобием личного оружия. И если мне кто-то говорит, что оружие надо сдать, владение и ношение его запрещено, то я хочу спросить - защитят ли меня, если что, от других?
Нет ли с их стороны опасности? Не сдадут ли меня с потрохом правительства и общественное мнение, иностранные и местные правозащитники?
- Но никто не может заставить вас сдать ксенофобию насовсем - в этом разница. Запретить психические феномены невозможно.
- Нет, как раз я вижу в современном обществе механизмы избирательного запрещения ксенофобии. Этот диалог - чудесная иллюстрация понятия "когнитивный диссонанс".
- Точно так, сэнсэй. И я попался в очередной раз.



Извините, если кого обидел
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments