Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

Category:

История про ночь накануне Ивана Купала (II)

Как-то утром я, взяв мешок, пошёл в лабаз за едой. В небе набухала какая-то неприятность, и всё вокруг напряглось как кот, напрудивший лужу на ковёр – то ли его начнут совать туда носом сразу, то ли лужа успеет высохнуть, и хозяин ничего не заметит.
У лабаза я увидел своего приятеля Леонида Александровича Гольденмауэра, такого же длинного, как и его фамилия. Лёня курил длинную сигару, приобняв мосластую барышню с большим бюстом, плохо умещавшимся в рискованной кофточке.
- Иди сюда, писатель, - сурово сказал он. – Вот, познакомься… А, впрочем, неважно.
- У нас тут возникла мысль поехать к Евсюкову на дачу, - продолжил Лёня. – Что скажешь? Шашлыки там, купание по-взрослому, ночь нежна и прочий скот Фицжеральд.
При словах о купании мосластая сделала движение бюстом.
- А ты договоришься с Рудаковым, - закончил Гольденмауэр.
Я понял, зачем я им был нужен. Рудаков не жаловал Гольденмауэра за вальяжность и эмигрантскую жизнь. А меня, наоборот, жаловал – за вещмешок, тельняшку и ещё за то, что мы пели с ним «Раскинулось море широко» на палубе одного гидрографического судна. Поэтому я долго ковырялся носком ботинка в асфальте, пока Гольденмауэра окончательно не обсыпал меня вонючим сигарным пеплом.
И мы пошли к Рудакову.

Извините, если кого обидел.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments