Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

Categories:

История про Эренбурга (V)

Но то, что сделало известным среди всего советского и несоветского народа это две тысячи статей военного времени. Эти статьи только что вышли отдельной книжкой. И раньше они собирались в сборники, удобные для ношения. Сборники так и назывались: "Война".
Это забрает: "Мы знаем все. Мы помним все. Мы поняли: немцы не люди. Отныне слово "немец" для нас самое страшное проклятье. Отныне слово "немец" разряжает ружье. Не будем говорить. Не будем возмущаться. Будем убивать. Если ты не убил за день хотя бы одного немца. твой день пропал. Если ты думаешь, что за тебя немца убьет твой сосед, ты не понял угрозы. Если ты не убьешь немца, немец убьет тебя. Он возьмет твоих и будет мучить их в своей окаянной Германии. Если ты не можешь убить немца пулей, убей немца штыком. Если на твоем участке затишье, если ты ждешь боя, убей немца до боя. Если ты оставишь немца жить, немец повесит русского человека и опозорит русскую женщину. Если ты убил одного немца, убей другого - нет для нас ничего веселее немецких трупов. Не считай дней. Не считай верст. Считай одно: убитых тобою немцев. Убей немца! - это просит старуха-мать. Убей немца! - это молит тебя дитя. Убей немца! - это кричит родная земля. Не промахнись. Не пропусти. Убей!".
А вы что хотите, когда это 24 июля 1942 года? Когда эти немцы катаются на калмыцких верблюдах и мир на краю? И полгода как на ул. Ам гроссен Ванзее произнесено слово Endlosung по поводу того самого еврейского вопроса, что составляющая часть всего двадцатого века.
Мир на краю, говорю я. И враг у ворот. За несколько дней до этого призыва, 18 июля 1942 года о том же писал в "Красной Звезде" Симонов, которого Эренбург как бы пересказывает в прозе:

Так убей же хоть одного,
А не то укусит злодей.
Сколько раз увидишь его,
Столько раз его и убей!

Сейчас читать военные статьи Эренбурга тяжело на трезвую голову. они действуют абсолютно химически, минуя рациональное начало. Когда поросли окопы травой, и позабыто - не забыто, да не время вспоминать, можно увидеть в них механизм пропаганды, натяжки и стыки, додуманное и придуманное. Только это как та дурная водка, напившись которой не дерётся шпана в подворотнях, а лезет солдат по склону - помирать.
Потом Эренбурга одёрнули - причём не за эти строки - тональность не то что к победному, сорок четвёртому, но и к третьему году войны изменилась. Появилась статья Александрова - в газете «Правда» от 14.04.1945 . Формально она была привязана к статье Эренбурга "Хватит" и называлась сильно: "Товарищ Эренбург упрощает". Александров писал так: "Тов. Эренбург пишет в своих статьях, что Германии нет, есть лишь "колоссальная шайка". Если признать точку зрения т. Эренбурга правильной, то следует считать, что все население Германии должно разделить судьбу гитлеровской клики".
Это было время, когда слова означали больше, чем они означали, а газетные статьи были не набором предложений, а магическими символами-указаниями. Эренбург попал, что называется, под раздачу.
Во-первых, статья Александрова была знаком и противнику и союзникам - там намекалось, но намекалось так, что каждому было понятно, какова позиция Сталина по отношению к тем и другим.
Во-вторых, армия тогда ступила не территорию Германии, и случилось то, о чём так ожесточённо спорят обыватели и историки.
Пойду выпью, и дальше расскажу.


Извините, если кого обидел.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments