Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

История про Колчака.

Иногда кажется, что настоящие харизматические фигуры белого движения были в прошлом путешественниками. Корнилов, ряженый в таджикский халат, лазил в Афганистан и в мундире путешествовал по Индии, Маннергейм бродил по Азии разведчиком, Унгерн и вовсе был вечным странником.
У Врангеля географическими открытиями занимались родственники, а вот Колчак ходил по морям много и с пользой - он занимался океанографией и гидрологией. После экспедиции Толля Колчака избрали членом Русского Географического общества, и назвали его именем остров в Карском море. В 1909 году написал монографию "Лёд Карского и Сибирского морей" и хотел исследовать Северный морской путь.
Но дело в том, что Колчак был харизматиком.
Меня всегда занимало – как человек, особенно проживший полжизни под погонами, вдруг начинает действовать как самостоятельно. Что срабатывает у него в голове? Что щёлкает, и вот – захвачены почты и телеграф, вот бегут по улицам вооружённые граждане, начинается смута, или, наоборот, смуту подавляют, жестоко и кроваво.
Колчак в начале той давней смуты был командирован в Америку, затем попал в Японию, и сидел там с октября семнадцатого по январь восемнадцатого года, и было уже вступил в английскую службу – и скоро воевал бы против турков в Месопотамии. Но он задерживается в Японии, затем служит на КВЖД, и вот пересекает границу бывшей Российской империи.
Колчак возник на нешахматной доске Гражданской войны довольно поздно - он приехал в Омск в октябре 1918 года, и только в ноябре, после военного переворота (Виктор Шкловский писал, что он, крепкий человек, много видевший – упал в обморок, узнав об аресте Колчаком Уфимского совещания), он стал Верховным правителем. Кстати, именно тогда Колчак стал полным адмиралом. Арестован он в Иркутске в январе 1920 - так что был он управлял огромным куском земного шара чуть больше года.
На всех фотографиях Колчак похож на midianin.

Но ладно, фишка даже не в этом. Колчак, помимо рабо по гидрографии и военному делу, умудрился даже переводить Сунь-цзы. Правда, кинул это дело на середине.
У одного из биографов Колчака есть такой пассаж: "В старых районах Токио он заходил в антикварные лавки, рассматривал в них образцы холодного оружия. «Перед моими глазами, — писал он, — прошли десятки великолепных старых клинков, и надо было сделать большое усилие, чтобы удержаться от покупки...». И он всякий раз удерживался, потому что хотел только одного — купить клинок, изготовленный оружейниками Миочин. Однажды, где-то в предместье Токио, он зашёл в довольно убогую лавку. Хозяин по его просьбе принёс несколько старинных сабель и кинжалов в великолепных ножнах, покрытых лаком с бронзовыми украшениями. Колчак, однако, знал, что ножны — всегда позднейшего происхождения. Он в очередной раз отверг всё предложенное. Тогда старый японец, вновь сходив в кладовую, показал ещё один клинок — и посетитель сдался.
Нет, это не было произведение династии Миочин. Это был клинок Го-но-Иосихиро, одного из первоклассных мастеров своего времени — первой половины XIV века. Это оружие предназначалось не для торжественных церемоний и не для самоубийств. Это было оружие для боя, и кто знает, сколько войн оно повидало, сколько воинов сжимало его рукоять.
С тех пор Колчак, когда ему становилось особенно трудно, обычно по вечерам, садился к камину, выключал электричество, брал в руки клинок и начинал его рассматривать. При свете пляшущих языков пламени клинок как бы оживал, по его поверхности скользили тени, появлялись и исчезали какие-то едва различимые образы, потом всё тонуло в тумане и вновь всплывало. Словно и впрямь, как гласило японское предание, в оружии оставалась «часть живой души воина». Это успокаивало. Он ведь тоже воин, и, быть может, когда-нибудь и его тень будет скользить по матовой поверхности этого клинка, скрывающего в себе часть его вечно живой души
".

Ну, это - всё. Это вам не "Kill Bill" - это куда круче. Умри Тарантино - вот это харизма, вот это эстетика.
В Колчаке пересекаются мир и война, реальность и миф, история и её отражение спустя сто лет.
Удивительно, отчего он не стал настоящим мифом – то есть, персонажем, похожим на Чапаева. Ни один из высших руководителей Белого движения на эту должность не годится. (Унгерна бы я исключил из списка высших руководителей). Колчак – вот символ, что норовит оторваться от реальности – от собственной вспыльчивости, от неудач и непродуманных решений. И этот символ ещё спрятан.
Впрочем, не всякому завидна судьба стать посмертно героем фильма Тарантино.



Извините, если кого обидел
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 91 comments