Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

Category:

История про Робинзона. Определённо, вторая.

Мирский, кстати, писал: «Точен Дефо всегда; но очень часто эта точность не основана ни на каких сведениях. География Робинзона довольно фантастична. Описание берегов Африки между Марокко и Сенегалом ровно ничему не соответствует. Климат Робинзонова острова, описанный с такой научной точностью, не только не климат острова около устьев Ориноко, но вообще климат, не существующий в природе». Остров Робинзона – настоящая утопия.
В целях изучения совершенно другой топии, я читал Турнье на пару с Кутзее.
Кутзее написал очень странный роман, короткий как сон, набитый видениями. Робинзон внутри этого сна похож на даосского монаха, что не пользуется ничем из корабельного наследства. Он деревянной лопатой готовит остров к террасному земледелию, которым займутся неизвестные новые обитатели. Пятница его бессловесен, язык его надрезан и болтается во рту никчемным обрубком. Этого Робинзона видит женщина, случайно оказавшаяся на острове, она же видит и де Фо – будто передаёт эстафету от одного к другому, будто мадам де Сталь из нашумевшего в своё время романа шарова, инициирует их загадочным образом. А чуть скосит читатель глаза – нет ничего, не Пятницы, ни Робинзона, всё это бред сочинителя, тени на воде. Ну так напряжёт зрение – и теней нет, лежат под водой погибшие корабли, рыбы проплывают между матросских рёбер, выплывают из пустых глазниц.
Робинзон Турнье был внешне похож на свой прототип, но видно было, что он склеен из другого текста – остров принимал его в себя, как блудного сына, вернувшегося к родному порогу.
Этот Робинзон переживал все стадии цивилизации, упираясь в new age, менял Пятницу на Четверг.
Пятница, будто развивающие страны в капитализм, стремился в большой мир, а Робинзон оставался на берегу всё такого же чистого, девственного острова с маленьким юнгой-беглецом.

Отчего-то русская литература миновала образ Робинзона – как-то он не вписался в квартиру, где студенты машут топорами, ссорятся на кухне из-за рисовых котлет и старшая сестра влюблена в убийцу ухажёра сестры младшей. Говороили, правда, что всё толстовство из «Робинзона» (Урнов), но нет в этом уверенности.
Это, наверное, что-то означает.
От философской загадки Робинзона остался только вопрос на комсомольских диспутах шестидесятых годов прошлого века – «Какую бы книгу ты взял с собой на необитаемый остров» Тьфу. Известно какую.


Извините, если кого обидел.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments