Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

Category:

История про Автора - ещё одна.

В ранней российской массовой литературе псевдоним часто брался Автором из-за того, что сам Автор и его круг воспринимали коммерческий заказ как нечто-то недостойное и дистанцировались от своего текста придуманным именем. Смыл дистанции был не только во вторичном имени, но и во вторичном тексте, за который автор не намеревался отвечать не перед потомками, не перед современниками.
Кстати самый известные псевдонимы, выбирались по причинам профессиональной корректности и корпоративной этики – Александра Маринина (Алексеева) и Кир Булычёв, а так же Всеволодов (Можейко) – вот примеры псевдонимов, превратившихся в нормальные торговые марки. Но есть ещё и пушечное мясо массовой литературы, превратившееся в однородную массу. Интересно, что это не ставит крест на качестве текста в целом. Нам не обязательно, чтобы на одноразовой зажигалке стояло клеймо «Картье», в девяноста девяти случаях из ста важно только то, чтобы она без осечки произвела на свет огонёк. Функция валовой, серийной литературы иная, нежели чем функция Авторских марок.
После этого разговор об авторстве в кинематографе снимается сам собой – создание фильма и продвижение его на рынок невозможно усилиями одного или нескольких человек. То же и с работой на сцене. Шоу–бизнес как раз самая описанная, освящённая прессой и индустриализованная отрасль массовой культуры – даже более, индустриализованная, чем кино. Есть очень интересное обстоятельство с такой позицией, как Автор-журналист, из-за особой роли журналистики, вытесняющей литературу.
Раньше бытовала фраза «каждый журналист мечтает быть писателем», или «журналист – несостоявшийся писатель». Сейчас происходит обратный процесс - журналист становится демиургом, видоизменяющим события. Он, естественно, главнее писателя. А лучше всего на рынке себя чувствует гибридный вариант.
Журналистика по сути есть имитация компетенции. Дело в том, что журналист, что пишет большую статью о коньяке (например) становится некоторым, пусть поверхностным специалистом в производстве и марках коньяка. Потом он делает сюжет об электрочайниках. Затем – в автомобилях. В этом отличие компетенции журналиста от собственно специалиста, который занимается всю жизнь одним и тем же делом. Иногда кажется, что человек-транслятор и есть специалист - только это не так. Писатель, а у нас «писатель должен жить долго» – потому что он может, прожив долго, написать мемуары. То есть стать интересным не за счёт своего творчества, а за счёт рассказа о заведомо интересных людях. Вот та стратегия, которую осуществляет журналист не в старости, не в отдалённом времени, а здесь и сейчас.
Корреспондент становится важнее участника событий. Оператор со своей камерой важнее корреспондента. Потому что, если он не осуществит съёмку, настоящей новости как бы и не было вовсе. Эта мысль растёт из известной статьи про отсутствующую в Заливе войну. Но это другая мысль, конечно – она о том, что если технический ресурс цивилизации не донёс событие для потребителя, то его нет. То есть, если съёмочная группа размагнитила кассету, то никакой пафос тележурналиста не поможет.
А торговая марка новостей тут не при чём - вся эта история с тутси и бхутти об этом говорит: не сработал весь канал поставки сообщений - горы трупов, а белый миллиард до сих пор не знает, кто и кого перерезал. Да и как их писать правильно – никто не знает.
Журналист становится главнее предмета, о котором пишет, ведущий – значимее гостей, пришедших в студию, а мнение книжного рецензента важнее мнения Автора книги. Канувший куда-то в нетях журналист Киселёв был одним из самых известных факторов политики. Причём он обладает так же почти дипломатической неприкосновенностью. Он существует как священная корова общества потребления. Но это большая тема – здесь важно другое: журналист-транслятор часто превращается не в писателя, а в Автора книги. Эта книга компилирует результат его журналистской деятельности – сведённые вместе интервью или распечатанный закадровый текст. Кажется, Достоевский в «Дневнике Писателя» осуществлял, журналистскую функцию, потому что социализации как писателя ему было мало. Но вот современный журналист движется именно от периодики к Авторству.
Эти два разнонаправленных потока – как два символа времени.

Извините, если кого обидел.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 39 comments