Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

Categories:

История про католиков без номера (потому что она вовсе не про них, а про Муссолини).

Надо вспомнить о классиках – это всегда палочка-выручалочка, особенно в тот момент, когда повествование начинает дробиться и сюжет падает, будто монетка в траву. Есть у Хемингуэя такой рассказ, вернее - очерк: едут два приятеля по Италии, останавливаются перекусить в придорожных ресторанах, где к ним подсаживаются немного испуганные проститутки. Испуганы они оттого, что Муссолини борется за нравственность и запретил публичные дома.

Это фашистская Италия, в которой жизнь только начинает меняться - трафаретные портреты дуче сопровождают приятелей по дороге, и с лозунгов «Vivas!» стекает не кровь - масляная краска.

Нам эта страна неизвестна. В записных книжках Ильфа приводится такой диалог:

- Что у нас, товарищи, сегодня в Италии? В Италии у нас фашизм.

- Нет, товарищ лектор, у нас фашизма нет. Фашизм - в Италии!

Ильф иронизирует над казенным языком политпросвета (В оригинале было написано «Германия», но тогда в 1939 на мгновение Германию полюбили). Диалог из записной книжки отдает мистикой. В нем есть много того, что наводит на размышления. История фашизма в стране, которая надсаживаясь, затыкая лучшими своими детьми амбразуры, история фашизма в этой стране неизвестна. Клио вообще редко приглашается к столу.

Мы знаем об Италии того времени по Висконти и Феллини, по смешному топоту фашистов, бегущих по пыльной площади маленького городка. Есть редкие, но известные всему человечеству личности, даты смерти которых человечество помнит лучше, чем даты рождений. Нет, есть некоторое количество последователей, которые помнят, например, что Гитлер родился в 1889-ом, а Муссолини - в 1883-ем. Но человечество помнит год смерти, а год у них один и тот же - сорок пятый. Итальянский фашизм принято считать опереточным. Рассказывают, например, такой анекдот. Незадолго до начала политической деятельности безработному тогда Муссолини, предложили завербоваться на работу в Южную Америку. Он сказал, что посоветуется с Судьбой, и кинул монетку. Результат известен. Гадать о случайности здесь - все равно, что воображать карту Европы в том случае, если бы Гитлера убили во время Пивного путча.


С двадцать второго по сорок третий он был диктатором Италии. Есть такая история: в 1934 году, после убийства Дольфуса и попытки нацистского путча, Италия двинула свои войска к границе, и Гитлер была вынуждена отступить, аншлюс был отложен на четыре года.. Оба режима – хуже, но – по-разному.

Итальянец, закоченевший в русском снегу на Северном Дону в последних месяцах 1942 года, вызывал даже некоторое сочувствие. Ты-то куда, брат? Зачем?

Среди писателей, принявших нацизм, несколько напрягая память, называют Готфида Бенна. Впрочем, нацизм Бенна, как и жизнь, скажем, Хайдеггера при Гитлере давно не острый вопрос. Бенн уже в 1935-ом разжаловали из заместителей председателя Союза национальных писателей и он вновь стал врачом. Имён тех, кто жил при итальянском фашизме, гораздо больше - от Маринетти и д'Аннунцио, о котором один из покалеченных героев Хемингуэя говорит: «писатель, поэт, национальный герой, фашистский фразёр и полемист, эгоист и певец смерти, авиатор, полководец, участник первой атаки торпедных катеров, подполковник пехотных войск, толком не умевший командовать ротой и даже взводом, большой, прекрасный писатель, которого мы почитаем, автор «Notturno» и хлюст», итак, от д'Аннунцио до американца Эзры Паунда. За два года до смерти, в 1934 году получил Нобелевскую премию живший в Риме великий сицилиец Пиранделло. Режим был почти вегетарианским – не прожевали среди прочих Чезаре Павезе.


Вернемся к Хемингуэю. Я так часто цитирую его не потому, что из его книг несколько поколений советских людей составили себе представление о том, как происходит жизнь на Западе, хотя и поэтому тоже. Я цитирую его потому, что он тоже любил землю к югу от Альпийских гор.

Вернемся к его рассказу - фашист на велосипеде штрафует путешественников, манипулирует квитанциями, хочет нажиться на своей фашистской должности. Он чем-то более симпатичен, чем пунктуальный немецкий шуцман. Может тем, что он не был охранником в Освенциме.

«Che ti dice la Patria?» - «Что говорит тебе родина?», так называется этот рассказ.

В октябре 1943 она сказала «да» Гарибальдийским бригадам. Она сказала «да» движению Сопротивления, и на вопрос A chi Italia? - Кому принадлежит Италия? - на тот вопрос, на который маленький фашист с плакатов гордо отвечал «Нам!», теперь могли отвечать только победившие.


Диктатура - именно диктатура - Муссолини пала 25 июля 1943 года, и хотя Муссолини ещё был главой государства, главой Итальянской социальной республики, расстреливал партизан и заговорщиков (в том числе собственного зятя) – но это уже была агония.

Наконец, пятьдесят лет назад, 28 апреля он был казнён - единственный казнённый европейский диктатор, за исключением, может быть, Чаушеску.

Он был не первым учеником.

А пока жил во мне рассказ Хемингуэя - два человека путешествовали по Италии, представляются немцами - это почти знамение, но войны ещё нет, Муссолини вытаращенными глазами смотрит со стен домов на двадцать седьмой год двадцатого века.



Извините, если кого обидел
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments