Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

История про венерины волосы.

Шишкин сделал свой роман очень интересно – текст состоит из протоколов, писем, дневников. Одно перетекает в другое, герои передают друг другу эстафетную палочку повествования, потом вдруг швыряют её под ноги, уходят за кулисы, плача… Они кажутся движущимися хаотично, но неумолимо встречаются - как Смерть с недотёпой-слугой на базаре. Тот выпросил у хозяина коня, чтобы гнать в родную Самарру, а Смерть удивилась, отчего он здесь, а не в той самой Самарре. Так и герои – сопротивляются, но едино – плавятся в одном котле.

Есть ещё одно обстоятельство – способ чтения этого текста.

Шишкина хорошо читать не отрываясь, будто погружаясь в плотную и вязкую реку – сначала ты с трудом разгребаешь руками, но вот уже тебя подхватило течение, дно ушло в никуда, и ты плывёшь в неизвестность.



И снова – всё начинается со стандартных протоколов, с бюрократического пинг-понга в вопросы-ответы: зачем приехали к нам? Чего надо? Что дома не сидится? И беженцы-просители, будто у врат рая униженно бормочут иммиграционному чиновнику, будто Святому Петру:

- Мы хорошие, мы достойные, дайте помереть у вас. Дожить, додышать. Дайте отъесться, подкормиться, забыть про уродов-начальников, взяточников и ксенофобов. Дайте, уроды, что вам, жалко?

И снова плывёшь через разговоры через переводчика с бесстрастным привратником. Только вдруг механические вопросы вдруг превращаются в странные. Начнёт человек о несчастьях и горе своём, а ему голос и говорит: при том, при том. Всё надо, надо про всякую тварь рассказать, про всякое душевное движение.

- Важно, - говорит голос, - каждое слово. Любое, вот история про верблюда тоже важна. И голос вкрадчиво так говорит, помните, дескать, когда в детстве вас везли на поезде, тогда, когда воинский эшелон шёл по жаре, и когда вы увидели первого верблюда, вдруг вспомнили отца. Он у вас был машинистом и рассказывал, как вёл состав через пустыню и увидел на путях верблюдов, они слизывали росу с рельсов. Ваш отец гудит, они врассыпную, а один побежал не в сторону, а по путям, прочь от поезда. Состав уже не мог остановиться, и ваш отец его сбил. Помните?

Тут человек, вызванный на допрос чужестранным механическим голосом, ужасно пугается, кричит – откуда, дескать, это известно?

- Откуда, - отвечают ему, - откуда-откуда – от верблюда. Того самого. Не смог ваш верблюд пролезть в игольное ушко и вот бежал от вашего отца по рельсам.



Ты выслушиваешь историю про верблюда, но автор снова окунает тебя в обочинный сюжет, где по комнате всюду следы: недоеденные блинчики с творогом, которые попробовали убийцы, а значит, оставили слюну, окурки с губной помадой, «в пепельнице сгоревшая спичка с обугленным хвостиком, стаканы с отпечатками пальцев, следы правого ботинка сорок пятого размера, что заставляло думать об одноногости злодеев, но следственная группа не нашла никаких улик и зацепок, и в пресс-бюллетене, зачитанном на брифинге, утверждалось, что убийца – гигантский свирепый орангутанг, который вылез в окно, захлопнувшееся само собой, когда зверь убегал. Опускаю в целях краткости, ведь скоро обед, в животе уже урчит, а мы ещё только в самом начале, потому и описания убийств людей, о которых мы ничего толком не знаем, не вызывает ни особого горя, ни гнева, ни жгучего протеста, все мы, выпучив глазки, ляжем на салазки, опускаю, повторяю, остальные злоключения чемоданчика, зашифрованное письмо, близнецов, похожих, как две капли воды, потайные ходы, разбитое снаружи окно - если осколки внутри, и разбитое изнутри, если осколки снаружи, и, хотя вовремя не залаявший пёс наталкивает на мысль, что убийца ему знаком, перехожу к вашим заключительным показаниям, к финальной погоне, в которой слабовато закрученный сюжет достигает апогея».
Эту историю можно переместить из «Венериного волоса» обратно – во «Взятие Измаила», что говорит о том, что Шишкин на самом деле пишет одну книгу, только печатает из неё куски поочерёдно. Это мне очень нравится, потому что одна красивая девушка-критик писала про меня тоже самое.


Извините, если кого обидел
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment