Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

Categories:

История про худых и толстых (IХ)

Со временем толстые меняются с тонкими. Происходит смена караула.

Олеше повезло - у него был особый исследователь. Этот исследователь шёл за ним неспешной поступью, похожей на поступь литературного человека без фамилии, которого звали Порфирий Петрович.

Исследователя звали Аркадий Белинков. Он был непрост и был человеком непростой биографии. С такими людьми было тяжело - говорят, и с Белинковым обычному человеку тоже было нелегко. В эпоху косовороток он ходил в костюме, и в эпоху френчей он ходил в костюме. Был, правда, период, когда он ходил в бушлате. Но это была справедливо осуждённая партией и правительством пора, и скоро снова было можно ходить в том, что сам на себя надеваешь.

Он написал книгу о сдаче советского интеллигента. Так учитель отчитывает провинившегося, а на самом деле отчитывает весь класс. Олеша, правда, не был первым учеником.

На самом деле, книга Белинкова о толстых и тонких. Это расширенный рассказ Чехова о встрече на вокзальном перроне. Это история про естественные вещи, про то, как Волга впадает в Балтийское море. Как смешиваются воды. Как худой хочет притвориться толстым.

Между прочим, в дневниках Олеша писал: «Я росту маленького; туловище, впрочем, годилось бы для человека большого, но коротки ноги, - поэтому я нескладен, смешон; у меня широкие плечи, низкая шея, я толст. Никогда не предполагал, что буду толстым, лет с двадцати пяти начал толстеть, и теперь, когда мне тридцать, - я маленький толстячок, набрякший, с ощущением ошейника под затылком и подбородком, с гудением в ушах, с глазами, которые краснеют после сна, и после того, как я нагибаюсь, и от холода…

Раннее вставание, легкая пища...

Я писатель и журналист. Я зарабатываю много и имею возможность много пить и спать. Я могу каждый день пировать. И я каждый день пирую. Пируют мои друзья, писатели. Сидим за столом, пируем, беседуем, острим, хохочем. По какому поводу? Без всякого повода. Никакого праздника нет, ни внутри, ни снаружи, — а мы пируем. В консервных коробках — коричневые жижи; коричневые жижи на тарелках.

Несут коричневую жижу, делят, клубится пар; вылавливают грибы в коричне­вых жижах. Как милы все! Как приятны! Как приятно пить, закусывать, общаться...

Я переполнен коричневыми жижами.

На рассвете я возвращаюсь домой, валюсь в одежде на кровать и засыпаю. Спящего мучат меня приступы изжоги, и во сне приступ становится группой гос­тей, взбегающих ко мне по лестнице, врывающихся в двери с криками и взмахами и внезапно исчезающими…

Пюре. Нужно питаться одним пюре. Если я скажу: я хочу есть пюре — зас­меются и скажут: так и ешьте, кто же вам мешает.

И действительно, никто не мешает. Надо купить картошки и попросить сосед­ку сварить мне пюре. Или пойти в вегетарианскую столовую. Да, наконец, и, пи­руя, можно заказать пюре.

Эксцентрично — но это так: я мечтаю о пюре! Я не хочу коричневых жиж. Но ведь это гнусное барское рассуждение. Ведь есть же множество мечтающих о мясе... Я пресытился. У меня тугой кошелек. Я могу выбирать. Значит, нужно выбросить кошелек, перестать зарабатывать, — может быть, это путь к чистоте, ко­торая в мыслях моих аллегорически существует в виде пюре?

Я пишу стихотворные фельетоны в большой газете, за каждый фельетон пла­тят мне столько, сколько получает путевой сторож в месяц. Иногда требуется два фельетона в день. Заработок мой в газете достигает семисот рублей в месяц. За­тем, я работаю как писатель. Я написал роман «Зависть», роман имел успех, и мне открылись двери. Театры заказали мне пьесы, журналы ждут от меня произведе­ний, я получаю авансы.

И вот в каком-то невидимом дневнике я делаю запись: слишком много пиров в моей жизни. Верните мне чистоту, я набряк... я найду чистоту мою, утраченную неизвестно где и когда. жизнь моя безобразна... я стану нищим... Я ухвачу кон­чик нити и распутаю клубок...».[1]

Он был беспощаден к себе изначально. Эта беспощадность даже страшнее этических считалок Белинкова, что изложены в книге про Олешу.



[1] Юрий Олеша. Литературные дневники. «Знамя». 7/1998, с 147-148.




Извините, если кого обидел
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment