Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

История про разговоры (СLХXVI)

.

- Кстати, тут на меня как-то разозлились участники сетевых литературных конкурсов. Как ты думаешь, они могут кислотой в рожу плеснуть?
- Тоже мне, Даная Рембрантовна.
- Я не Даная. Меня штопать и лакировать никто не будет. Зато потом я буду появляться в электронном пространстве как Чёрный Конкурсант. Как Чёрный Конкурсант к кому в группу попадёт - тому пиздец. Из этой группы вообще никто в финал не выйдет. А если Чёрный Конкурсант выйдет в финал - так обратно труба. Те, кто финальные рассказы прочитают, себе места не найдут - будто говна наелись. И, главное, не поймёшь ничего - никто сюжета не помнит. Роботы - не роботы, саблезубые хомяки - не саблезубые хомяки, а кому и вовсе чудится, что нанозвездолёт рассекает просторы Большого театра.
А тех, кто пытался разобраться, находили прямо у экрана монитора - всех покрытых волдырями и коростой. Только мерцает в форуме ник Чёрного Конкурсанта, а ответить на его сообщения - уже некому.
- А ещё на конкурсах бывает Летучий Голландец. Летучий Голландец - это автор, совершенно улетевший после поездки в Голландию. Он пишет на конкурсы такие тексты, что можно читать с любого места в любом направлении, даже справа-налево и с конца в начало, и все равно смысл не изменится.
В остальном же Летучий Голландец - призрак. Отправив текст, он пропадает - никогда никто не слышал от Летучего Голландца ни рецензий, ни оценок, и даже после подведения итогов Летучий Голландец остается анонимным, а его текст - невостребованным.
- Бывает и просто Конкурсный Бомж. Бывает и просто Конкурсный Бомж.
Конкурсный бомж не имеет определенного места жительства, имени и фамилии. Он живет только на сетевых конкурсах.
Это человек, который скитается, перелезает с одного конкурса на другой. Он поистаскался, говорит нечленораздельно, и от него дурно пахнет. Бомж приносит на конкурс пластиковые сумки со своими проблемами - одну или несколько, сколько успеет собрать за отпущенное время. Он садится в углу конкурса, вынимает замусоленную пачку рассказов коллег по группе и, ни на кого не глядя, начинает их шумно мять в руках, бразгая слюной и источая зловоние. Окружающие начинают молча разбегаться, зажимая носы, глаза и уши.
Видя это, бомж встает и начинает обходить всех по очереди, прося литературную милостыню невразумительным бормотанием: «люди добрые, извините, что обращаюсь, помогите братки ради всех святых Аркадия и Бориса, Роберта и Герберта, Урсулы и Джоан, похвалите-поругайте кто чем может рассказ номер мой!»
По окончании конкурса бомж уходит и никто его не видит до следующего конкурса.
- А бывает ещё Странствующий таджик. Начнёшь читать такой рассказ - хрен поймёшь: арабский это язык, или русский. Слева направо написано или справа налево. Странствующий Таджик берёт недорого, не обижается, что его не читает, и только кланяяется в конце, цветистыми восточными словами поздравляя тех, кому повезло. Занимает он второе с конца место - даже здесь ему не везёт.
- Бывает ещё Одинокая Испанка. На её счету не меньше жертв, чем в эпидемию 1920 года. Рассказ Одинокой Испанки обычно посвещён любви русалки к гному. Гном выманивает русалку на берег, и там варит из неё уху.
Впрочем, это случается прямо на первой странице - все остальные 48.000 знаков посвящены эху русалочьих стонов, что бередят души эльфов и слышны в тех местах по сию пору. Сначала в форумах она сдерживает эмоции, но найдя, наконец, неосторожное слово, взрывается.
И начинается испанский карнавал с ножами! Блистает электронная сталь, льётся электрическая кров, стучат клавиатурные кастаньеты, плещут юбки.
- Ещё бывает Цыганский Табор. Узнав, что где-то будет конкурс, табор заранее собирается и подтягивается туда в полном составе. На форумах конкурса они мигом ставят свои шатры, развешивают тряпки и начинают шумную перекличку:
- Аза, ты здесь? - раздается в форуме. - До конкурса осталось меньше двух суток!
- Я здесь, Жанночка! А здесь ли Лаура?
- Конечно здесь я! А здесь ли Земфира с Фатимой?
Когда начинается конкурс, табор начинает шуметь в полную силу, обсуждая тексты.
- Ах, какая прелестная красная юбка! - раздается тут и там. - Могу спорить, это юбка Шаниты!
- Да ты что! У Шаниты совсем другие юбки! Разве ты не помнишь, какую она одела юбку в прошлом году под Арзамасом? А это юбка Геды! Приглядитесь, разве вы не видите, что из-под красной торчат ее любимая зеленая и розовая с кружавчиками юбки! Гедочка, какая ты молодец, просто прелесть!
- Ах, Дианочка, как я тебе рада, только что проголосовала за твою юбку и юбку Зарины, а копию отправила емайлом тебе и Шаните! Скорей бы уже объявили результаты!
Когда объявляют результаты, цыгане быстро грузят на повозки свои шатры и занятые места, и отбывают в неизвестном направлении за дальние ЖЖ-горизонты, оставлив после себя в форумах кучу неубранного мусора.
- Но это безумие скрашивает Печальный Якут. Он познал жизнь, язык трав и зверей, соединения судеб - и оттого не торопится. На конкурс он выходит заранее, и тему узнаёт уже в дороге. Но всё равно - суетится он не любит.
Время терпит, и он медленно скользит на лыжах, внимая треску мёрзлых сучьев, свисту ветра в соснах - про это он и слагает свою песню. Проходит год-два, и остальные конкурсанты с удивлением читают текст об безответственных играх маленького охотника Василия с нанороботами.
- Ещё бывает Сетевой Диссидент, обязательный гость на любом конкурсе. Его жизнь посвящена борьбе с тоталитарными режимами массового вкуса и бесправными законами процедуры конкурса.
Быстро написав рассказ в привычном анонимном жанре, зорко пролистав тексты коллег, пытаясь подслушать записанное между строк, он принимается за свое основное дело - пишет петиции о необходимости реформировать правила конкурса и критерии оценивания работ. Он составляет и вывешивает на всеобщее обозрение листовки с указанием, по каким параметрам следует оценивать работы, и бросается в яростные споры с каждым, кто отказывается эти пункты соблюдать.
До объявления итогов Сетевой Диссидент ведет себя как будущий победитель. Увидев итоги - хватается за сердце, делается невменяемым и его увозит скорая помощь в ближайший же ЖЖ-центр карательной психиатрии.
Оттуда он будет писать долгие емайлы о продажности выборов лауреата, о засилии вопиющей бездарности на книжных полках и о трагичной судьбе настоящих сетевых талантов, чьи гениальные шедевры засыхают на авторском сайте народ ру из-за черствости эпохи и узколобости массового читателя.
Но, не найдя получателя, сетевые роботы будут возвращать эти письма ему обратно.




Извините, если кого обидел
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments