Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

История про ностальгию (III)

Ездил вдоль Дуная, как незадолго до этого вдоль Рейна – на трамвае. Трамвайчик HEV катился в полях, засеяных не то пшеницей, не то гладиолусами – торчали повсюду из земли какие-то розовые палки. Эти розовые палки качались на ветру, а рядом с ними грелись на солнце подсолнечники.
Однажды на путях застрял старый «Трабант».
Тогда в Венгрии было обилие «Трабантов» – тех «Трабантов», что были мечтой социалистического немца. Теперь они были брошены при бегстве этих самых немцев через венгерскую границу. В последние месяцы перед падением Стены венгры открыли границу одновременно и Запада и с Севера. И вот эти «Трабанты» и «Вартбурги» остались на венгерской земле как память о дружбе внутри социалистического лагеря.
Я знал в Пеште одного старика. Каждый день он ходил куда-то, пересекая весь город. На ходу он грозил Имре Надю, печально стоящему у бутафорского мостика рядом с парламентом.
В его доме я обнаружил единственную книгу на русском языке – со списком всей умершей терминологии. Дело в том, что во всей Восточной Европе был свой партийный язык – тут например, было название «Поколение ясных ветров», кажется, в Буде была даже такая скульптура.
То есть, это было поколение тех, кому в 1945 году было двадцать лет. Книжка жила на полке между Петефи и инженерном словарём – она была советская, по-настоящему советская, конца восьмидесятых годов, написанная корреспондентами «Правды», с советским несмываемым стилем: «Мы сидим в кабинете председателя Центрального Статистического управления Венгрии Веры Нитраи. Глаза нашей собеседницы смотрят молодо и лукаво»…
Наверное, я был последним человеком, что её читал – сам старик дышал на ладан.

Мои коллеги были вполне сумасшедшие, хоть и в больших чинах.
Был какой-то свихнувшийся человек, оставшийся в наследство от Южной группы войск, человек в очёчках, что всё время рвал в клочья книги. Натурально, он рвал книги и подкидывал их на во временный офис – прямо у двери. Пачками.
Сумасшедшие были везде – однажды я проснулся от криков. Оказалось, что кричал сосед по лестничной клетке, которого повязали во время разгрома собственной квартиры.
Мелькнула рука из задницы санитарной машины, раздался последний вопль – и всё исчезло.
Венгерские сотрудники были не лучше. Одного из них покусала родная венгерская собака, которую он облаивал каждый день по дороге на работу. Секретарша иногда пугала меня внезапным хохотом или такой же внезапной обидой. Это она выдавала мне множество бланков, билетов и удостоверений, закатанных в пластик, удостоверений и бумаг, которые нужно всё время предъявлять.
Один фальшивый аналитик, с которым мы сошлись в нелюбви к «Уникуму» вдруг сказал:
- Ты совершенно не понимаешь этой страны. Ты смотришь на стенки.
Я вопросительно посмотрел на него, разливая дешёвое венгерское вино по стаканам.
- Глиняные стенки и дно образуют кувшин, – назидательно ответил аналитик, и продолжил: - И только пустота внутри кувшина составляет сущность кувшина.
Надо было что то ответить, но я пропустил мяч.
- Лао Дзы, - обиделся он за отсутствие вопроса. В этот момент я представил себе, как он пишет аналитические записки с эпиграфами из «Искусства войны».
И не знал я, что мне со всем этим делать, и продолжал сидеть, смотреть на Будапешт с нашего холма. Тлели в Дунае огоньки корабликов, вокруг реки царство жёлтого и красного на фиолетовой подложке.
За бухлом я ходил в магазин неподалёку – это был магазин с мамонтом на входе. Так он и назывался. И ещё два мамонта сидели внутри в какой-то луже.
Да и сам себе я казался ископаемым, и история Холодной войны давно вмёрзла в учебники, из которых непонятно даже, что случилось 13 февраля сорок пятого - освободили или взяли Будапешт.
Я даже не помнил, что было написано на той медали, что сияла на груди одинокого солдата, про которого написано своё знаменитое стихотворение Исаковский.




Извините, если кого обидел
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments