Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

Categories:

История про Александра Грина (IX)

У Грина есть очень интересное условие для осуществления чуда. Бам-Гран говорит герою: хочешь чуда - кинь все свои деньги, что при тебе, под ноги. Интересно задуматься, кто из нас и когда, не готовясь специально, может выполнить условие.
Ну, а потом ждать чуда.
Раздай своё богатство и ступай за Мной следом – или, обращаясь к Луке (5, 27) «он, оставив все, встал и последовал за ним». Интересно задуматься, кто из нас и когда, не готовясь специально, может выполнить это условие? Переломить кредитную карту? Нет, страшнее - именно кинуть её под ноги. И не блокировать потом.
Настоящее русское чудо – Емеля. Потому что есть один путь – заработать приз и сокровище, есть другой – ждать, а есть третий – страдать. Путь «пострадать» у нас чрезвычайно популярен. Это подтверждают и наши военные кампании.
Хотя всё равно - маленький канцелярский мир Гарвея это какое-то выигранное в суде дело, принёсшее несколько тысяч, каменный дом с садом и земельным участком… Безделье, наконец.
Путь к этому достатку долог - «Подумав, я согласился принять заведование иностранной корреспонденцией в чайной фирме Альберта Витмерa и повёл странную двойную жизнь, одна часть от которой представляла деловой день, другая - отдельный от всего вечер, где сталкивались и развивались воспоминания».
Во втором рассказе Грина, где участвует Бам-Гран («Фанданго» как раз и есть этот второй рассказ) выведен очень интересный персонаж - статистик Ершов. Бам-Гран это, фактически, чёрт – испанский консультант с копытом – только заявившийся не в отъевшуюся Москву, а в голодный Петроград.
Статистик Ершов не верит всей этой чертовщине, которую Бам-Гран производит, и кричит статистик Ершов о том, что у него дома дети голодные да холодные, мыла нет и помирают все. (Замечу, действие происходит в 1921 году).

Так вот, при современном прочтении, статистик Ершов оказывается далеко не таким простым персонажем.
Потому как акт экспериментирования с бросанием денег под ноги выглядит несколько иначе, если вы вышли в аптеку за лекарством для ребёнка.
В воспоминаниях о Мандельштаме неоднократно описан эпизод с тем, как Мандельштам с известной воронежской знакомой (он в то время в ссылке в Воронеже) идут на рынок, но вместо мяса тратят все деньки на сосательных петушков.
Как всегда, эстетическая ценность поступка борется с ответственностью.

Бедность и рак, цепкими клешнями утащивший Грина в иные долины и на иные берега общеизвестны.
Но есть и оборотная сторона бедности – выколачивание гонораров и авансов. Миф о романтике рушится, когда рассказывают о том, как сотрудники редакций прятались от него – Грин ночевал в редакциях, брал измором (как в те же времена Маяковский изводил бухгалтеров знаменитой угрюмой чечёткой). В той, прошлой его жизни, эсеры попросили Грина написать рассказ об одном из казнённых товарищей. Грин написал, и читатели плакали от проникновенности его слов, но потом Грин поднялся и потребовал гонорара.
Товарищи по партии возмутились, тень казнённой (это была женщина) ещё стояла у всех перед глазами. Грина стали выталкивать из комнаты, а он кричал из дверей:
- Ну дайте хоть пятёрку!
О чём это говорит? Нет, это вовсе не говорит о том, что Грин был отвратительным человеком, или о том, что от этой истории меркнет его талант.
От неё меркнет только миф о романтике, и обижаются на неё только любители простых истин, в тайне надеющиеся, что жизнь – мягче, а не жёстче.
Мы же – исследователи сложности.
Жизнь непроста, да и Александр Грин непрост.
Шутки его были мрачны и страшны. Один из товарищей, (кажется, Слонимский), заночевав у Грина, среди ночи ощутил его пальцы на своём горле. Это нужно было романтику для описания какой-то сцены.


Извините, если кого обидел
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments