Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

Categories:

История про Суворова - ещё одна.

Внимательно читая вполне агиографическое жизнеописание Суворова постепенно приходишь в изумление - давно привыкнув к образу чудаковатого победителя всех и вся, до конца не понимаешь насколько он чудаковат. Его ранние подъёмы и скромность в еде создают ему репутацию аскета, а не чудака. Не говоря уж о методах лазаретного лечения, которые донельзя просты - "Здоровому - воздух, еда, питьё. Больному ж - воздух, питьё!". Чудаковатый старик склоняется к раненным и больным, бормоча - ничего не ешь, до двенадцати дней в горячке крепись, а пей солдатский квасок. Современного циника так и тянет продолжить эти поучения цитатой: "Были герои, которые стойко перенесли все пять ступеней пыток и добились того, что их отвезли в простых гробах на военное кладбище. Но попадались и малодушные, которые, лишь только дело доходило до клистира, заявляли, что они здоровы и ни о чем другом не мечтают, как с ближайшим маршевым батальоном отправиться в окопы". Известно, правда, что сам Суворов страдал несварением желудка, много и истово постился.
Несмотря на раннее пробуждение, в обыкновенные дни спал три часа после обеда, любил жидовскую щуку, да, впрочем, и прочую снедь. Любил мазаться помадой и прыскаться духами. Табаку не курил, а нюхал.
Но всё это никак не отнесёшь к особенностям - к особенностям его причисляется другое. Сон его был суетлив и беспокоен - часто спал навзничь и кричал во сне. Чурался часов и чуть что кричал петухом, сам управляя временем. Ненавидел зеркала - в отведённых квартирах их спешно закрывали простынями. "Если же случалось ему увидеть незакрытое зеркало, то тотчас отвернется и во всю прыть поскачет мимо, чтобы не увидеть себя". Удивительно, до какой степени Суворов не любил своих портретов - он кажется дублем из известного романа Стругацких. Курфюрст Саксонский упросил списать с него портрет для Дрезденской галереи: "Он прислал к нему известного живописца Миллера. Суворов очаровал его своими разговорами. "Ваша кисть, - сказал он ему, - изобразит черты лица моего: они видимы, но внутренний человек во мне скрыт. Я должен сказать вам, что лил кровь ручьями. Трепещу, но люблю моего ближнего. В жизнь мою никого не сделал я несчастным, не подписал ни одного смертного приговора, не раздавил моею рукою ни одного насекомого, бывал мал, бывал велик!". При этих словах он вскочил на стул, спрыгнул со стула и прибавил: "В приливе и отливе счастья, уповая на Бога, бывал я неподвижен так, как теперь". Он сел на стул. "Вдохновитесь гением и начинайте" - сказал он Миллеру". Не хватало только, чтобы Генералиссимус прогарцевал вокруг живописца на деревянном коне под музыку, что называется "Танец с саблями".


Извините, если кого обидел.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 32 comments