Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

Categories:

История опять про войну. фэнфик и Крым.

А современная война, как известно со времён знаменитых статей Бодрийара, – давно уже превратилась не только в сражения на поле боя, но еще и в медийное событие, в войну PR. А это тот тип войны, в котором важнее всего, как выглядят стороны в глазах наблюдателей.
Взаимоотношения армии и гражданских лиц, как они выглядят в PR, строятся по абсолютно кинематографическим законам. В этом смысле обыватель – удалённый потребитель войны – становится заложником своих представлений о том, что война идет между армиями, что есть возможность оградить от неё стариков, женщин и детей. В современном мире это – утопия, не говоря уж о том, что сами старики, женщины и дети то и дело, к сожалению, оказываются активной (или потерпевшей) стороной в боевых действиях.
Тут ещё вот в чём дело - мнение о том, как нужно освобождать заложников, сформировано исключительно голливудскими фильмами. Сначала кого-то должны убить, потом герой-одиночка или отчаянные офицеры спецназа по очереди убивают террористов, потом погибает ещё два-три заложника. И вот уже главные герои стоят, обнявшись, среди пожарища - всё кончилось.
Между тем, изначально ясно, что все заложники становятся трупами в момент захвата.
Тот самый миф о поведении армии - очень хитрая конструкция. Он, как анекдот, шлифуется годами. Понятно, что англичане, сознательно выкашивавшие своими бомбардировками жилые кварталы немецких городов, действовали сообразно некоторой логике. Точно так же, Рузвельт, превентивно рассадивший за колючую проволоку этнических японцев, как отправившиеся в дальний путь немцы Поволжья - тоже логичное движение событий.
В этой ситуации чрезвычайно легко только в том случае, когда ты принимаешь чью-то стороны. Тогда событие оценивается через эту призму и свои правы во всём, а неудачник плачет. Это, кстати, очень честная позиция - в случае, если она прямо декларируется.. Куда хуже потуги объективности - особенно в кухонных или Сетевых спорах.
Это всё я думал, когда читал у Брилёвой всякие ужасы про советских десантников, что насилуют крымчанок.
А общество, особенно после того, как террор вовлекает в войну всех, всегда начинает делиться на своих и чужих. Возникает принципиально новая этика. У Ольги Брилёвой, живущей на Украине, очень выгодная позиция – она дистанцирована от современных проблем Российской Федерации, а действие в её романе построено на противостоянии несуществующих государств – что Острова Крым, что СССР. Читатель может сопереживать то советскому офицеру, то офицерам армии Крыма на фоне натуралистически описанной жестокости тех и других.


Извините, если кого обидел.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 117 comments