Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

Categories:

История про Маннергейма (I)

С Маннергеймом приключилась очень странная история - его имя знаяет всякий советский человек благодаря бетонным колпакам, блиндажам, траншеям и прочим конструкциям, которst никогда так не назывались. Но это ещё не всё - миф о Маннергейме состоит из нескольких событий, как из кубиков.
Отчего-то больше всех русских, Маннергейма больше всего любят питерцы. Этот парадокс один из них объяснял мне так - к нам часто ездят финны, которых мы уважаем, они уважают своего Маннергейма, вот и мы тоже...
Действительно, в двадцатом веке были характерны такие странные истории тиранов, что появлялись в годину государственной беды, железной рукой сохраняли государственность, а, зарытые в землю, становились предметом дрязг и споров. Тут речь не о больших тиранах, так сказать, тиранах первой величины, а о тиранах среднего размера, которые бегали у них под ногами, суетились и норовили сохранить суверенитет, схватив его в охапку.

Количество кубиков, как я сказал, действительно невелико. Первый - служба русскому Государю, свита, войны, что совмещалось с некоторой нелюбовью к титульной нации: "Для русских было характерно высокомерием пренебрегать такими фактами, которые по той или иной причине не входили в их схему". Это он, кстати, одёргивает Деникина.
Второй – гражданская война в Финляндии, с последовавшим белым террором, который ничем не отличался от русского красного. А Маннергейм был символом этой войны.
Третий – их зимняя, а наша незнаменитая война 1939-40 гг.
Я принялся читать сборник писем и документов, разбавленный биографическим повествованием Элеоноры Иоффе и понял, что эта книга – знатное подспорье не только к биографии Маннергейма, но и к анализу эмоции в истории. Хотя «Линии Маннергейма» не являются собственно научной книгой, но претендуют на объективность. Правда, автор часто использует риторику типа «переехала в Германию после оккупации Советами Прибалтики» (то есть нейтральное «СССР» тут замещается на эмоциональное «Советы») и проч. Маннергейм пишет о трусости казаков на русско-японской войне, и автор тут же ему поддакивает с помощью Дюма: «Не один Маннергейм был нелестного мнения о донских казаках. Путешествовавший в 1858 году по России и Кавказу Александр Дюма… писал: «...Никогда не выкупают горца, раненного пикой, to ergo ранен донским казаком. Зачем выкупать его, если он имел глупость получить рану от такого неприятеля?». Я бы заметил, правда, что именно в путешествиях по России Дюма придумал развесистую клюкву, а о разных диковинах вообще писал, путая рыбу «фугу с «баку».

Но об умеренной научности книги Иоффе я уже оговорился – главная её ценность в текстах писем и документов.

Тем более, внимательные читатели помнят, что я вообще-то ехал в поезде с гламурными девушками, и от того не был склонен винить автора в нечёткости.
Между тем, судьба Маннергейма действительно полна приключений – одно тайное путешествие в центр Азии под видом географа чего стоит.Между тем, судьба Маннергейма действительно полна приключений – одно тайное путешествие в центр Азии под видом географа чего стоит.

Но настоящая известность приходит Маннергейму в тот момент, когда под его руководством белые в Финляндии победили красных. Тут хорошо цитировать саму Иоффе: «Судьба побеждённых в этой войне ужасна. Пленным русским никогда и ни при каких условиях не давали пощады. Политические взгляды в принципе не имели значения: под горячую руку зачастую казнили и левых и правых. Очевидец записывал в своём дневнике: …если увидят русского в форме – ему конец, каждого пленного, говорящего по-русски, без колебаний расстреливают. Несколько русских офицеров, руководивших красными, ждала та же участь».
Красных финнов тоже не щадили. Женщин, захваченных с оружием в руках, расстреливали наравне с мужчинами. Более 25.000 красных погибло в период 1918-1919 годов, из них лишь около 6.000 в боях. Остальные были казнены или умерли вот голода и болезней в концлагерях (между прочим – в первых на территории Европы лагерях такого рода). Причём казнили и сгоняли в лагеря и женщин, и детей. Это получило международную огласку и сильно подпортило репутацию Финляндии. Потери белых в войне оказались сравнительно невелики: около 5.000 человек».
И хотя для многих это до сих пор трагедия, дальше всё получается, как в известной песенке: "Если вы обидели кого-то зря – календарь закроет этот лист. Ведь без приключения никак нельзя. Эй, прибавь-ка хода, машинист!".

Действительно, белый террор стремительно покидает страницы книги – вот уже новая война на носу, и вот полягут многие тысячи красноармейцев на линии имени Маршала Финляндии. Есть известный миф, говорящий о том, что в войне 1941-1944 годов Финляндия только отвоёвывала отнятое у неё в 1940.
Понятно, что это не так: финская армия вполне успешно воевала в Карелии, захватив Петрозаводск. Причём вполне в согласии с финским вариантом расовой теории не-финны и не-карелы сажались в гетто. Пленных евреев и политработников финны выменивали на своих советских соплеменников, попавших в немецкий плен.
Так что не отшвырни советский солдат немцев от Сталинграда, не удержи голодный питерский рабочий винтовку в руках – далеко расползлась бы кляксой по карте Великая Финляндия.

Извините, если кого обидел
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments