Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

Categories:

История про Горькасинского

Книга Басинского называется просто «Горький» Действительно, этот человек имел как бы множество имён, существовавших одновременно друг с другом – Алексей Максимович Пешков, Максим Горький, Алексей Максимович Горький.
Знаменитый своей трагической судьбой самолёт назывался «Максим Горький», а пионеры в тоже время писали в письмах «Дорогой Алексей Максимович…»
А когда 12 декабря 1887 года в казанскую земскую больницу притащили девятнадцатилетнего булочника. То он звался только Пешковым.
У булочника Пешкова была дырка в груди, а под кожей лопатки – пуля.
Ещё у булочника была записка, и вот какая:
«В смерти моей прошу обвинить немецкого поэта Гейне, выдумавшего зубную боль в сердце. Прилагаю при сем мой документ, специально для сего случая выправленный. Останки мои прошу взрезать и рассмотреть, какой черт сидел во мне за последнее время. Из приложенного документа видно, что я А. Пешков, а из сей записки, надеюсь, ничего не видно. Нахожусь в здравом уме и полной памяти. А. Пешков. За доставленные хлопоты прошу извинить».
Это очень старая история, и довольно известная. Но время бежит вперёд – читателям газетной нечисти больше интересны постельные подробности, да история с мнимым убийством Горького.
Между тем, история его самоубийства (не самая главная, конечно, в книге) очень важная деталь. Миф о Горьком как раз строился на образе человека из народа, чуть ли не пролетария.
Ницшеанство будущего великого пролетарского писателя куда-то выпало по дороге – хотя им сочатся первые строки Горького. Всё непросто, все в действительности не так, как на самом деле. И самоубийство Горького - повод говорить о его вере, и – возможно – определило его жизнь.
По существовавшим тогда правилам, когда неудавшегося самоубийцу вылечили, то его потащили на церковное разбирательство – фактически судили. Самоубийство было и есть дело дерзкое греховное.
Но булочник Пешков дерзил и ругался, обещал если его не оставят в покое, завершить неудавшееся - повеситься прямо на ограде монастыря. От того его отлучили от Церкви на семь лет. Это не было, впрочем, настоящим уголовным наказанием - нельзя было причащаться и венчаться, это да. Но такое впечатление, что именно это противостояние с Духовной консисторией – момент распутья.
Позже, один из эмигрантских писателей придумывает страшноватый образ: к Горькому приходит чёрт и предлагает поклониться.
И Горький поклонился, за то и было ему всё – и слава, и деньги, и «женская лукавая любовь».
Если куда и помещать этот образ, так в холодный декабрь 1887 года.
Басинский заключает: «В 1888 году «человек» Алексей Пешков сделал свой выбор. В пользу одиночества и трагедии. А Русская православная церковь лишилась необыкновенно талантливого молодого собрата, будущего знаменитого писателя, «властителя дум» и строителя новой культуры. И в этом была ее драма тоже. Драма раскола старой Церкви и новой культуры. Церкви и интеллигенции».

Извините, если кого обидел
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments