Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

Category:

История про игры (XVIII)

В примере объединения шахматистов вокруг европейских кофеен хорошо видна модель возникновения игровых клубов. Точно так же возникают замкнутые монашеские ордена толкиенистов и обучающие ордена игроков. Так же (по той же схеме) возникают объединения сочинителей Живых Журналов, группирующиеся в Москве вокруг определенных заведений общественного питания. Хейзинга пишет: «Игровая ассоциация обладает общей склонностью самосохраняться, консервироваться, даже когда игра уж сыграна. Не каждая партия игры в камушки или в бридж ведет к образованию клуба. Но объединяющее партнере по игре чувство, что они пребывают в некоем исключи тельном положении, вместе делают нечто важное, вместе обособляются от прочих, выходят за рамки всеобщи норм жизни, – это чувство сохраняет свою колдовскую силу далеко за пределами игрового времени. Клуб идёт игре, как голове шляпа. Было бы слишком легкомысленно недолго думая наклеить ярлык чисто игрового сообщества на все, что этнология называет фратриями, возрастными классами или мужскими союзами. Однако нам еще не раз предстоит убеждаться, насколько сложными бывают попытки начисто исключить из игровой сфере долговременные общества, группировки, корпорация прежде всего в архаических культурах, с их в высшей степени солидными, торжественными и даже священными играми».
И тогда наступает ответственность игрока перед игрой.

Извините, если кого обидел.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments