Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

Category:

История про критиков для Пронина (остальным читать её будет неинтересно).

Одна моя знакомая, понимающая толк в жизни и культуре, сказала недавно, что определение "литературный критик" становится совершенно неприемлемым для самопрезентации. Сказать о себе "литературный критик" во многих случаях - то же самое, что сказать "я принадлежу богеме" или "я интеллигент". И дело не только в кокетстве, а ещё и в причислении, соотнесении себя с профанированным понятием.
Я не согласился, но не согласился только в малом.
Это малое заключается в том, что в подавляющем большинстве случаев человек, представляясь литературным критиком, говорит неправду.
Он либо рецензент – но это другая профессия. Либо – он литературовед, но и это совершенно иное занятие.
Собственно, литературной критики в её исконном понимании, сейчас нет. Отдельные недобитки-критики попрятались в окна отдельных квартир и литературных журналов, но скоро их повыведут - всех до одного.
Или они вымрут сами.
Причин тут две: во-первых, литературная критика не влияет на "литературный процесс" , и, во-вторых, литературная критика не влияет на отношения с издателями и читателями.
Если оперировать абсолютными понятиями, то, конечно, всё влияет на всё – и заметка в глянцевом журнале влияет на судьбу писателя. Но тут-то и рассуждения закончатся. С одной стороны - против того, что всё влияет на всё и капля камень точит - не попрёшь. А с другой стороны, мы, произнося такое, падаем в объятья астрологии.
Как человек, который десять лет пишет рецензии, я скажу, что наличие рецензии где бы то ни было не влияет на процесс продаж и издательский процесс. Я за это время говорил примерно с сотней издателей - и это они мне подтвердили.
Остаётся влияние на самого автора - так на него влияет даже сосед по лестнице. Он тоже может дать критическую оценку, хотя работает на заводе.
С двадцатых годов XIX века до восьмидесятых годов ХХ века в общественном штатном расписании была позиция "литературный критик". И настоящий критик, критик того времени, существовал не как вертухай на вышке, а как один из зеков - внутри этого "процесса". Сейчас её упразднили, но некоторое количество просроченных или самодельных удостоверений бродит по рукам.
Вот и всё - что касается классического понимания слова «критик».
Неклассических может быть сколько угодно, как университетов в современной Москве. Но мы ведь понимаем, что университет - один. Сейчас есть литературовед, обозреватель, рецензент, журналист, промоутер проекта, простите мой французский.
А критика нет.
Присвоить себе это звание вроде как сп.. опять этот французский! - как стащить чужой китель с орденами и бегать в нём по улицам. Этих орденов уже просто невозможно получить, этого звания уже невозможно достичь - достичь нельзя, да. Это как невозможно сейчас стать чемпионом мира по гонкам на драконах. Раньше, говорят, драконы были - а сейчас их не наблюдается.
Есть такая пародия на науку – фантастиковедение. Оттого что есть нормальное литературоведение, к которому создаётся параллельный термин, наподобие бесчисленных современных академий пародирующих одну – Российскую академию наук и бесчисленное множество московских университетов, пародирующих своим новым названием МГУ.
Говоря обо всём этом нужно испытывать известное чувство уважения к людям, которые хотят написать в своём удостоверении то, что они хотят. И они имеют право это написать – потому что удостоверение ничего не стоит.
Но вся эта местечковость в фантастике напоминает сдержанный, но унылый разговор с нетрезвой женщиной, которая капризничает, но всё равно не даст.


Извините, если кого обидел.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 49 comments